Слово и стиль языка

Употребление слова зависит от целого ряда условий — язы­ковых и неязыковых, связано с его многозначностью, способ­ностью к синонимии, антонимии, с его образностью, степенью известности всем говорящим или ограниченному кругу людей, имеющих общие интересы, профессию, социальное или возра­стное положение, проживающих на одной территории.

Один смысл в различных речевых ситуациях передается одинаковозначными словами с разной стилистической окрас­кой: лицо, лик, морда; списать, сдуть; купить, приобрести, достать и др.

Эта способность слов называется стилистической синони­мией.Она помогает языку существовать как система стилей.

Стиль — это исторически сложившаяся совокупность средств языка, соответствующая той или иной сфере обще­ния — официальной или неофициальной. Официальную сферу общения обслуживают научный, публицистический, офици­ально-деловой стили, неофициальную — разговорный стиль. Особняком стоит художественный стиль, потому что он поль­зуется средствами всех стилей для создания художественных образов.

Лексическая система языка предоставляет говорящему вы­бор из стилистической парадигмы, в которую входит нейтральная лексика (0), высокая лексика (+) и сниженная лексика (-): говорить (0) — вещать (+) — болтать (-); глаза (0) — очи (+) — зенки (-).

Эти пласты лексики отличаются разной степенью употре­бительности и сферой употребления. По степени употребитель­ности выделяется лексика активногои пассивного запаса.Слова активного запаса — общеупотребительные, характерные для любого стиля в любой обстановке общения: день, ночь, конец, начало, вчера и др. Они не имеют оттенка устарелости или новизны. На фоне активной лексики выделя­ются слова пассивного запаса. Это слова, редко употребляемые в повседневном общении и не всегда понятные носителям язы­ка. Это либо потерявшие активность слова, устаревшие — ар­хаизмы и историзмы: государыня, денщик, городовой; либо не-

давно появившиеся слова, непривычные, не вошедшие в общее употребление: презентация, медиахолдинг, клонирование.

Лексика активного запаса формирует нейтральные (межстилевые) слова. Лексика пассивного запаса связана с книжными словами. Они характерны для письменной речи, употребляются в торжественных ситуациях, при офици­альном общении. Особую роль играют поэтизмы — слова с высокой экспрессией, эмоционально окрашенные, оценоч­ные; они встречаются в устном народном творчестве: лазоре­вый, яхонтовый; в поэзии: лилейный, флер, мирт, денница, божественный и др.

С точки зрения сферы употребления выделяются две основ­ные группы слов — общенародные слова и слова ограниченного употребления: термины ис­пользуются среди людей, работающих в одной отрасли науки (физиков, филологов, медиков); профессионализмы — слова, характерные для людей одной профессии; жаргон­ные слова и арготизмы связаны с родом занятий лю­дей, их наклонностями, возрастом, взглядами; диалек­тизмы — слова, известные людям, проживающим на одной территории.

Диалектная лексика — это слова, свойственные какому-ни­будь одному говору или нескольким говорам: баско — 'хоро­шо, красиво' (новгородское), похлея — 'путь' (владимирское), боршать — 'ворчать' (вологодское). Этнографические диалек­тизмы обозначают особенности материальной культуры насе­ления: сарафан — севернорусское, панева — южнорусское (вид женской одежды).

Термины и некоторые профессионализмы характерны для письменной речи, официального общения. Жаргон, арго, ди­алектизмы употребляются в разговорном стиле языка, при неофициальном общении.

Нейтральная (межстилевая) лексика

Нейтральные слова употребляются в любой ситуации: в устной непринужденной беседе, в научных статьях, учебни­ках, в художественной литературе и т. д. Они обслуживают все стили речи, составляют большую часть русской лексики — по подсчетам ученых, на 100 слов русского языка приходится 75

слов нейтральных. Четвертая часть всего русского лексическо­го запаса приходится на долю стилистически окрашенных слов — книжных (высоких) и разговорных (сниженных). Они закрепляются в употреблении за тем или иным стилем и при­обретают функциональные качества только на фоне нейтраль­ной лексики: шествовать и топать известны на фоне нейт­рального идти; почивать и дрыхнуть — на фоне спать.

Однако некоторые понятия, относящиеся по природе своей к речевым ситуациям одного типа (низким или высоким), мо­гут не иметь нейтральных слов для своего обозначения: только «высокое» (трибун, оратор) либо только «сниженное» (гово­рун, болтун, оболтус, глупец, дурак). В силу своей оценочной окраски эти слова не могут быть межстилевыми, т. е. употреб­ляться во всех функциональных стилях.

Нейтральные слова — это вся общеупотребительная лекси­ка русского языка: стол, окно, учитель, синий, русский, хо­дить, беречь. К ним принадлежат слова любой части речи, кроме междометий ай! эх! о! у! и др. — они никогда не упо­требляются в официально-деловой и научной речи.

В языке нейтральные слова объединяются в тематические группы, которые входят в активный словарный запас, и без них не обходится ни одна речевая ситуация: группа слов, обо­значающих время: когда, сегодня, сейчас, завтра; столетие, век, год, месяц, неделя, день, утро, вечер, ночь; час, минута, секунда, будущее, прошлое и т. д.; место: где, здесь, там, справа, слева, сзади, впереди, наверху, внизу; земля, страна, республика, дом, квартира и т. д.; группа слов, отрицающих существование: нет, не, ни, никакой, никто; группа слов, указывающих налицо: я, ты, он.

Основу любого текста, в том числе научного и официально-делового, составляет нейтральная лексика активного запаса: «Русский язык действительно выковал себе очень сложную, а потому и отзывчивую систему выразительных средств» (Л. В. Щерба). Здесь нейтральные слова русский, язык; дейст­вительно, себе, очень, сложный, а, потому, отзывчивый, средства. Нейтральная лексика не только «скрепляет» любой текст, составляет его основу, но и помогает избегать вульгар­ных выражений в устной разговорной речи, которая при отсут­ствии нейтральных слов становится убогой и пошлой; ср.: украли одежду сперли барахло. Еще один вариант в этом

ряду — похитили носильные вещи — отличается неестествен­ностью, напыщенностью, кажется лишним в устной речи.

Однако нейтральность межстилевой лексики не означает ее невыразительности; с ее помощью мастера прозы и поэзии до­биваются высокой образности и эмоциональности текста, его воздействующей силы:

Когда в лунную ночь видишь широкую сельскую улицу с ее изба­ми, стогами, уснувшими ивами, то на душе становится тихо; в этом своем покое, укрывшись в ночных тенях от трудов, забот и горя, она кротка, печальна, прекрасна, и кажется, что и звезды смотрят на нее ласково и с умилением и что зла уже нет на земле, и все благополуч­но. Налево с края села начиналось поле; оно было видно далеко, до горизонта, и во всю ширь этого поля, залитого лунным светом, тоже ни движения, ни звука (А. Чехов).

Межстилевая лексика получила название нейтральной не потому, что она невыразительна, а потому, что на ее фоне осо­бенно заметна стилистическая окрашенность других пластов лексики — книжного и разговорного.

Книжная лексика

Пласты книжной лексики характеризует функционально-стилевая или эмоционально-оценочная окраска либо обе одно­временно. К книжной лексике относится научная лексика — термины и профессионализмы (ограниченные сферой употреб­ления), высокая лексика — архаизмы, историзмы, неологиз­мы (ограниченные степенью употребительности), слова заим­ствованные — старославянизмы, англицизмы, американизмы, галлицизмы и др. На их основе развиваются книжно-письмен­ные стили речи.

У этих слов есть общее свойство — принадлежность почти исключительно к письменной речи. Ее подготовленность, об­думанность, соответствие нормам, установка на официальное общение определяют характерные черты книжной лексики. Она отражает специальные знания говорящего (в области раз­личных наук), область его профессиональной деятельности (производства), уровень культуры и образования.

Научная лексика отличается разной степенью книжности. Термин — слово, точно обозначающее понятие в науке.

Термины делятся на общенаучные (умеренно книжные): резю­ме, альтернатива, функция, аргумент, дефиниция, диалек­тика, квалификация; узкоспециальные (высокая книж­ность): в математике — квантор, факториал, гипотенуза, ка­тет; в информатике — компьютер, файл, плоттер, сканер, сервер; в лингвистике — полисемия (многозначность), синони­мия (одинаковозначность), омонимия (разнозначность), семан­тика, синтаксис.

К книжной лексике относятся и профессионализ­мы — слова или выражения, употребляемые людьми, объ­единенными одной профессией. В отличие от термина, это сло­ва, не узаконенные наукой, обозначающие как бы полуофици­альное понятие, в котором может отражаться эмоциональная сторона, оценка: подвал — 'нижняя часть газетной страницы', шапка — 'общий заголовок для нескольких статей' и др.

Архаизмы, историзмы, неологизмы широко используются в сфере публицистики, ораторской речи. Это высокие слова, окрашенные и функционально, и экспрес­сивно. Их значение одновременно выражает и предметный, и оценочный смысл: вопиющий — 'вызывающий негодование' (и «это плохо»); ярый, оплот, творец и т. д. Архаизмы и исто­ризмы относятся к лексике пассивного запаса, имеют помету «устар.».

Историзмы — это названия исчезнувших предметов, они способны либо создавать колорит ушедших времен: коль­чуга, шлем, гусар, либо напоминать о недавно минувшем: ку­лак, нэп, дружина. Многие историзмы возвращаются в язык в новом качестве: Дума, сенатор. Историзмы не имеют синонимов.

Архаизмы представляют собой названия существую­щих вещей и явлений, вытесненные словами-синонимами активной лексики: лицедей актер, всуе напрасно, ве­дать знать, пиит поэт, алкать желать, туга печаль, вежды веки, перст палец, сей этот, во­рог враг, т. е. имеют синонимы.

Историзмы и архаизмы часто придают речи торжествен­ное, высокое звучание: отражают античную символику и об­разность, в подавляющем большинстве случаев их можно оха­рактеризовать как поэтическую лексику, часто заимствован­ную из греческого, латыни, старославянского (лира, грация,

Эллизиум, мирт, лавры, Парнас и т. д.). Такая высокая лек­сика диктует стилевую организацию текста:

Богиня красоты, любви и наслажденья! Давно минувших дней, другого поколенья Пленительный завет! Эллады пламенной любимое созданье, Какою негою, каким очарованьем Твой светлый миф одет! (И. Тургенев).

Неологизмы — один из самых подвижных, измен­чивых пластов русской лексики. Слова «на время» (век их жизни — от появления нового значения до утраты новизны и свежести; ср.: спутник и телевизор), они отличаются осо­бой образностью и являются незаменимым средством в пуб­лицистике, где информация также динамична: быстро рож­дается, недолго остается новой, актуальной, важной. В пуб­лицистике особую роль играют смысловые неологизмы — известные ранее слова с новым значением: раунд — 'цикл, се­рия каких-либо действий' {раунд переговоров); ниша — 'место того или иного политического явления или деятеля в общест­венной жизни' (политическая ниша); сценарий — 'предпо­ложение, план, предусматривающий ход, осуществление чего-то' (сценарий реформ, сценарий переговоров; ср.: сценарий фильма); пиратство — 'незаконный выпуск компакт-дисков, видеокассет и т.д.'; челнок — 'человек, занимающийся ком­мерческим туризмом*.

Среди неологизмов распространены заимствования. Как правило, они пришли из конкретной общественной сферы — военной, спортивной, медицинской, экономической; напри­мер: трейдер — 'человек, занимающийся торговыми операци­ями'; промоушен — 'поддержка, патронаж'.

Выразительность многих публицистических текстов созда­ется сочетанием общеупотребительных слов с неологизмами, архаизмами и старославянизмами:

Слишком тяжко это бремя вообще. Власть по своей природе как феномен — монстр, чудовище, и бродячий сюжет о Драконе — одно из величайших предостережений культуры. Но вдвойне опасна власть непримиримых борцов, революционеров. Диссиденты, в про­шлом репрессированные, у власти — один из самых тревожных зна­ков нашего времени, потому что в Ланселотах народ видит не просто лидеров: мессий. Спасителей. Надежду («Известия*).

В художественной речи средством создания образа, особой экспрессии могут быть индивидуально-авторские неологизмы:

Полноструйный родник, полнозвучный, Мой родной, мой природный родник, Вновь к тебе (ты не можешь наскучить!) Неотбрасываемо я приник. И светло мне глаза оросили Слезы гордого счастья, и я Восклицаю: ты — символ России, Изнедривающаяся струя! (И. Северянин).

Особое место в книжной лексике занимают слова и обороты официально-деловые. Их стилистическая окраска — исключительно функциональная, они ограничены конкретной сферой общения; часто используется лексика пассивного запа­са: деяние, дееспособный, содеянное, кара, возмездие, ниже­подписавшийся, вышепоименованный и др. В пределах офици­ально-делового стиля эти слова не несут экспрессивной нагруз­ки, связанной со степенью их устарелости, не являются архаизмами. В силу устойчивости, стабильности делопроиз­водства, строгости законодательства официальная лексика отличается особым «оттенком» значения — формальности, официоза. Регулярная повторяемость лежит в основе таких штампов, как заслушав и обсудив, констатирующая и по­становляющая части решения, поставить на голосование, слушание по делу, подвести черту, истекший срок, входя­щий и исходящий номер и т. д.

Таким образом, книжная лексика русского языка форми­руется следующими пластами слов пассивного запаса: тер­минами, профессионализмами, архаизмами, неологизмами, заимствованными словами. Они отмечены функциональной принадлежностью к языку науки, публицистики, законов и делопроизводства, художественных текстов. В зависимости от цели общения эти пласты русской лексики окрашиваются экс­прессивно, выражая эмоцию или оценку как структурой сво­его значения, так и принадлежностью к высокому стилю, упо­треблению в торжественных ситуациях. Такая лексика имеет характеристику «высокое». Совмещение функциональной и экспрессивной окраски зависит от цели общения и свойствен­но более всего публицистическому стилю и стилю художест­венной речи.

ПО

Лексика устной речи

Разговорная лексика отличается экспрессивной стилис­тической окраской, в ней велика доля оценочных и эмоцио­нальных добавочных значений. По сравнению с нейтраль­ной эта лексика выступает как стилистически сниженная. Ученые подсчитали, что на долю разговорной лексики в рус­ском языке приходится в два раза больше слов, чем на до­лю книжной. Напомним, что стилистически окрашенных слов (высокого или сниженного стиля) в русском языке в три раза меньше, чем нейтральных. Лексика устной речи име­ет характерный разговорный колорит и не употребляется в специальных стилях письменной речи — научном, публи­цистическом (за исключением выражения экспрессивности), официально-деловом. В художественной речи разговорная лексика является средством создания образа, речевой харак­теристики:

И тогда Василий Теркин Словно вспомнил: — Слушай, брат.

Потерять семью не стыдно — Не твоя была вина. Потерять башку — обидно, Только что ж, на то война.

Потерять кисет с махоркой,

Если некому пошить, —

Я не спорю, — тоже горько,

Тяжело, но можно жить,

Пережить беду-проруху,

В кулаке держать табак,

Но Россию, мать-старуху,

Нам терять нельзя никак (А. Твардовский).

Основная сфера употребления разговорной лексики — по­вседневное бытовое и профессиональное общение в неофици­альной обстановке.

Сниженную окраску имеют два пласта устной речи — раз­говорная лексика литературного языка и просторечие (оно на-

ходится за пределами литературного языка как лексика огра­ниченного употребления).

К разговорной лексике можно отнести и жаргонную лексику (лексика профессиональной или социальной группы) и частично арготизмы. Большинство слов имеет оценоч­ную окраску, выражающую отношение говорящего к предме­ту: гуляка, чистюля, зубрила; к признаку: зубастый, носа­тый; к действию: впихнуть (всунуть), озадачить, надуть (обмануть), удрать (уйти). Главное — не путать лексику уст­ной разговорной речи с лексикой межстилевой, наиболее близ­кой по свойствам к разговорной. К нейтральным, а не к раз­говорным словам относятся делать, дом, идти, хороший, десять, мой, ты и т. д. Проверить нейтральность или разго­ворность слов можно простым приемом — вставить слово в официальный текст любого жанра письменной речи — доку­мента, закона, газетной информации. Если слово окажется в тексте «инородным», оно относится к разговорной лексике: многовато, раздевалка, поспать, глуповато и др. На разго­ворную лексику большое влияние оказывает словообразова­ние, прежде всего специальные способы сокращения словосо­четания: читалка, газировка, электричка и т. д., а также спе­циальные суффиксы: бродяга, доходяга, стиляга, деляга; галдеж, скулеж; зубрежка, ветрюга; втихомолку, потихонь­ку, полегоньку. Разговорная лексика не выходит за пределы разговорного стиля.

Неологизмы, отражающие изменение значения уже извест­ного слова, также чаще используются в устной речи. Можно предположить, что они проникают из арго — лексики груп­пы людей, которые хотят сделать свой язык «тайным», непо­нятным для окружающих. Очевидно, причина появления но­вых значений слов состоит в стремлении «засекретить» значе­ние под другим названием: навар — 'прибыль', наколка — 'обман, розыгрыш', наезжать — 'идти с кем-либо на конф­ликт, ссору', раскручивать — 'помогать делать карьеру' (не­бескорыстно), прикол — 'шутка', загрузить — 'выдать слиш­ком много информации' и т. д.

К разговорной лексике относятся многие слова-профессио­нализмы, которые используются в неофициальном общении: кирпич — 'знак, запрещающий проезд', застолбить — 'дого­вориться', текучка — 'постоянные, непрекращающиеся мел­кие дела' и т. д.

К устной лексике относится и просторечная, выхо­дящая за пределы литературного языка. Это слова грубоватые и грубые, отличающиеся сильной экспрессией: забулдыга, фе­фела, дылда, зануда, трепач, сопляк, жмот, оплеуха, обор­мот, шатия, шантрапа, пустобрех, башка, рожа, зенки и пр. Среди грубо-экспрессивной лексики подавляющая часть имен существительных выражает негативную оценку челове­ка или каких-либо черт его портрета, поведения. Резко отри­цательное отношение говорящего — осуждение-возмущение, презрение — выражается и в просторечных прилагательных и глаголах: одурелый, муторный, плюгавый, нахрапистый; проворонить, садануть, вбухать, размусоливать, лопать, хапать, окрыситься и т. д.

Просторечная лексика заметно ниже по стилю, чем слова разговорной речи. Как правило, употребление просторечных слов свидетельствует о невысоком уровне культуры говоряще­го. Однако выразительность таких слов, их экспрессия в ка­кой-то мере компенсируют их грубость, позволяют точно вы­разить отношение к человеку.

Жаргонная лексика — это принадлежность социаль­ной (объединенной по профессии или роду занятий) или воз­растной группы людей, которая стремится обособиться от других, замкнуться. Особенно активно тяготеет к обособлению молодежный жаргон. Здесь существуют многочисленные на­звания лиц по взглядам, манере поведения, образу жизни: не­формалы, рокеры, панки, люберы, качки, лохи, стригуны и т. д. Молодежный жаргон чаще использует заимствования из других языков: чао, гуд бай, герла, салют, адью (варвариз­мы) и др., сокращения слов типа телик, велик, видик. Жар­гонные слова неустойчивы во времени.

Влияние лексики устной речи на некоторые жанры пись­менной речи велико. Как средство создания образности, вы­ражения оценки-иронии, оценки-осуждения, разговорная и просторечная лексика жаргонного происхождения исполь­зуется в газетном жанре, например: «Кино по имени "ви­дик"*.

Стилистические ресурсы русской лексики неисчерпаемы. Богатство и разнообразие стилистических характеристик лек­сического запаса умножаются многозначностью и синони­мией. Взаимодействие этих свойств создает функционально-

стилевую и эмоционально-экспрессивную окраску русской лексики. Стилистическая окраска проявляется в парадигме из трех элементов: высокое (книжное, письменное) — ней­тральное (межстилевое) — сниженное (разговорное, устное). Каждая из окрасок выделяется на фоне нейтраль­ности общеупотребительной, не ограниченной стилями язы­ка, активной лексики. Лексику той или иной стилистической окраски представляют определенные пласты слов в русском языке: книжную — слова науки: термины, профессионализ­мы; поэтические (высокие) слова, слова пассивного словарного запаса — архаизмы, историзмы, неологизмы, а также отдель­ные группы заимствованной лексики. Эта лексика использует­ся в научном, публицистическом, официально-деловом стиле и стиле художественной речи.

Разговорную лексику представляют такие пласты слов, как разговорные и просторечные, жаргонные слова и арготизмы. Нейтральная лексика употребляется во всех сферах общения, стилях и жанрах, не вносит никаких стилистических окрасок. К художественной речи термин «нейтральная» применяется условно, потому что поэт или писатель достигает с ее помощью величайшей образности; ср.:

1. Под небом мертвенно-свинцовым Угрюмо меркнет зимний день, И нет конца лесам сосновым, И далеко до деревень.

Один туман молочно-синий, Как чья-то кроткая печаль, Над этой снежною пустыней Смягчает сумрачную даль (И. Бунин).

2. Ямщик поскакал; но все поглядывал на восток. Лошади бежали дружно. Ветер между тем час от часу становился сильнее. Облачко обратилось в белую тучу, которая тяжело подымалась, росла и постепенно облегала небо. Пошел мелкий снег — и вдруг повалил хлопьями. Ветер завыл; сделалась метель. В одно мгновение темное небо смешалось со снежным морем. Все исчезло. «Ну, барин, — закричал ямщик, — беда: буран»... (А. Пушкин).

112. С помощью толкового словаря определите стилистическую
окраску и принадлежность к стилю языка (нейтральное, книжное,
разговорное, поэтизм) следующих слов. Обратите внимание на допол­
нительные пометы (шутл., ласк., пренебр. и др.) в словарях.

Эпицентр, тлетворный, спецовка, воин, вояка, ветряк, фыркать, жаждать, интеллектуал, нижеподписавшийся, пакт, дивный, продленка, увековечить, бесшабашный, вприглядку, верхотура, шоу-бизнес, меморандум, вещать, стиляга, на­ехать, надлежать, взгрустнуть, аналог, повестка, садануть, со­глашение, работать, ветрило, лазурный, забвение, раб, подлунный, раструска.

113. К нейтральным словам подберите (там, где это возможно)
стилистические синонимы (составьте стилистическую парадигму).
В каких случаях синонимы отличаются оттенками значений?

Образец:

месть возмездие расплата.

Ароматный, удивить, образец, думать, портить, тащить, действительно, горевать, говорить.

114. Из любых газетных текстов выпишите 10 слов публицисти­ческой лексики (публицизмов) и 10 слов официально-деловой лек­сики.

115. Подберите к словам со сниженной окраской (разговорным и просторечным) межстилевые и книжные синонимы (если они есть). Укажите и другие значения многозначных слов.

Вкатить (выговор), отмотать (руки), водить (дружбу), вер­теться (около зеркала), вертеться (около старших), отбить (охоту), выкинуть (игрушку), выкинуть (номер — подшутить), прилипнуть (прозвище), прилипнуть (к человеку), перемена (белья), заядлый (игрок).

116. В отрывке из книги В. А. Сухомлинского «О воспитании»
найдите слова, имеющие книжную и высокую окраску, психолого-
педагогические термины и профессионализмы. Какие стилистиче­
ские функции они выполняют?

Детство — важнейший период человеческой жизни, не под­готовка к будущей жизни, а настоящая, яркая, самобытная, неповторимая жизнь. И от того, как прошло детство, кто вел ребенка за руку в детские годы, что вошло в его разум и сердце

из окружающего мира, — от этого в решающей степени зави­сит, каким человеком станет сегодняшний малыш.

Детство — каждодневное открытие мира. Нужно, чтобы это открытие стало прежде всего познанием человека и Отече­ства. Чтобы в детский ум и сердце входила красота настоящего человека, величие и ни с чем не сравнимая красота Отечества.

117- Выделите в текстах слова, относящиеся к традиционно-поэ­тической лексике. Определите их стилистическую функцию. Выпи­шите примеры устаревшей лексики: историзмы (если есть) и архаиз­мы.

1. Утешься, мать градов России,
Воззри на гибель пришлеца.
Отяготела днесь на их надменны выи
Десница мстящая творца.

Взгляни: они бегут, озреться не дерзают, Их кровь не престает в снегах реками течь; Бегут — ив тьме ночной их глад и смерть сретают, А с тыла гонит русский меч.

2. Так вот судьба твоих сынов,
О Рим, о громкая держава!
Певец любви, певец богов,
Скажи мне: что такое слава?
Могильный гул, хвалебный глас,
Из рода в роды звук бегущий
Или под сенью дымной кущи
Цыгана дикого рассказ? (А. Пушкин).

118. Выпишите сначала историзмы, потом — архаизмы. Подбери­те к архаизмам синонимы из активного запаса русской лексики.

1. Старики в серых сермягах встретили ее у дороги, кланя­лись в пояс и жаловались на бедность. 2.Через два дня Нико­лай ушел и не вернулся. Вся дворня ходила молчаливая. 3. На­дежду Осиповну словно ветром понесло в девичью1. Девки си­дели не дыша. 4. Арина перекрестилась и пошла. В людской она села на скамью, прямо и сложа руки на коленях. Уже бе­жал казачок с розгами на барынин зов; она еще больше побеле­ла и взялась рукой за сердце. 5. Оды писались и печатались ежедневно; многие из них были посвящены градоначальнику, а под конец всем прискучили. 6. Зимою был взят к Александру

гувернер. 7. Долго выбирали, и, наконец, Александра взялся воспитывать не кто иной, как сам граф Монфор (Ю. Тынянов).

119.Пользуясь словарем-справочником «Новые слова и значе­
ния», определите значение и стилистическое употребление новых
слов и слов, изменивших значение.

Экология, шоумен, суперхит, спонсор, менеджер, диск-жо­кей, телеметрия, ди-джей, галерист, ноу-хау, голография, Ду­ма (в значении 'парламент'), губернатор, мэр, телемост, бо­евик, реформатор, киношник.

120.Выпишите все разговорные, просторечные, диалектные сло­
ва. Объясните значение этнографических диалектизмов. Укажите 3
многозначных слова. Определите по словарю их значения, подберите
к каждому синонимы и антонимы (если возможно). С помощью эти­
мологического словаря определите происхождение данных слов, их
экспрессивные возможности. Можно ли их употребить как омоними­
ческие слова?

1. Во дворе перед глазами мужиков без всякой надобности,
просто так, по своей охоте, кудахтали и били крыльями куры,
чирикали молодки, от тепла и удовольствия повизгивал при­
валившийся к огородному пряслу боров. 2. Я-то по-городскому
не умею, во всю жисть только раз там и была, а она-то, поди,
из деревни вышла, могла бы со мной и по-деревенски поразго­
варивать. 3. Было спокойно, ровно, с редкими, привычными
звуками: животина ли прокричит, или скрипнет калитка, или
где-то сорвется как бы ненароком человеческий голос — все не
для слыху и не для отклика, а для того лишь, чтобы кругом
при живых не казалось пусто и мертво (В. Распутин).
__________________________________________________ <#>

Ф/мзеоаогия