1. Предмет римского частного права. Разграничение jus privatum и jus publicum.

Римское право –– это система рабовладельческого права древнего Рима, получившая наибольшее развитие в эпохи принципата и абсолютной монархии.

Римские юристы различали право публичное (jus publicum) и право частное jus privatum. Ульпиан разграничивает эти сферы права таким образом, что публичное право — это право, которое относится к статусу Римского государства, а частное право — то, которое относится обеспечивает интересы отдельных лиц. Критерием разграничения областей частного и публичного права, по мнению Ульпиана, служит характер интересов, защищаемых правом: к области публичного права принадлежат нормы права, ограждающие интересы государства; к области частного права — нормы, ограждающие интересы отдельных лиц.

В соответствии с указанным противопоставлением публичных и частных интересов сферы публичного и частного права различались и по методу (способу) регулирования отдельных общественных отношений. Нормы публичного права носили императивный (обязательный, властный) характер. В частном же праве преобладают нормы, которые предоставляют заинтересованным лицам возможность самим определять складывающиеся отношения (уполномочивающие нормы), а также восполнительные, условно-обязательные, диспозитивные нормы (например, римскому гражданину было предоставлено уполномочивающей нормой право составить завещание и указать в нем, кто будет его наследником, но если данный гражданин этим правом не воспользовался, диспозитивная норма указывает, кто призывается к наследованию). Уполномочивающий характер нормы означает, что данное конкретное отношение урегулировано не императивной нормой права, а определено сторонами. Например, в Законе XII Таблиц есть правило в отношении договоров: «как они договорятся, то пусть так и будет», «пусть то и будет.

Римское частное право имело предметом своего регулирования отношения имущественного характера, основанные на равенстве сторон и возникающие между лицами, населявшими территорию Римского государства.

И.Б.Новицкий справедливо указывает, что римское частное право может обозначаться современным понятием «Римское гражданское право», поясняя, что термином «гражданское право» в современных системах права обозначают в основном ту область права, которая регулирует имущественные и личные неимущественные отношения в данном обществе. Однако при этом он советует не забывать следующее. В латинском языке слову «гражданский» соответствует слово civilis. Тем не менее, jus civile в Римском праве по своему содержанию не тождественно современному термину «гражданское право». Jus civile в Римском праве имеет другое значение. Этим термином, прежде всего, обозначается исконное национальное древнеримское право, распространяющее свое действие исключительно на римских граждан — квиритов; поэтому оно именуется также квиритским правом.

В этом смысле jus civile противопоставляется праву народов (jus gentium), действие которого распространялось на все римское население, включая перегринов.

Поскольку jus gentium регулировало имущественные отношения, возникавшие и между перегринами, и между римскими гражданами, и между теми и другими, оно представляло собой разновидность Римского права. Термином jus gentium римские юристы обозначали и представлявшуюся им более широкой философскую категорию –– право, общее для всех народов, полагая, что сюда входят правила, подсказываемые самой природой человека. Для обозначения этой категории они употребляли также выражение jus naturale — естественное право.

Jus civile в других случаях противопоставляется той системе права, которая сложилась в практике преторов (и некоторых других магистратов), и именуется преторским правом. В этом противопоставлении jus civile обозначает нормы права, исходящие от народного собрания, позднее — сената.
2. Основные институты и система римского частного права.

Частное римское право содержало стройную разработанную систему норм, регулирующих различные виды имущественных и иных отноше­ний, и вследствие этого оно стало предметом анализа и изучения не только в научных кругах, но и в учебном процессе.

Основные институты римского частного права:

правовой статус лица в Древнем Риме;

правовое положение субъектов в имущественных отношениях;

брачно – семейные отношения;

вопросы защиты частных прав;

вещные права;

обязательственное право;

наследование.

   Систематизация римского права - это определенный порядок группировки (расположения) правовых норм частного римского права. В теории выделяют две системы группировки правовых норм:

• пандектная,

• институционная.

Пандектная система включает один общий и четыре специальных раздела:

• вещное право;

• обязательственное право, семейное право;

• наследственное право.

Такая система была характерна, например, для германского частного права и действовала в Германии в XVI - XIXвеках.

Римское же частное право было построено по институционной системе.

В институционной системе отсутствует общая часть, а специальные разделы делятся на следующие группы:

• субъекты права;

• вещное право;

• обязательственное право;

• наследственное право.

Очевидно, что институционная система уступает пандектной как с точки зрения юридической техники (совершенства), так и по существу.

Однако система римского частного права постоянно развивалась, совершенствовалась и в связи с этим остается ценным источником для изучения и использования.

Римское частное право в своем развитии прошло три этапа:

• Первый этап:период доклассического римского права, который начинается с древнейших времен и заканчивается в I веке н. э. На данном этапе римское право служило в основном для регулирования патриархальных общественных отношений.

• Второй этап:период классического римского права, который начинается с I века н. э. и продолжается до конца III века н. э. На данном этапе римское частное право достигло своего наивысшего развития ("расцвета") и было приспособлено для регулирования развитых товарно-денежных отношений.

• Третий этап:период абсолютной монархии, начавшийся с конца III века н. э. и продолжавшийся до конца VI века н. э. На данном этапе происходила в основном систематизация и кодификация норм римского частного права.

3. Основные этапы развития римского частного права и его исторические системы.

При периодизации Римского права принято обозначать три основных периода:

1 Древнейшее римское право (царский этап, ранняя республика)

2. Классическое римское право (поздняя республика - принципат)

3.Постклассическое римское право (доминат)

Источники римского права. На протяжении римской истории имели значение следующие виды источников права: 1) обычное право; 2) закон; 3) эдикты магистратов; 4) деятельность римских юристов; 5) кодексы римского права.

До пятого века до н.э. единственным источником права были обычаи. Право было неписаным.

Первая римская кодификация – Законы Двенадцати Таблиц. (451-450 гг. до н.э.) Законы Двенадцати Таблиц представляют собой не что иное, как запись норм обычного права с заимствованиями из права Древней Греции).

Законы XII таблиц были выработаны комиссией 12 (децемвиров). Свое название они получили от того, что были , начертаны на 12 деревянных досках-таблицах, выставленных для всеобщего обозрения на главной площади Рима, в его политическом центре — Форуме.

Закон был принят Народным собранием в два этапа. Первым этапом в 451 году до н. э. было принято 10 таблиц, а в следующем 450 г. — ещё две. Целью этого закона было ослабить патрициано-плебейское противостояние с помощью внедрения в традиционный аграрный порядок равного для всех частного и уголовного права. Наиболее значимый факт - введение денег (ais) в форме распространённых в то время медных монет, которые взвешивались и в соответствии с весом получали номинал.

Для ЗДТ характерен исключительный формализм, коллективисткие начала (институт общинной собственности, участие сородичей), ЗДТ выставлялись на городской площади, бытует мнение, что юноши, вступая в пору совершеннолетия, должны были сдавать экзамен на предмет знания ЗДТ наизусть.

Закон Пэтелия – 4 век до н.э. - этим законом была отменена казнь должника и продажа его в рабство.

Закон Аквилия – 3 век до н.э. - по обязательствам из причинения вреда.

К числу законов следует относить и постановления принцепцов (императоров). Эти постановления носили название «конституции» и были четырех видов: а) эдикты – общие распоряжения, обращенные к населению; б) рескрипты – распоряжения по отдельным делам; в) мандаты – инструкции императоров своим чиновникам; г) декреты – решения по поступающим на рассмотрение императора спорным делам.

У римлян кроме обычаев и законов был и другой источник права – эдикты судебных магистратов. Эдикт – акт власти того или иного магистра. Эдикт действовал в течение того времени, которое издавший его претор был у власти. Еще одним источником права у римлян была юриспруденция. Этот термин обозначает непосредственную деятельность юриста, которая может обретать разнообразные формы: трактаты по праву, толкования законов, консультации, учебники по праву. Одним из примеров могут быть Институции Гая. Институциями обычно назывались учебники по праву, которые использовались не только в качестве обучения в школах юристов, но и в судебной практике.

Юристы составляли формулы различных частноправовых актов, давали советы относительно предъявления иска и порядка ведения возбужденного дела. Пятерка римских юристов: Гай, Ульпиан, Паппиниан, Павел, Модестин.

Первые акты кодификации были неофициального характера. Потом уже эта работа проводилась и под эгидой императора.

Важнейшим источником права являлись кодексы римского права, особенно кодекс византийского императора Юстиниана «Corpus inris civilis» (30-е годы Viв. н.э.). До нас дошло второе издание кодекса в 12 книгах, кроме того, до нас дошли так называемые «Новеллы» – постановления, принятые при жизни Юстиниана. Кодификация Юстиниана представляла собой систематизацию правового материала, с устранением из него устаревших положений в духе требований эпохи.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

4. Рецепция римского частного права: понятие, варианты, роль и значение.

Обще гуманитарное понятие рецепции — процесс заимствовании каких-то социальных институтов, правил, постулатов одним обществом у другого.

Рецепция права — процесс заимствования каких-либо правовых моделей одним государством у другого и использование в своей правовой системе.

Рецепция понимается в узком и широком смысле.

В широком смысле — это процесс заимствования у другого государства «духа» права, основных принципов, идей аксиом построения правовых систем.

В узком смысле — Это правовой феномен.

Государство заимствует у другого суверена его правовые нормы или целые институты и вводит у себя на территории в качестве действующего права.

Рецепция делится на прямую и косвенную.

Прямая рецепция — это когда между государством заимствующего и тем, у которого заимствуют не проходит временного интервала

Косвенная рецепция — это когда между государством, заимствующим и тем у которого заимствуют, проходит значительный исторический этап.

Рецепция (от reception — «принятие») — восстановление действия (отбор, заимствование, переработка и усвоение) того, нормативного, идейно-теоретического содержания римского права, которое оказалось пригодным для регулирования новых отношений более высокой ступени общественного развития.

1 волна массовой рецепции — эпоха Возрождения.

2 волна массовой рецепции — новое время.

В последней четверти 19 века написаны замечательные произведения, монографии.

Предметом рецепции являлось римское частное право. Римское публичное право перестало существовать с падением Рима.

Рецепция римского права обусловливалась:

1.Высоким уровнем римского права — наличием в готовом виде ряда институтов, регулировавших отношения развитого товарооборота, четкостью и ясностью правовых норм. Римское классическое право во многом было свободно от национальной ограниченности, приобрело черты универсальности и почиталось как «общее, высшее, научное право»;

2.Недостатками местного, в основном обычного, права. Обычное право было архаично, содержало многочисленные пробелы, неясности, противоречия.

Причины рецепции римского права:

1.Римское право давало готовые формулы для юридического выражения производственных отношений развивающего товарного хозяйства;

2.Короли, находя в римском праве государственно-правовые положения, обосновывающие их претензии на абсолютную и неограниченную власть, использовали их в борьбе с церковью и феодальными сеньорами;

3.Повышение интереса к римскому праву в силу широкого обращения эпохи Возрождения к античному творческому наследству.

Рецепция римского права — это сложный, многоступенчатый процесс заимствования на основе отбора, затем переработки применительно к своим условиям, усвоение, когда чужое становится органической частью собственного права.

5. Обычное право (mores majorum, consuetudines) и правовой прецедент (judicatum) как источники римского права.

Обычное право – древнейшая форма образования римского права.

Обычное право – совокупность общеобязательных правил поведения, сложившихся в Древнем Риме в результате их неоднократного использования, санкционированных и защищаемых государством, но не зафиксированных в каком-либо формальном акте.

Если такие сложившиеся в практике правила поведения людей не получали признания и защиты от государственной власти, они оставались простыми обычаями (бытовыми); если обычаи признавались и защищались государством, они становились правовыми обычаями, составляли обычное право, а иногда даже воспринимались государственной властью, придающей им форму закона.

Обычное право – неписаное право (ius non scriptum), восходящее к обычаям первобытного общества.

Нормы обычного права:

1. mores maiorum – обычаи предков;

2. usus – обычная практика;

3. commentarii pontificum – обычаи, сложившиеся в практике жрецов;

4. commentarii magistratuum – обычаи, сложившиеся в практике магистратов;

5. consuetudo – обычай в императорский период. В императорский период обычай не должен был противоречить закону; обычай не мог отменять указание закона. «Долго принявшийся обычай следует соблюдать как право и закон в тех случаях, когда не имеется писаного закона» (Дигесты).

Значение обычаев:

– заменяли указания других, более определенных источников права, прежде всего законов;

– свидетельствовали о способе применения законов и других источников права в юридической практике.

Для признания обычая правовым, т. е. дающим основание для защиты судом, он должен был:

– выражать продолжительную правовую практику в пределах жизни более одного поколения;

– выражать однообразную практику;

– воплощать неотложную и разумную потребность именно в правовом регулировании ситуации, т. е. далеко не все обыкновения могли составить правовое требование обычая (например, не создавали такового обыкновение «давать на чай», разные принятые формы отчетности, обычаи делать подарки и т. п.). Специфика правового применения обычая – ссылающийся на обычай должен был сам доказывать факт его наличия.

Прецедент - это увековеченный принцип.

Под прецедентом принято понимать характер поведения субъекта (субъектов) права в конкретной ситуации, которое рассматривается как образец поведения для других в аналогичных обстоятельствах. Правовой прецедент - это судебное решение по конкретному делу, которому государство придает силу общеобязательного в последующих спорах, и на которое нижестоящие суды обязаны опираться при решении подобных дел. (Учить) В России формально не является источником права. При этом, важно знать: де-факто, т.е. на практике, в РФ судебная практика является источником права.

Судебный прецедент является весьма распространенной формой права в современном мире. Юридическая практика в целом и судебная практика в частности фактически получили значение источника права еще в Древнем Риме, поскольку ряд институтов римского права складывался именно в ходе судебной практики. В отечественной науке судебный прецедент как источник права отрицался. Назначение судебной практики признавалось как средство формирования правосознания юристов, являющегося личностным механизмом разрешения юридически значимых дел. Иными словами, судебная практика рассматривалась как определенная идеология.

Этот источник права широко используется в англосаксонской системе права. Так, в Великобритании право создано королевскими Вестминстерскими судами, ибо общее право - это право судебной практики. Судебная практика в Великобритании и других государствах данной правовой семьи не только реализует право, но и создает норму права. Соответственно судьи исполняют роль субъектов правотворчества. Обязанность придерживаться норм права, уже содержащихся в общей части судебных решений, уважать судебные прецеденты вполне логична для права, созданного судебной практикой. Судьи в государствах с общей системой права обязаны придерживаться решений, принятых их предшественниками.

Судебный прецедент - источник права, в наибольшей мере раскрывающий своеобразие англосаксонской правовой системы. Возникший в Англии и распространившийся в десятках стран мира, он повсеместно остается в основе своей английским, хотя, конечно, и отражает специфику местных условий и британской колониальной политики.

6. Закон (leges, plebiscita, constitutiones principis) как источник римского частного права.

Законы (leges) – главное воплощение римского писаного права.

Для признания правового предписания в качестве закона необходимо было, чтобы он исходил от имеющего соответствующие полномочия органа, т. е. так или иначе воплощал весь римский народ, и чтобы он был надлежащим образом обнародован: тайный правовой акт не мог иметь верховной юридической силы. Для его принятия закон должен был быть доведен до сведения граждан – выставлен магистратом заблаговременно на специальном месте форума.

«Законы – имеющие предписывающий характер общие постановления, предложенные магистратом, принятые народным собранием и утвержденные Сенатом». Закон для придания ему должной значимости мог исходить только от законно избранного магистрата и только в пределах его компетенции. Римские законы и получали, как правило, наименование по его инициатору: закон Корнелия, закон Аквилия и т. д. Иногда наименование было двойным по двум именам, например закон Валерия-Горация.

Закон должен был содержать обязательные элементы:

1. praescriptio – вводная часть, или указатель обстоятельств издания;

2. rogatio – текст закона, который мог подразделяться на главы и т. п.;

3. sanctio – последствия нарушения закона и ответственность нарушителей.

Древнейший закон – Leges XII tabularum 451 г. до н. э. (Законы XII Таблиц). Их появление объясняют борьбой плебеев с патрициями за ограничение произвола. Законы XII таблиц установили одинаковые нормы для коренных жителей и плебеев, но не провели их равенства. Содержание Законов XII Таблиц отражает жизнь Рима – земледельческого общинного натурального хозяйства. Нет норм о меновой торговле, об обязательствах, за исключением займа.

Виды законов:

- lex perfecta, нарушение которых влечет недействительность сделки;

- lex minus quam perfecta – влечет невыгодные последствия без признания сделки недействительной;

- lex imperfecta – без санкции.

В Риме республиканского периода законами являлись постановления народного собрания – plebiscita. Причем народное собрание не имело законодательной инициативы. Чиновник, имеющий право созыва народного собрания, выдвигал на нем свой законопроект, который либо принимался в предложенном виде, как правило, с именем автора (uti rogas), либо отвергался полностью (antiquo). Частичные изменения в законе, не внесенные самим магистратом, римская практика не допускала.

Подвиды римских законов:

- lex как постановление народного собрания, имеющее высшую юридическую силу;

- plebiscitum – указ и распоряжение плебейской части римской общины, которые стали иметь силу закона по закону Гортензивса 258 г. до н. э.

В период с I до середины III в. основной формой законодательства стали постановления Сената – сенатусконсульты (senatusconsulta). Однако реально сфера сенатусконсульта все же несколько отличалась от полного закона: известные по содержанию сенатусконсульты в основном касались правовых форм деятельности магистратов и применимости их полномочий к разным территориям и типам правоприменения. Постепенно они были вытеснены постановлениями императора – конституциями. Конституции приобретают наименование leges, в отличие от прежде созданного права – jus vetus.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

7. Сенатусконсульты (senatusconsulta) и эдикты магистратов (edicta magistratuum) как источники римского частного права.

В Древнем Риме законом являлось решение комиций – народного собрания. Для этого требовалось содействие трех органов римского государства. Такими являлись:

1).Магистрат, имевший право созывать народное собрание (консул, диктатор, претор), должен был сначала выработать письменный проект закона.

2).Народ, собранный магистратом в комиций, мог принять или отверг­нуть проект целиком, но не обсуждал его, так что весь процесс прохождения закона сводился к вопросу магистрата͵ предлагающего закон, и поло­жительного или отрицательного ответа со стороны народа.

3)Наконец, закон, предложенный магистратом и принятый наро­дом, нуждался в ратификации или одобрении со стороны сената. Испрошенным законам противополагались к концу рес­публики законы, устанавливавшиеся по делœегации законодателя пол­ководцами в завоеванных провинциях.

Сенатусконсульты – постановления римского сената основной формой законодательных актов были с I по III в. н. э. в связи с невозможностью частого созыва народных собраний. В сенатусконсультах давались общие принципиальные положения, некоторые сенатусконсульты можно назвать неоформленными законами. Се­нат не имел законодательной инициативы. Его постановления чаще всœего являлись лишь оформлением предложений императора.

Императорские конституции – единоличные распоряжения императора, которые стали признаваться законом с III в. н.э.

Императорские конституции издавались в 4 формах: а) эдикты— общие распоряжения; б) декреты— решения по судебным делам; в) рескриптыответы на по­ступавшие к императорам вопросы; г)мандаты— инструкции чиновникам по административным и судебным вопросам.

Императорские конституции были позднее кодифицированы римскими юристами. Наиболее известными являются: кодекс Грегориана. Он собрал конституции, начиная с Адриана. Кодекс Гермотениана был выпущен в дополнение к кодексу Грегориана. Кодекс Феодосия (16 томов) был составлен Восточно-римским императором в начале V в. н. э. получил распространение как на Востоке, так и в Риме. Кодекс Юстиниана вышел в 529 ᴦ. н. э. После его составления было запрещено пользоваться другими кодексами.

Одной из форм правообразования для римского права, являются эдикты магистратов.

Термин ʼʼэдиктʼʼ происходит от слова говорю и первоначально обозначал устное объявление магистрата по тому или иному вопросу. С течением времени эдикт получил специальное значение программного объявления, какое делали республи­канские магистры при вступлении в должность. Юрист Гай писал, что особенно важное значение имели эдикты: 1) преторов правителей провинций, а также 2) куруль­ных эдилов, ведавших гражданской юрисдикцией по тор­говым делам.

Эдикт, содержав­ший годовую программу деятельности магистрата͵ называли постоянным. Формально эдикт был обязателен только для того магистрата͵ которым он был издан, и, следовательно, только на тот год, в течение которого магистрат находил­ся у власти.

Закон не может исходить от магист­рата͵ закон выражает волю народа; магистрат же в силу принадлежащей ему особой власти, именуемой imperium, руководит деятельностью суда и в данном порядке дает су­дебную защиту новым общественным отношениям, нуж­давшимся в защите и заслуживавшим

8. Правовая доктрина (responsa prudentium) как источник римского права.

В юридической науке до сих пор не уделено пристального внимания сущности и значению доктринальных, научных представлений о праве в рамках духовной жизни России и правосознания общества. Вместе с тем, правовая доктрина как система господствующих в обществе представлений о праве способна не только отражать юридическую действительность, но и творчески преобразовывать все части правовой системы общества – правосознание, правотворчество, правореализацию и позитивное право.

Необходимость познания природы правовой доктрины определяется формально-юридическими причинами. Во-первых, в России продолжаются споры учёных относительно понятия и системы источников права. Более того, споры усугубляются тем, что до сих пор не принят федеральный закон "Об источниках права", который бы установил виды и иерархию источников права в России, в том числе определил роль правовой доктрины в правовой системе.

Во-вторых, в России среди принимаемых государством нормативно-правовых актов появились Доктрины (Военная Доктрина, Экологическая Доктрина, Доктрина информационной безопасности и др.), место которых в иерархии источников права не устанавливается позитивным правом.

В-третьих, согласно статьям 1191 Гражданского Кодекса РФ, ст. 116 Семейного Кодекса РФ 1995 г., ст. 14 Арбитражно-процессуального Кодекса РФ 2002 г. – содержание норм иностранного права, регулирующего отношения с иностранным элементом устанавливается в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве. Статья 38 Статута Международного Суда Организации Объединённых Нации к источникам права, которые применяет Международный Суд, относит доктрины наиболее квалифицированных специалистов в области публичного права". Иными словами, российское право признаёт правовую доктрину источником международного частного, процессуального и международного публичного права.

В-четвёртых, остается неопределённым значение и место правовой доктрины в системе источников российского права в условиях её фактического применения правотворческими и правоприменительными органами.

Существуют различные подходы к определению правовая доктрина. С точки зрения этимологии слова доктрина, по мнению большинства филологов, понимается как учение, теория и происходит от латинского слова "docere" – учить. Но, ряд исследователей находит исконнорусские корни в слове доктрины, так как происхождение его ведёт от слова "дошлый" дошедший до чего-либо своим умом. В философской литературе доктрину определяют как концепцию, теорию, объясняющую мир.

В российском законодательстве с начала 90 – х гг. XX столетия появился новый, ранее неизвестный российскому праву правовой акт – Доктрина, который утверждается Указом Президента Российской Федерации и определяется как система принципов, целей и задач политики государства в определённой области. Правовая доктрина – это система идей о праве, выражающих определённые социальные интересы и определяющих содержание и функционирование правовой системы и непосредственно воздействующих на волю и сознание субъектов права, признаваемых в качестве обязательных официально государством путём ссылки на труды авторитетных знатоков права в нормативно-правовых актах или юридической практикой в силу их авторитета и общепринятости.

Можно выделить характерные для неё признаки – это системность, рациональность, абстрактность, отражение действительности.

По своей юридической природе правовая доктрина в рациональной форме отражает правовую действительность и обладает регулятивными возможностями по идеологическому, воспитательному воздействию на волю и сознание субъектов права с целью убеждения их в необходимости определённых типов правомерного поведения. Воплощением регулятивной функции правовой доктрины является то, что последняя является источником права и выступает формой выражения и закрепления правовых норм.

Правовая доктрина выступает объективированным источником права во всех правовых системах мира в силу следующих причин. Во-первых, формальная определённость правовой доктрины достигается с помощью письменной формы выражения произведений юристов и известности неписаной доктрины среди профессиональных юристов и субъектов права. Во-вторых, общеобязательность правовой доктрины вытекает из авторитетности, уважения к учёным-юристам в обществе, а также общепринятости и общепризнанности работ правоведов в юридическом корпусе и обществе. В-третьих, реализация правовой доктрины обеспечивается государственным санкционированием в нормативно-правовых актах или судебной практике.

В современной России правовая доктрина является источником права в силу её фактического признания как общепринятой и авторитетной при создании и реализации права, а также формально-юридического закрепления как: источника права международного частного и публичного права.

Её способами выражения выступают: принципы права, юридические дефиниции, доктринальное толкование норм права, юридические конструкции, правила разрешения юридических коллизий, правовые аксиомы, презумпции, сентенции, правила составления и оформления юридических актов, правовые догмы, правовые преюдиции, правовые позиции.

Правовые доктрины можно классифицировать:

- по форме выражения – письменные и неписьменные;

- по отношению к религии елигиозные и светские;

- по сфере действия – международные и национальные;

- в зависимости от способа санкционирования – обязательные и рекомендательные;

- по содержанию – воспроизводящие другие источники права и непосредственные, имеющие самостоятельное юридическое значение;

- в зависимости от круга создателей – персонифицированные и коллективные;

- по распространению – универсальные и частные;

- формам внешнего проявления – проекты нормативно-правовых актов, заключения по вопросам толкования и применения права в конкретных случаях, труды учёных, признанных обязательными государством при разрешении юридических споров.

Действие правовой доктрины в юридической практике связано с наличием следующих обстоятельств:

- возникновение пробелов, противоречий, неопределённости в позитивном праве;

- общепринятостью доктринальных взглядов в корпорации юристов и обществе;

- авторитетностью и духовно-культурными основаниями правовой доктрины.

Способами санкционирования правовой доктрины выступают: придание произведениям юристов обязательности в нормативно-правовых актах; ссылка на доктринальные произведения юристов при принятии решения по конкретному юридическому делу судебными органами и другими органами применения права; включение правовой доктрины в текст нормативно-правового акта. Отсутствие государственного одобрения правовой доктрины не означает её невозможности фактического действия как источника права.

Свойствами правовой доктрины как источника права являются достоверность, обоснованность, общепринятость, гибкость, доступность для субъектов права и правоприменителей, авторитетность, добровольность действия, индивидуальность, прогностические и регулятивные качества. Правовая доктрина обладает рядом недостатков – абстрактность и обобщённость языка, опасность отражения правовой доктриной узкосоциальных интересов и корпоративных притязаний, рационализмом и возможными ошибками в осмыслении права.

От других источников права правовую доктрину можно отграничить по следующим критериям: по форме выражения правовая доктрина выступает неписаным источником права, тогда как нормативно-правовой акт, нормативно-правовой договор имеют письменное выражение; создателями правовой доктрины выступают лица, сведущие в праве, знатоки права, в то время как нормативно-правовой акт, нормативно-правовой договор, юридический прецедент, судебная практика формируются органами государственной власти, а правовой обычай складывается в фактической жизни всего общества; правовой доктрине присущ абстрактный, общий характер в отличие от казуистичности, конкретности судебной практики, правового прецедента и правового обычая; правовая доктрина, как и правовой обычай, реализуется субъектами права добровольно, на основе убеждения в авторитетности, обшепринятости докринальных положений, тогда как иные источники права соблюдаются преимущественно пол угрозой применения мер государственного принуждения; правовая доктрина складывается целенаправленно корпорацией юристов, а правовой обычай формируется стихийно обществом; процесс создания правовой доктрины носит длительный характер и не подчиняется процессуальным правилам; правовая доктрина отличается своеобразными способами приобретения общеобязательности – признанием государством в нормативно-правовых актах обязательности определённых идей или работ юристов, применение судебными органами трудов знатоков права в качестве правовой основы дела при принятии решений, фактическом действии правовой доктрины в силу её соблюдения субъектами права.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

9. Кодификация римского частного права. Характеристика «Corpus juris civilis» императора Юстиниана Великого.

Восточная Римская империя долгое время была последним оплотом римского классического законодательства, сохраняла его традиции и основные положения. Правление Юстиниана показало слабость и некоторую моральную устарелость канонических правовых норм, используемых в те времена. Поэтому были разработаны кодификации (поправки), которые возвращали основным постулатам римского права юридическое и фактическое положение.

При этом Юстиниан разработал свод законов, убирающих разногласия между классическим правом (jus vetus) времен Великой Римской империи и правом нового времени (jus novus) разработанным на конституциях и указах императоров. Итогом этой работа стала кодификация императора Юстиниана.

Основной целью создания была выработка единого сборника права, свода норм и правовых понятий, в котором было бы объединено и старинное право, jus vetus, и современное императорское законодательство. Такой свод законов и должен был стать весомым аргументом в вынесении юридических решений и в отправлении правосудия. Причем если дело касалось недавних законов и распоряжений императора, работать было значительно легче – все недавние конституции регулярно издавались. Но различные правовые нормы, указанные в них, часто были или отменены, или указаны как устаревшие. Поэтому предпосылки кодификации Юстиниана были налицо, и ревизия имеющихся правовых сборников стала крайне необходима. Причем сделать это нужно было таким образом, чтобы все последующие изменения были приняты во всех уголках империи, а значит, законотолкованием должны были заниматься лишь лучшие юридические умы того времени.

Гораздо сложнее было пользоваться первоисточниками классического римского права, многие из которых уже в то время оказались безнадежно утерянными, поэтому обращаться к ним было безнадежным занятием. С другой стороны, даже те сочинения, на которых строилось отправление правосудия, изобиловали противоречиями и логическими ошибками. Поэтому мнения различных юристов в каждом спорном случае разительно отличались друг от друга. Общее решение определялось всего лишь общим количеством голосов, придерживающихся того или иного вердикта. Кратко говоря, империя Юстиниана была не полностью снабжена ясными и четкими юридическими правилами, и чувствовалась настоятельная потребность разобраться с этим кладбищем устаревших и современных указов, юридических норм и законов, привести правовую систему в строгое соответствие с духом римского права.

Февраль 528 года застал Юстиниана за разработкой новых положений, включающих в себя основы древнего римского правоведения. Кодификация Юстиниана была составлена комиссией из десяти человек, в которой принимал участие сам Трибониан. В апреле того же года вышел кодекс Юстиниана, который включал в себя все изданные на тот момент указы и конституции предыдущих императоров. Полное собрание указов и конституций предыдущих правителей Восточной Римской империи числом более трех тысяч было полностью переработано и стандартизировано. В конце 530 года работала еще одна комиссия ведущих юристов во главе с Трибонианом. На этот раз в нее входили профессора академии Кронстантинополя Теофил Кратин, Дорофей и Агатолий Беритские и еще несколько ведущих адвокатов. Задачей комиссии было разработать комплекс правовых норм, ставший основной современной юридической науки.

Части кодификации Юстиниана Кодификации разделяются на несколько основных частей, каждая из которых освещает отдельных вектор правовых предложений и вопросов. В конце 530 года вышли так называемые дигесты – сборники кратких извлечений из трудов классических римских правоведов. Одновременно с дигестами были разработаны учебники по изучению юриспруденции для молодых юристов – институции. После этого был создан и отредактирован кодекс императорских Конституций. Император непосредственно принимал участие в составлении данных документов и вносил свои предложения и поправки, позднее объединенные под названием «Кодификация Юстиниана». Таблица частей кодификации представлена нижеодификация юстиниана таблица Первая и вторая редакции кодификаций Первая редакция свода законов уже была известна под названием «кодификации Юстиниана». Кратко ее содержимое сводилась к трем частям: дигесты, институции и кодекс. К сожалению, в начальной редакции этот документ до наших дней не сохранился. Вниманию потомков был представлен более обширный список кодификаций – так называемая вторая редакция. Этот свод законов был составлен уже после смерти Юстиниана, на основе работы его комиссии и с учетом его поправок. Вторая редакция стала известна под названием "Codex repetitae praelactionis". Наряду с классическими тремя частями она включала в себя так называемые новеллы, которые представляли собой собрание императорских конституций, вышедших уже после издания первого сборника «Кодификация Юстиниана». Кратко значение этого труда можно объяснить влиянием этой работы на последующее развитие европейской юридической мысли. Многие юридические нормы легли в основу средневекового гражданского права. Поэтому нелишне будет рассмотреть составные части этого документа более подробно.

Императорские конституции Прежде всего Юстиниан I уделил внимание различным собраниям императорских конституций. Первостепенной его задачей было приведение в порядок всех действующих правовых норм, которые накопились за столетия после издание известного правового раритета. Комиссия юристов заседала около года, итогом их работы стала Summa reipublicae, которая аннулировала действия всех предыдущих актов и конституций и сообщала новые правила принятия судебных решений и юридических разногласий. Это была первая попытка разобраться в юридическом наследии прошлого, и она принесла вполне удовлетворительные результаты. Император остался доволен работой, и указ о принятии новых правовых норм вышел 7 апреля 529 года.

Дигесты Император Юстиниан смог собрать и систематизировать все применяемые на то время текущие правовые нормы - leges. Теперь предстояло сделать то же самое по отношению к классическим нормам римского права – так называемым jus vetus. Новое задание было больше предыдущего, и работа с ними оказалась несравненно более сложной. Но профессиональная работа с уже выпущенным Кодексом и активная работа помощников укрепили решение Юстиниана продолжать начатую работу. 15 декабря 630 года публикуется указ Deo auctore, в котором Трибониану предназначалось выполнить эту трудную задачу, выбрав себе помощников. Трибониат пригласил принять участие в работе комиссии всех виднейших правоведов того времени, среди которых было четыре профессора Константинопольской академии и одиннадцать адвокатов. О том, что собой представляла кодификация Юстиниана, можно судить по поставленным перед комиссией задачам: Собрать и рассмотреть произведения всех имеющихся на тот момент ведущих юристов. Все эти сочинения нужно было подвергнуть рецензиям и сделать из них извлечения. Убрать устаревшие или недействующие на данный момент нормы и положения. Устранить разногласия и логические противоречия. Систематизировать сухой остаток и изложить его в ясной и краткой форме. Смысл этой части кодификации Юстиниана заключался в создании систематического целого из огромного числа представленных документов. И эта колоссальная работа была проделана в течение всего трех лет. Уже в 533 году правление Юстиниана издает указ об утверждении нового свода Законов, который получил название Digesta, а 30 декабря он уже стал действовать на всей территории Восточной Римской империи.

Внутреннее содержание дигест Дигесты предназначались для практикующих юристов и являли собой сборники действующих норм и принципов юриспруденции. Другое их наименование – пандекты. Термин происходит от греческого слова pandektes, что означало всеобъемлющий, всеобщий - так был подчеркнут всеобщий принцип применения этого свода законов. В кодификации Юстиниана дигесты рассматривались и как сборники действующего права, и как учебники по прикладной юриспруденции. Всего в дигестах процитировано 39 выдающихся юристов того времени и, по подсчетам самого императора, исследовано более двух тысяч сочинений. Пандекты представляли собой сумму всей классической юридической литературы и являлись центральной частью всего свода Законов, которые утвердил Юстиниан I. Все цитаты разделены по своему смысловому содержанию на пятьдесят книг, сорок семь из которых снабжены собственными титулами с названиями, раскрывающими ту или иную сторону юридической проблемы. Лишь три книги лишены титулов. В современной классификации они стоят на 30, 31, 32 месте. Все их объединяет общая проблема, и все они посвящены завещательным отказам. Внутри каждого титула ведется перечень цитат, посвященных той или иной стороне юридического вопроса. Эти цитаты также имеют свою структуру. В большинстве случаев первыми идут цитаты из правовых положений, комментирующих нормы гражданского права, затем - выписки из сочинений ad edictum, посвященных этической стороне проблемы, а в заключение приводятся выдежки из сочинений, раскрывающих примеры применение правовой нормы в юридической практике. Во главе выписок третьей группы стояли responsa Papiniani, поэтому данные разделы называют "масса Папильяна". Иногда тот или иной титул завершают добавочные выписки – их еще называют Appendix. Любая из приведенных выписок и цитат содержит точные указания на цитируемого автора и его сочинения. В изданиях современной юриспруденции все цитаты пронумерованы, наиболее длинные их них имеют деление на небольшие части – параграфы. Поэтому при ссылке на пандекты следует указывать не книгу, из которой взята фраза, а титул, номер цитаты и ее параграф. Интерполяции Создавая центральную часть кодификаций, правоведы должны были не только собрать высказывания древних юристов, но и изложить их в доступном для понимания порядке. При этом в сочинениях древних было немало мест, которые ко времени правления Юстиниана безнадежно устарели. Но это не должно было отражаться на качестве и ясности текстов. Чтобы исправить недочеты, компиляторы нередко прибегали к небольшим изменениям в цитируемых выписках. Такие изменения позднее были названы интерполяциями. Никаких внешних признаков интерполяций не отмечено, все они идут как нормальные ссылки из римских первоисточников. Но всестороннее изучение дигест при помощи лингвистических методов позволяет обнаружить интерполяции в больших количествах. Компиляторы умело прошлись по всему правовому наследию и привели его в удобный для понимания вид. Иногда такие разночтения легко обнаруживаются при сравнении цитат, взятых из одной и той же работы римского юриста, но по смыслу своему размещенных в различных книгах Предиктов. Также известны случаи сопоставления цитаты из кодификаций Юстиниана с сохранившимися первоисточниками. Но в абсолютном большинстве случаев переработки и искажения компиляторов могут быть обнаружены лишь путем сложных исторических и лингвистических расследований. Институции Одновременно с титаническим трудом по сочинению дигест велась работа по созданию краткого пособия для начинающих юристов. В составлении нового руководства непосредственное участие приняли профессора Теофил и Доротей. Учебное пособие было составлено в форме курса гражданского права. Для его обозначения приняли вполне естественное для тех времен наименование. В ноябре 533 года император Юстиниан издал указ cupidae legum Juventati, предназначенный для школяров и студентов. В нем были официально санкционированы правовые нормы, изложенные в институциях, а само пособие уравнивалось с другими кодификациями Юстиниана. Внутренняя структура Институций Наиболее древними институциями являлись пособия, написанные римским юристом Гаем, который вел свою правовую деятельность во 2 веке н. э. Данное руководство предназначалось для начинающих юристов и использовалось в качестве учебника по элементарной юриспруденции. Институции Юстиниана взяли из этого пособия принцип структуризации. Так же, как и у Гая, весь учебник разделен на четыре большие части. Многие главы напрямую переписаны с пособия Гая, даже сам принцип деления на параграфы взят у этого древнего юриста. Каждая из четырех книг имеет собственный титул, каждый из титулов разделен на параграфы. После титула и перед первым параграфом обязательно присутствует краткая статья, именуемая principium. Возможно, члены комиссии Юстиниана не захотели изобретать велосипед и остановились на том варианте, который был наиболее удобен для изучения. Необходимость изменений Пока шла напряженная работа по составлению новых правовых норм и понятий, законодательство Византии выпустило массу новых правил и толкований, которые также необходимо было пересмотреть. Некоторые из этих контроверз были подписаны непосредственно Юстинианом и объявлены в виде указов – число спорных указов достигало пятидесяти штук. Многие выдвинутые решения требовали новой оценки и пересмотра, поэтому после итогового выпуска Дигест и Институций некоторые нормы, изложенные в них, уже требовали пересмотра. Кодекс, изданный в 529 годы, содержал неправомерные или устаревшие положения, а значит, не отвечал выдвинутым требованиям. Комиссия была вынуждена рассмотреть спорные положения, переработать их заново и согласовать с уже выпущенными нормами и положениями. Данная работа была выполнена, и в 534 году вышла вторая редакция Кодекса, которая стала известна под названием Codex repetitae praelectionis. Новеллы На этом Свод законов Восточной Римской империи был закончен. Изданные уже впоследствии указы, корректирующие существующие нормы, касались частностей применения того или иного указа на практике. В существующей правовой традиции они объединены под общим названием новеллы Novellae leges. Некоторые из новелл имеют не только рекомендации по применению существующих норм закона, но и весьма широкие толкования некоторых областей юриспруденции. Император Юстиниан намеревался собрать новеллы и издать их как дополнение к существующим кодификациям. Но, к сожалению, этого ему сделать не удалось. До настоящего времени дошли несколько приватных сборников. Причем каждая из этих новелл должна трактоваться как дополнение к той или иной части кодификаций. -

Структура и назначение новелл Все новеллы включали в себя конституции, изданные Юстинианом в годы его правления. Они содержали нормы, отменяющие ранние постановления императора. В большинстве случаев они написаны на греческом, кроме тех провинций, в которых в качестве государственного использовался латинский язык. Есть новеллы, изданные на обоих языках одновременно. Каждая из новелл состоит из трех частей, в которых перечисляются поводы, ведущие к изданию новой конституции, содержание изменений и порядок вступления их в силу. В Юстиниановских новеллах первая часть называется Proaemium, а последующие делятся на главы. Заключительная часть называется Epilogus. Перечень вопросов, затронутых в новеллах, весьма разнообразен: вопросы применения гражданского права чередуются с административными, церковными или судейскими. Особенно интересны для изучения новеллы 127 и 118, которые касаются права наследования в случае отсутствия завещания. Они, кстати, легли в основу законодательства германских королевств. Интерес представляют также новеллы, посвященные семейному и публичному праву, и особенностям применения тех или иных правовых норм. Новеллы Юстиниана в наше время К современным ученым новеллы Юстиниана дошли в сборниках их приватных коллекций букинистов. Один из таких сборников был издан в 556 году и содержит 124 новеллы, расположенные в хронологическом порядке. Самая древняя новелла датируется 535 годом, а позднейшая из всего собрания относится к 555 году. Данный сборник носит название Juliani epitome Novellarum. Ранее был известен и другой сборник, содержащий 134 новеллы, но в настоящее время он не доступен для широкого изучения. Император Тиберий11, который стал преемником Юстиниана, выпустил полное собрание новелл, собранных за период с 578 по 582 год. Оно содержит 168 новелл, включающие в себя и уже известные новеллы Юстиниана, и новые. Данное собрание дошло до современных исследователей в венецианской рукописи, датируемой концом 12 века. Часть его повторяется в рукописи флорентийского летописца, который переписал новеллы двумя столетиями позже. Кроме этого, известен ряд новелл Юстиниана из приватных собраний, посвященных церковному праву. Corpus права Все части нового Кодекса, по идее Юстиниана, должны были составлять одно целое, хотя общее название для них придумано не было. Значение кодификации Юстиниана было раскрыто лишь в Средневековье, когда интерес к римскому правовому наследию возрос. Тогда изучение римского права стало обязательной дисциплиной для будущих юристов, и было придумано общее название для всего юстиниановского свода. Он стал называться Corpus Juris Civilis. Под таким именем кодификации Юстиниана известны и в наше время.

10. Внесудебная защита прав (самоуправство): виды, сферы и условия действия.

В еще большей степени, нежели при посягательстве на публичный правопорядок, в случаях нарушений частных прав дело защиты от таких посягательств, в традиции римской юстиции, находилось в воле и в силах индивидуального гражданина и производилось только в порядке частного обвинения, т.е. возбуждаемого, формулируемого, поддерживаемого и доказываемого иска не иначе, как самим потерпевшим. Особое значение, которое римская юридическая традиция придавала индивидуальному праву требовать охраны своих прав и интересов в личной и имущественной сферах, выразилось в том, что с самого начала своего формирования римское право не разделяло материальное содержание правовой нормы от способа ее правовой защиты. Более того, право на ту или другую вещь, на реализацию того или другого действия изначально подразумевало, что законом формулированы совершенно конкретные юридические гарантии и требования по поводу защиты этой вещи или этих действий.
Должное правовое поведение индивида, как уже отмечалось, это было поведение в пределах своих прав. Выход за эти пределы создавал либо вполне безразличную для права ситуацию (когда не совершалось посягательства на интересы третьих лиц), либо ситуацию, сопряженную с посягательством на общественные или частные интересы. Общественный интерес гарантировался уголовно-правовой защитой, нарушение прав частных лиц требовало от них самостоятельных частных действий. Эти действия могли быть юридическими, или правовыми, и внеправовыми.

Защиту нарушенных прав допускалось осуществлять в порядке самоуправства. Но для того, чтобы самоуправство было санкционировано, т.е. признано правом допустимым, чтобы оно было сочтено дозволенной самозащитой, оно должно было отвечать некоторым дополнительным требованиям.

Прежде
всего в порядке самозащиты можно было отражать только насильственное нарушение своих прав. Во-вторых, самозащита должна была направляться на защиту реальных, а не мнимых прав, признанных и охраняемых в юридическом порядке. В-третьих, самозащита должна была осуществляться только непосредственно потерпевшим субъектом (а не по его поручению, от его имени, наемником и т.д.). Презюмировалось, что для признания их самозащитой действия не могли быть превентивными, а только ответными, притом непосредственно в момент нарушения прав. В этих случаях ответное применение силы считалось дозволенным и их последствия — правовыми: Vim vi repellere licet.
Восстановление нарушенных не в порядке насилия прав запрещалось. Не допускалось и самоуправное восстановление своих прав post factum. Можно было и признавалось допустимым применять силу для обеспечения последующей возможности восстановить свои права в законном судебном порядке (например, допускалось насильственное задержание должника, пытающегося скрыться).
Если заинтересованное лицо самовольно и самоуправно пыталось отстоять свои права (вернуть долг, заставить исполнить обязательство и т.п.), то в любом случае оно лишалось этим самым последующих возможностей предъявить судебные требования по поводу своих прав, в ряде случаев лишалось прав на спорную вещь, а также могло в свою очередь понести штрафные санкции от другой стороны.
Правовые, или юридические, действия по охране и восстановлению своих частных прав предполагали обращение к уполномоченной на рассмотрение таких споров инстанции, общественному или государственному суду (judicium). Заинтересованные лица выступали в особых ролях истца и ответчика, их действия в общей форме
обозначались как право требовать (agere) и возражать (negare). Предполагались общие формы регламентации этих действий: так, истец должен был представить вполне конкретное требование не только со стороны права, но и в отношении фактических обстоятельств («Ищущий должен быть уверен в деле, ибо это в его власти — когда начинать спор... »), тогда как ответчику могло быть извинительно незнание фактических обстоятельств требования, и это незнание не служило поводом для проигрыша дела; бремя доказывания обоснованности требования лежало на истце — «отрицание не нужно доказывать».

. Формы защиты прав: самоуправство и государственная защита

В догосударственный период Рима в случае нарушения прав отдельных лиц применялись обычаи, по которым самым тяжелым наказанием являлось изгнание из рода. Изгнание сменилось самоуправством, или поединком, посредством которого лицо защищало свои права собственными силами. Самоуправство как способ защиты частных прав имел место в самое древнее время.

С возникновением римского государства самоуправство стало вытесняться государственным вмешательством в защиту прав, вначале только по просьбе спорящих. Введение гражданского процесса привело к исчезновению самоуправства, хотя некоторое время существовала альтернативная защита – лицо могло само выбрать самозащиту или гражданский процесс. В развитом римском праве самоуправство уже стало допускаться в очень узких границах.

В самоуправстве следует различать самозащиту и самоуправство в узком смысле.

Самозащита - самоуправное отражение недозволенного вторжения, направленного на изменение существующих фактических отношений.

Самоуправство в узком смысле – самовольное удовлетворение какого-либо действительного или мнимого права путем насилия над личностью или имуществом другого лица.

Самозащита может выступать в форме необходимой обороны и крайней необходимости. Необходимая оборона рассматривалась римлянами как отражение силы насилием. Vimvirepellerelicet- насилие дозволено отражать силой.

В Законах XII Таблиц было дозволено убийство вора, застигнуто на месте. В классическом праве такое убийство также рассматривалось как необходимая оборона, но наказывалось при превышении границ. То есть необходимая оборона не должна превышать пределов. Ульпиан: Если кто убьет ночного вора, или дневного с оружием в руках, он не отвечает по Закону Аквилия… если же предпочел убить, хотя мог его задержать, это скорее окажется учиненным противоправно: следовательно, он также отвечает и по Корнелиеву Закону.

Крайняя необходимость имеет место в том случае, когда приходится жертвовать каким-нибудь менее ценным благом для сохранения более ценного. Лабеон также пишет, что не следует предоставлять никакого иска, если гонимый ветром корабль наскочил, на канаты якорей другого и матросы обрубили канаты, поскольку нельзя было выбраться никаким образом, кроме как обрубив канаты.

Самоуправство в узком смысле слова как самовольное удовлетворение какого-либо требования было запрещено по закону Юлия. Оно стало считаться уголовным преступлением. Также было запрещено насильственное исполнение обязательств. Тогда же было запрещено всякое насилие, даже направленное на защиту субъективных прав, за исключением самообороны, в рамках, необходимых для отражения нападения или в состоянии крайней необходимости, при спасении собственного имущества.

11. Особенности римского судопроизводства по частным спорам: общая характеристика.

Римское судопроизводство по частным искам. Легисакционный, формулярный и экстраординарный процессы.

Характерной особенностью римского гражданского процесса в течение эпохи республики и эпохи принципата было деление процесса на две стадии – «ius» и «iudicium». В первой стадии (in iure) выявилась чисто правовая претензия – наличие иска – перед претором; слушание дела оканчивалось только в том случае, если ответчик признавал иск. Но это бывало очень редко, поэтому рассмотрение дела переходило в следующую стадию (in iudicio). На этой стадии профессиональным судьей выявлялись все обстоятельства дела и выносилось окончательное решение, которое обжалованию не подлежало.

Гражданский процесс в течение почти всего периода республики носил название легисакционного, от латинских слов «per legis actiones». Эти слова означают, что исковые претензии можно было заявить лишь словами закона. Соблюдение всех формальностей процесса было очень строгим. Но со временем жизнь усложнилась, и нередко возникали такие обстоятельства, которые трудно было подвести под точные формулировки закона, особенно если иметь в виду и ответчика, которые зачастую не были юридически образованными людьми. Поэтому возникла другая процедура судебного процесса, которая получила название «формулярный процесс».

Претензии истца и возражения ответчика в этом случае заявлялись без каких-либо формальностей, зато по окончании стадии «in iure» претор вручал истцу записку (формулу) в которой излагались (уже строгим юридическим языком) все основные обстоятельства дела. Эта записка предназначалась судье, который вел дело в стадии «in iudicio».

В формуле назначался судья; важнейшей частью формулы была интенция – определение содержания претензий истца; указывалось, при каких обстоятельствах судья мог бы удовлетворить иск (или, наоборот, отказать в иске) и т.д. На основании формулы судья рассматривал дело и принимал окончательное решение.

В эпоху поздней империи возник экстраординарный судебный процесс. Он назывался так потому, что был действительно необычен для практики римского суда. Ибо, после исчезновения выборов судей, судебные функции стали выполнять назначенные сверху государственные чиновники: в Риме и Константинополе префекты города, в провинциях – правители провинций. Иногда судебные функции осуществляли и сами императоры. Рассмотрение дел утратило публичный характер: оно проходило лишь в присутствии сторон или особо почетных лиц. Исчезло деление процесса на две стадии (in iure, in iudicie). Возникло и такое новшество как возможность обжаловать решение судьи более низкой инстанции судейскому чиновнику более высокой инстанции, вплоть до императора.

5.4. Иски.

Требование по поводу защиты своего права в римской юстиции должно было носить определенную и завершенную форму конкретного иска (actio). По своей правовой направленности иски могли быть личные (actio in personal) и вещные (actio in rem). Личный иск имел своим адресатом только вполне определенное лицо. Вещный иск – это было требование по поводу защиты прав в отношении какой-либо вещи. Римское право различало также иск строгого права и иск, построенный на принципе добросовестности. При исках строгого права судья связан буквой сделки, из которой вытекает иск; при исках, построенных на принципе добросовестности судья более свободен в выборе решения.

В римской судейской практике также были распространены иски по аналогии (т.е. с применением аналогичной, ранее уже применявшейся формулы); штрафные иски, или иски об удовлетворении; абстрактные иски (т.е. иски, в которых не указывалось, из какого основания они возникли) и т.д.

Помимо предоставления исков, преторы, пользуясь своей властью, оказывали иногда защиту особыми средствами, в частности, своими распоряжениями: преторскими стипуляциями, интердиктами, реституциями. Реституция означала восстановление первоначального положения, бывшего до нарушения прав. Интердикт означал запрещение действий нарушающих права граждан и общественный порядок.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

12. Легисакционный процесс: стадии, виды и их характеристика.

Легисакционный процесс (legis actio) – первая и древнейшая форма процесса, представляющая собой иск из закона в противоположность самоуправству. Процесс заключался в проведении строго формальных действий, произнесении строго определенных слов, предъявлении исковых требований, точно соответствующих закону.

Стадии легисакционного процесса:

– in iure – сфера деятельности судебного магистрата (рекса, консула, позже – претора). Лицо, считавшее свое право нарушенным, чтобы возбудить дело в суде, должно было сделать об этом заявление перед магистратом, который устанавливал дозволенность притязания, заявляемого истцом, содержание этого притязания и существование условий его действительности. Цель этой стадии – может ли быть данное притязание предметом судебного разбирательства. Магистрат предоставлял возможность защиты нарушенного субъективного права в суде (т. е. иск) не в любом случае, а лишь тогда, когда притязание соответствовало закону и его формулировкам. Нет иска – нет и права на судебную защиту.

На подготовительной стадии, помимо истца и ответчика необходимо было наличие спорной вещи: ее приносили (приводили) к магистрату, если это было невозможно, приносили часть вещи (кирпич от здания, овцу от стада и пр., кусок земли спорного участка).

Истец накладывал на спорную вещь (ее символ) vindicta и произносил: "утверждаю, что эта вещь по квиритскому праву принадлежит мне; как я сказал, так вот я наложил свою vindicta" (символ борьбы за вещь на копьях). Это действие истца называлось vindicatio (виндикация).

На это следовала contravindicatio ответчика: он произносит аналогичную ритуальную фразу и накладывает на вещь свою vindicta. Магистрат требует mittete ambo rem (оставьте оба вещь). Истец спрашивает: "на каком основании ты виндицируешь?" Ответчик мог объяснить это, а мог заявить: "таково мое право". Тогда истец предлагает установить денежный залог (sacramentum): "в том, что ты несправедливо виндицируешь, я предлагаю залог в 500 монет" - "и я тебе (et ego te)". Сумма залога зависела от стоимости спорной вещи. Зачем залог нужен? Если сторона отказывалась внести залог, тоэто свидетельствовало о том, что она нарушила правило и боиться проиграть дело, т.е. потерять залог.

Магистрат решал, у кого на время процесса будет находиться спорная вещь. Получивший вещь во владение выставлял поручителей в том, что в случае присуждения вещи противнику, она сама и ее плоды будут переданы выигравшему спор.

Затем происходит последнее действие стадии in iure, которое называлось засвидетельствование спора, установление спора. Оно заключалось в том, что стороны обращались к заранее приглашенным свиделелям с торжественным воззвание: будьте свидетелями всего здесь происшедшего.

На этом завершается производство in iure. При этом, как видим, спор не разбирался и решение не выносилось. Это происходило во второй стадии процесса - in iudicium. На этой стадии действовали спорящие и выбранный самими сторонами iudex privatum (третейский судья, арбитр). Магистрат отсутствовал, таким образом, государство в его лице устранялось от решения спора по существу. На этой стадии стороны не совершали обрядов и ритуалов, а в свободной форме делали заявления, приводя доказательства своих прав. Выслушивая их, судья решал, кому должна быть передана вещь и чей залог пойдет в республиканскую казну (aerarium).

– in iudicio. Спор разрешался судьей по существу. Эта стадия могла быть начата не раньше, чем через 30 дней. Этот промежуток был установлен с целью предоставления сторонам возможности собрать доказательства. Стороны являлись в суд в назначенное время. Судебное разбирательство начиналось с изложения сторонами сущности спора. Затем они подробно излагали основания своих утверждений. Судья оценивал доказательства по своему собственному усмотрению и объявлял устное решение, не подлежащее обжалованию. В результате производства in iure наступало litis contestatio (прекращение спора) и bis de eadem re ne sit actio (дважды по одному делу иск недопустим).

Очевидны следующие черты легисакционного процесса:

• деление процесса на две стадии (in iure, in iudicium), когда государство в лице магистрата участвует только в первой стадии, при засвидетельствовании спора, тем самым устанавливая законные рамки для действий спорящих; сами стороны формулируют свои юридические притязания и возражения;

• формализм, обрядность и ритуальность действий на первой стадии, хотя и ведут к медлительности процесса и к риску проиграть спор из-за неправильного произнесения установленных фраз, тем не менее не доходят до чистого символа: за ними стоит ясная цель - обнаружить факты и применить к ним нормы закона;

• пассивность государственной власти: спор возбуждается заинтересованным лицом, который своими силами обеспечивает явку противника; решение по делу (осуждение) выносится третейским судьей (частным лицом), государство только наблюдает, чтобы выполнялись установленные правила организации спора.

Вывод: Эти черты свидетельствуют о своеобразии римского судопроизводства, в котором налицо пережитки самозащиты, но также очевидно стремление установить должную меру законности, стремление в достаточной мере регламентировать отношения, связанные с разрешением споров.

Формы легисакционного процесса:

– legis actio sacramento (самый распространенный) – процесс-пари с залогом при исках о свободе. Словесный поединок между сторонами происходил перед магистратом. На процессе должна была присутствовать спорная вещь или какая-нибудь часть ее. Истец требовал от ответчика обоснования своих действий, от которого ответчик мог отказаться. После этого истец предлагал ответчику внести залог или вносил его сам. Если стоимость спорной вещи превышала 1000 ассов, сумма залога равнялась 500 ассам и 50 ассам – в других случаях. Залог проигравшей стороны шел в пользу сначала жрецов, а позже – казны;

legis actio per sponsionem praeiudicialem. Являлся позднейшим изменением legis actio sacramento. Проигравшая сторона теряла треть спорной суммы в пользу выигравшей. Заключался в приглашении явиться через 30 дней для получения извещения о назначении судьи;

– legis actio per manus iniectionem – вещный иск посредством наложения руки. Применялся при наличии судебного решения или неуплате признанного долга. Ответчик приводился к магистрату, и, если не уплачивал долг или не вступался vindex (защитник), истец уводил ответчика, налагая на него оковы не менее 15 фунтов (7,5 кг) и выдавая не менее 1 фунта (500 гр.) муки в день. В течение 60 дней ответчик трижды выводился в базарные дни на площадь, после чего мог быть продан или убит;

– legis actio per pignoris capionem – вещный иск посредством захвата залога. Применялся при сделках, связанных с жертвоприношением, а также солдатами и откупщиками податей без магистрата. Изначально этот вид процесса был связан с обязательствами по купле-продаже животных для жертвоприношений. В случае неплатежа за переданную вещь, кредитор, произнося определенные торжественные слова, самоуправно забирал вещь обратно, но сделать это можно было только в праздничный день.

– legis actio per judicis postulationem – вещный иск, заключающийся в просьбе к магистрату назначить судью. Применялся при разделе общей собственности и наследства.

13. Формулярный процесс: стадии и их характеристика, судьи в формулярном процессе.

Формулярный процесс пришел на смену легисакционному процессу.

Центральное место в формулярном процессе занимала письменная формула, которую претор давал судье в виде директивы. На ее основании требовалось вынести решение по делу. Путем формул преторами осуществлялось правотворчество; признание права на иск означало признание наличия материального права.

Основные части формулы:

- интенция (intentio – обвинение), где указывалось имя судьи; излагались исковые требования; указывалось право, на котором истец основывал свои притязания. Начиналась со слов «если выяснится»;

- демонстрация (demonstratio), в которой излагался состав дела, его фабула. Она перечисляла юридические факты, которые создали право истца и обязанность ответчика. Начиналась со слова «поскольку»;

- кондемнация (condemnatio), в которой судье предоставлялось право осудить или оправдать ответчика.

При разделе общего имущества употреблялась adiudicatio – полномочие судьи заменить одно состояние вещных прав другим. То, что указано в кондемнации, имело решающее значение, даже если противоречило интенции. Иногда перед кондемнацией вставлялась оговорка «если вещь не будет реституирована по твоему распоряжению». Невыполнение этого арбитражного распоряжения влекло невыгодные последствия (определение стоимости вещи истцом под присягой, иногда учетверение суммы кондемнации).

Стадии формулярного процесса:

- in jure – истец излагал свои притязания в любой форме. Претор, выслушав заявление истца и возражения ответчика и признав допустимость иска, составлял письменную формулу, являвшуюся юридическим выражением заявленного истцом притязания и возражений ответчика, и направлял ее в суд;

- in judicio – начиналась с изложения сторонами доказательств, поскольку о вопросе, поставленном перед судом, теперь можно было узнать из формулы. Процесс проходил в устной форме при свободной оценке доказательств. Источниками доказательств были показания свидетелей и доказыванию подлежали лишь спорные факты. Бремя доказывания исковых требований распределялось в соответствии с формулой: истец доказывал факты, которыми он обосновывал иск, ответчик – факты, которыми он обосновывал возражения. Решение всегда выносилось в денежном выражении. Исход дела стал целиком зависеть от содержания формулы.

14. Существенные (основные и факультативные) части преторской формулы.

История римского права знает три различные формы гражданского процесса, последовательно сменявшие друг друга:легисакционный, формулярный, экстраординарный. И легисакционный, и формулярный процессы делятся на стадии in iusиin iudicioв отличие от экстраординарного процесса.

Легисакционный процесс (от legis actio — действовать по закону) – древнейшая форма римского гражданского процесса, предусмотренная Законами XII таблиц. Он был сугубо формальным и торжественным.

Процесс делился на 2 стадии: in iusиin iudicio.

На стадии in ius судебные функции осуществлял магистрат (в древние времена консул, позже претор). Ответчик уже на этой стадии мог признать иск, в таком случае процесс автоматически заканчивался победой истца. Если иск не был признан, магистрат призывал свидетелей подтвердить факт спора (litis contestatio), после чего процесс приобретал необратимый характер и должен был завершиться принятием решения по делу. С этого момента начинало действовать правило: нельзя подать второй иск по одному и тому же поводу. После этого магистрат формулировал предварительные правовые выводы по существу дела для судьи, которому оно передавалось.

На стадии in iudicio дело принимал судья (арбитр), избираемый сторонами. Он рассматривал доказательства по делу и выносил решение.

Легисакционный процесс не предполагал обжалования принятого судебного решения.

Иск в легисакционном процессе можно было подавать только по одной из следующих определенных формул: 1) с использованием присяги (если предметом иска является вещь); 2) посредством просьбы о назначении судьи – по стипуляции; 3) посредством истребования обогащения (если предметом иска являются деньги); 4) посредством наложения руки. В таком случае, если истец выигрывал, ответчика можно было забрать в кабалу; 5) путем захвата долга. В таком случае истец завладевал вещью ответчика и использовал ее как залог (форму обеспечения иска). Такая формула подачи иска использовалась только по наиболее важным искам (напр., о священных вещах).

Легисакционный римский гражданский процесс является довольно чистым образцом состязательного (обвинительного) процесса.

Со временем претор получил свободу в формулировании сути спора («формулы») перед судьей, что позволило обеспечить исковой защитой все новые категории правоотношений.

Судья, таким образом, был связан преторской формулой, что стало основой формированияформулярного процесса. Он изучал факты по делу, но не мог изменить его правовую квалификацию, уже данную претором в формуле.

Переход от легисакционного к формулярному процессу соответствовал переходу от цивильного права к преторскому.

Преторская формула – ключевое понятие в формулярном процессе. Формула начиналась с назначения судьи. Остальные части формулы делились на обязательные и факультативные.

Обязательные части формулы:

1. Intentio —суть требований и возражений сторон.

2. Condemnatio — правовая квалификация дела.

Факультативные части формулы:

1. Demonsratio — дополнительное пояснение пожеланий сторон (в сложных делах).

2. Adiudicatio — предоставление претором судье дополнительных правовых возможностей (напр., раздел наследства).

3. Exceptio — в этом разделе претор отмечает возражения, которые ответчик мог сделать против иска (напр., exceptio doli — ссылка на умысел истца при заключении договора).

4. Prescriptio —оговорка на то, что цена иска точно не установлена.

15. Несущественные (дополнительные) части преторской формулы: прескрипции и эксцепции.

Дополнительные части формулы:

прескрипция (praescriptio) – предшествует основному тексту формулы (сразу после имени судьи). Ставила возможность начать процесс в зависимости от выявления определенных обстоятельств. Составлялась в интересах истца, если контракт не имел названия в цивильном праве или истец хотел взыскать часть того, что должен ответчик, и избежать консумпции. В интересах ответчика – если он утверждал, что до этого дела должно быть рассмотрено более важное дело (например, если истец, не доказывая своих прав на наследство, виндицировал вещь из наследственной массы). Начиналась со слов «пусть процесс считается»;

эксцепция (exceptio) – возражение ответ чика на иск. Она следовала за интенцией, если ответчик отрицал иск, если не возражал против иска, но отрицал свою обязанность исполнить требования или если возражал против исковых требований, указанных в интенции.

16. Преторские формулы с фикцией.

Формула (formula) – это письменное распоряжение претора, в котором он сообщал судье суть рассматриваемого дела. Каждый иск имел свою формулу. Составные части постановлений современных судов соответствуют основным элементам преторской формулы.

Главные части исковых формул: краткое изложение фактов, вызвавших процесс, – демонстрация (demonstratio); изложение требований истца – интенция (intentio); уполномочение судьи на присуждение сторонам какой-либо вещи в собственность – адъюдикация (adjudicatio); уполномочение судьи на осуждение или оправдания ответчика – кондемнация (condemnatio).

1. В начале формулы сообщалось имя назначенного претором судьи («Пусть судьей будет Октавий»). Демонстрация указывала вещь, о которой идет спор.

Дополнительная часть формулы называлась прескрипцией (praescriptio – «надписание). Прескрипция вносилась по требованию истца или ответчика. При помощи прескрипции определялось исковое требование в отношении времени, места и количества требуемой престации (т.е. содержания обязательства, которое необходимо выполнить в пользу кредитора). Часто в прескрипции указывалось, что истец высказывает лишь часть своих требований. Прескрипция означала погасительную или приобретательную давность.

2.Затем шла самая важная часть формулы – интенция. Intentio («притязание») – это составленное претором обвинение от имени истца. Без интенции невозможно было вести судебную тяжбу. При превышении суммы ущерба, притязания истца аннулировались.

3.Эксцепция означает возражение ответчика. Эта часть формулы не являлась основной. Она возникает в формуле не сразу, в ней претор указывал основание отрицания требований истца. В эксцепции ответчик мог полностью отвергать притязания истца, или, соглашаясь с требованием возврата долга, протестовать по поводу суммы (должен не 100 сестерциев, а всего 10) или срока возврата (должен отдать не через 20 дней, а через 2 месяца).

4.Адъюдикация (adiudicatio – «присуждение») предоставляла право присудить вещь одной из сторон, если, например, между сонаследниками шел спор о дележе наследства. С помощью адъюдикации судья наделялся правом присуждения вещи, находящейся в общей собственности, одному из собственников.

5.Кондемнация являлась заключительной частью преторской формулы и означала приказ судье. Полномочия претора были настолько сильны, что, рассмотрев суть дела в первой стадии, он приказывал судье (посредством кондемнации), каким образом разрешить спор. Функции судьи были незначительными. Он мог лишь определить сумму штрафа. Во всех формулах, имеющих кондемнацию, осуществлялась денежная оценка ущерба.

Помимо основных частей в формуле были и дополнительные. Это прежде всего таксация (taxatio – «оценка»). С ее помощью ограничивали сумму приговора с учетом личных качеств должника. Основной частью формулы была интенция, другие могли отсутствовать.

17. Судебное решение в формулярном процессе и его исполнение. Аннулирование судебного решения.

Формулярный процесс заканчивался вынесением судьей решения, значение которого заключалось в том, что оно окончательно разрешало спорное правоотношение, было обязательным и безусловным, тем самым апелляция, как в легисакционном процессе, не допускалась. К решению по своей значимости приравнивались также третейское постановление и мировая сделка.

По общему правилу, решение оглашалось в присутствии обеих сторон. Однако при определенных условиях судья мог вынести решение и в отсутствие одной из сторон. В таких случаях, если истец не являлся к судье, ответчик мог потребовать освободительного решения. Если не было ответчика, то судья выслушивал истца и выносил заочное решение в его пользу или в пользу ответчика. Это было новшество формулярного процесса. Если отсутствовали обе стороны, то дело вообще не рассматривалось.

В формулярном процессе сторона не могла обжаловать судебное решение. Таким образом, по теории, выработанной классическими юристами, вопрос, разрешенный один раз между данными сторонами, не мог быть разрешен судом повторно. Однако неудовлетворенная сторона могла прибегнуть к реституции или требовать защиты от несправедливого решения посредством вето у других магистратов. Однако, при оспаривании законного решения ответчик платил в двойном размере, если не мог подтвердить свои возражения.

Таким образом, некоторые институты, возникшие в легисакционном процессе, в формулярном бесследно исчезли. Действовавшее ранее правило, что взыскание налагается на личность должника, в формулярном процессе уже не работало. Взыскание осуществлялось за счет имущества должника.

После основного расследования и проведения доказательного процесса, согласно установленным фактам, судья выносил решение. Судья выяснял, существуют или не существуют какие-либо правовые отношения, т. е. выносил деклараторное решение. Деклараторное решение являлось кондемнаторным, когда выносилось в пользу истца, и абсолютарным, когда выносилось в пользу ответчика. Решение могло быть и конститутивным, означающим, что между сторонами установились новые правовые отношения. Такими были решения по спорам о разделе.

Анулирование судебного решения.

Решение, которое не могло быть опровергнуто обычным правовым способом^ входило в юридическую силу сразу. В порядке ис ключения, если решение было вынесено неправильным способом, можно было требовать от магистрата его аннулирования (revocatio in duplum). Стороны в течение года после вынесения решения могли требовать его аннулирования. Магистрат мог разрешить возобновить процесс, но если revocatio отклонялась, стороны оплачивали двойную стоимость прежнего решения. Если решение выносилось на основании обманных действий, была возможна restitutio in integrum ob dolum, по которой аннулировались и все последствия аннулированного решения.
18. Особые средства преторской защиты и их характеристика.

Основными средствами преторской защиты являлись интердикты, стипуляции, реституции, ввод во владение.

Интердикт - это распоряжение претора о немедленном прекращении каких-либо действий, нарушающих права граждан или общественные интересы (например, претор предписывал виновному немедленно освободить самовольно занятый им земельный участок). Интердиктное производство было удобным и быстрым административным способом защиты прав лиц и общества. Интердикты различались по различным основаниям:

а) в зависимости от обращения его к одной стороне или к двум интердикт мог быть односторонним или двусторонним;

б) известны запретительные, восстановительные и предъявительские интердикты.

Стипуляция - ничем не обусловленное обещание лица в присутствии претора что-либо сделать или предоставить. Как таковая стипуляция - это не мера защиты, а правоустанавливающий акт. Употреблялся часто для упрощенного перехода права собственности. В случае нарушения данного обязательства возможно было применение принудительных мер.

Реституция (restitutio) - это возврат в первоначальное положение. Данный способ защиты применялся в тех случаях, когда претор считал несправедливым применение к возникшему спору или совершенной сделке общих норм права. Например, старое право не позволяло расторгнуть договор, даже если он был совершен под угрозой. Претор же считал это несправедливым и предписывал реституцию (то есть продавец должен был вернуть деньги, а покупатель - вещь). Основаниями реституции были также несовершеннолетние одной из сторон, временное отсутствие одной из сторон, злой умысел одной из сторон, применение при заключении договора одной из сторон угрозы, а также заблуждения относительно характера сделки, предмета договора или личности контрагента.

Ввод во владение применялся в наследственных правоотношениях. При наследовании имущества, для того чтобы защитить права лица, которое признавалось наследником не по старому (цивильному) праву, а по преторскому, претор вводил лицо во владение имуществом.

19. Экстраординарный процесс: становление и основные черты, органы экстраординарного процесса, вызов в суд и главное производство.

Экстраординарный процесс (cognitio extraordinaria) являлся последним этапом в развитии гражданского процесса. Первоначально он возник как исключение, когда отдельные спорные случаи решались высокими государственными чиновниками вместо отдельного судьи, а в период империи, когда вся власть сконцентрировалась в руках императора и высшей бюрократии, он стал обычным и единственным видом гражданского процесса. Основные черты экстраор- данарного процесса приводятся ниже. Единый принцип совершения процессуальных действий — все процессуальные действия велись перед государственным чиновником. Наличие иерархии ступеней процесса — против решений чиновников низшего ранга, стороны могли протестовать подачей жалобы высшим чиновникам и даже самому императору. Вместо прежней публичности, когда все действия проходили перед форумом, был введен принцип тайности судопроизводства. Поэтому все действия проходили в закрытом помещении, а государственные служащие работали в специальных канцеляриях. Тайность производства выражалась и в том, что все процессуальные действия совершались письменным путем. Введение теории об оценке доказательной силы отдельных доказательств означало, что были предписаны правила, по которым считалось, что какой-либо факт доказан. Таким образом, был отменен принцип свободного убеждения и принцип материальной истины. Были установлены расходы по процессу, и это означало, что за всякое действие в процессе стороны должны были платить по предварительно утвержденной таксе. Правомочные приговоры больше не выражались в определенной денежной сумме. Если шла речь о точно определенной вещи, приговор требовал передачи вещи. » § 373. Органы экстраординарного процесса Во времена Римской империи не существовало разделения властей. Поэтому судебная организация была идентична организации управления. Верховным судьей являлся император, и его решение не могло быть опротестовано. Вторым по рангу являлись praefecti praetorio. Их решения тоже не могли быть обжалованы, так как считалось, что они судят вместо принцепса. Сходные правомочия имели praefecti urbi в Риме и Константинополе, распространявшиеся и на сто миль вокруг этих городов. Решениям praefecto urbi мог противостоять лишь император. Викарии диоцезов и правители провинций являлись верховными судьями территорий диоцеза и провинции. Против их решений разрешались жалобы более высоким органам. В метрокомиях — общинах правителями провинций назначались низшие судьи — judices podanei, которые судили менее важные дела.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

20. Экстраординарный процесс: судебное решение и его исполнение. Апелляция.

Экстраординарный (extra ordinem), или когниционный, процесс (cognitio extra ordinem) – чрезвычайный порядок рассмотрения судебного спора, который вытекал из непосредственной деятельности претора по осуществлению правовой защиты. Был установлен Конституцией 294 г. как единственная форма процесса.

Экстраординарный процесс воспринял принципы прежних форм гражданского процесса: диспози-тивности и состязательности.

В экстраординарном процессе судебные функции осуществлялись административными органами: в Риме и Константинополе (в связи с разделением империи на Западную и Восточную) – praefectus urbi (начальником городской полиции), в провинциях – правителем провинции, а по менее важным делам – муниципальными магистратами. Однако нередко императоры принимали судебные дела и к своему личному рассмотрению.

Дело рассматривалось указанными лицами вне формулярного процесса. Они же принимали заявление об иске и, назначив день суда, от своего имени вызывали ответчика.

Сосредоточившись в руках административных органов, экстраординарный процесс не делился на стадии (in jure и in judicio).

Рассмотрение дел утратило публичный характер и происходило в присутствии лишь сторон и особо почетных лиц, которые имели право присутствовать при этом. Если истец не являлся к слушанию дела, оно прекращалось; при неявке ответчика дело рассматривалось заочно.

Экстраординарный процесс осуществлялся в письменной форме. Документы имели больший вес по сравнению со свидетельскими показаниями.

В экстраординарном процессе участвовали адвокаты.

Экстраординарное производство предусматривало обязательные судебные пошлины – на покрытие канцелярских расходов, на досудебную подготовку дела и т. п.

Решение по делу чиновник выносил в письменной форме. Оно сразу вступало в законную силу и признавалось за истину (в отношении сторон по данному процессу).

В противоположность процессу классического периода в экстраординарном процессе впервые было допущено апелляционное обжалование вынесенного решения в следующую, вышестоящую инстанцию. На решение praefectus urbi можно было приносить жалобы императору, на решение правителя провинции – praefectus praetorio (начальнику императорской гвардии), а на его решения – императору. Отказ в апелляции (с Юстиниана не более двух) влек удвоение присужденной суммы.

Судебное решение в экстраординарном процессе приводилось в исполнение органами государственной власти по просьбе истца. В случае присуждения ответчика к выдаче определенной вещи она отбиралась указанными органами принудительно (manu militari), если в течение двух месяцев ответчик не передавал ее добровольно.

Если присуждалась денежная сумма, судебные исполнители отбирали у ответчика соответствующую сумму или какую-нибудь вещь, которую продавали для удовлетворения претензии истца. Обращение взыскания на все имущество должника имело место лишь в том случае, если заявлены претензии несколькими кредиторами несостоятельного должника, причем он не передавал добровольно имущество для их удовлетворения.

Правило республиканского процесса об окончательном погашении однажды предъявленного иска (хотя бы по нему и не состоялось решение) в экстраординарном процессе не применялось.
21. Понятие иска (actio). Классификация исков: основания и варианты.

Иск (actio) – обращенное в суде требование одного лица (истца) к другому (ответчику); это право лица осуществлять принадлежащее ему требование.

«Иск есть не что иное, как право лица осуществлять судебным порядком принадлежащее ему требование» (Дигесты).

Римляне полагали, что только судебная защита права придает этому праву ценность и завершение.

Иски складывались в ходе развития формулярного процесса.

Материально-правовая сторона иска – требование истца к ответчику, а процессуальная – требование к претору.

Число исков было ограниченным.

Классификация римских исков:

I. по личности ответчика:

1. вещные (actiones in rem) – требование признать право истца на определенную вещь. Ответчиком могло быть любое лицо, нарушившее право истца:

а) виндикационный иск - иск собственника об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения;

б) негаторный иск – это иск, представляющий собой требование владеющего вещью собственника к третьим лицам об устранении препятствий, связанных с осуществлением правомочий по пользованию и распоряжению вещью.

2. личные (actiones in personam) –

а) имеющие относительно-определенный характер -требование исполнения обязательства конкретным должником (например, требование уплатить долг). Обязательства всегда предполагают наличие одного или нескольких должников, только они могли нарушить право истца и только против них давался личный иск;

б) иски, имеющие абстрактный характер: для истребования неосновательного обогащения лицу давался так называемый кондикционный иск (condictio).

Виды кондикционных исков:

· Иск о возврате ошибочного платежа.

· Иск о возврате вещи, переданной для определенной цели, если эта цель не была достигнута (например, передано приданое, а брак не состоялся).

· Иск о возврате другого обогащения (например, деньги были уплачены за то, чтобы лицо, получившее их, не совершало преступления).

II. по объему:

1. иски для восстановления нарушенного состояния имущественных прав (возмещения ущерба) (actiones rei persecutoriae) – истец требовал имущественную вещь, находящуюся у ответчика (виндикационный иск);

2. штрафные (actiones poenalis), направленные на частное наказание ответчика. Посредством таких исков взыскивали частный штраф (иск, который домовладыка невесты мог предъявить к жениху за нарушение помолвки);

3. смешанные (actiones mixtae), осуществляющие и возмещение убытков, и наказание ответчика (например, потерпевший от кражи мог предъявить иск и возврате похищенного, и о взыскании штрафа);

III. по основанию:

1. основанные на законе (actiones in jus);

2. основанные на действиях (actiones in factum);

IV. по содержанию:

1. прямой иск (actio directa). Например, по закону Аквилия (III в. до н.э.) причинитель вреда отвечал только в том случае, если ущерб был причинен вещи в результате физического воздействия на вещь материального мира.

2. иск по аналогии – если по образцу уже существующего и принятого в практике прямого иска принимался аналогичный ему иск. Например, с помощью иска по аналогии претор распространил действие данного закона и на те случаи, когда вред причинялся не только телесным воздействием на вещь. Например, лицо виновным образом уморило чужое животное голодом.

V. в зависимости от способа толкования права:

1. иски из доброй совести (actiones bonae fidei) – судья должен был выносить решение, руководствуясь принципом «доброй совести», но не выходя из предписаний права. К примеру, арбитрарные[17] иски (actiones arbitrariae) – если судья не мог добиться от ответчика выдачи или предъявления предмета спора, то он выносил особое решение, в котором определял размер ущерба, причиненного истцу, руководствуясь принципом «доброй совести и справедливости»: иски о разделе между сонаследниками общего наследственного имущества; о восстановлении нарушенных межей; иск о разделе общего имущества между членами товарищества; впоследствии все вещные иски.

2. иски строгого права (actiones stricti juris); При рассмотрении исков строгого права судья был связан буквой договора и не имел права принимать возражения ответчика, основанные на требованиях справедливости (такие иски вытекали, к примеру, из договоров строгого права – из ведения чужого дела без поручения или из нарушения условий договора поручения).

26. Правовое положение римских граждан.

Римский гражданин (civis romanus) – субъект государственной жизни и публичного права. Способы приобретения римского гражданства:

– рождение – ребенок, рожденный в римском браке, следовал состоянию отца, а ребенок, рожденный женщиной, не состоявшей в браке, следовал состоянию матери. Ребенок, рожденный вне брака не римлянкой, не признавался римским гражданином, хотя отцом его был римский гражданин. В I в. н. э. было установлено, что ребенок, рожденный вне брака римской гражданкой, не приобретает прав гражданства, если его отцом был не римский гражданин. Ребенок, рожденный от брака его родителей, становится гражданином, если отец был гражданином в момент зачатия ребенка, независимо от изменений в состоянии родителей к моменту рождения ребенка. Ребенок, рожденный римской гражданкой, не состоящей в браке, если мать была гражданкой в момент его рождения, был гражданином независимо от ее состояния до этого момента;

– освобождение римским гражданином своего раба;

– усыновление римским гражданином чужеземца;

– предоставление римского гражданства отдельным лицам, общинам, провинциям особыми актами государственной власти.

С точки зрения своего правового положения римские граждане делились на две группы:

– свободнорожденные – были носителями полной правоспособности;

– вольноотпущенники освобожденные из рабства римским гражданином, подвергавшиеся в качестве римских граждан некоторым ограничениям в правах.

Политические права римских граждан:

– голосование в народном собрании (jus suffragii);

– избрание в магистраты (jus honorum);

– служба в римских легионах (militaria).

Гражданские права римских граждан:

– вступать в римский брак, создавать римскую семью (jus connubii);

– быть субъектом всех имущественных правоотношений и соответствующих сделок (jus commercii);

– право составлять и быть свидетелем при составлении завещания и право быть назначенным наследником по завещанию (testamenti factio).

В эпоху христианства как господствующей религии римский гражданин обязан был исповедывать только каноническое христианское вероучение.

Структура имени римского гражданина:

– имя в собственном смысле слова;

– наименование семьи или рода, к которому принадлежит гражданин;

– указание имени отца в родительном падеже (русское отчество);

– наименование трибы, в составе которой носитель имени голосует в народном собрании (даже когда собрание перестало созываться);

– прозвище, которое стало включаться в полное имя гражданина позднее других частей. Способы прекращения римского гражданства:

– смерть;

– полная потеря правоспособности (capitis deminutio maxima) в связи с утратой гражданином свободы в случаях продажи в рабство за границей, плена, захвата неприятелем. Если захваченный в плен и обращенный в рабство римлянин возвращался в Рим, он рассматривался как никогда не утративший ни свободы, ни гражданства, ни отдельных своих прав;

– отказ гражданина от прав гражданства;

– переход гражданина в число латинов в целях получения земель;

– осуждение римского гражданина на смертную казнь, приговорение его к телесным наказаниям за какие-либо преступления, причем впоследствии не могло следовать восстановления прав гражданства;

– изгнание на срок из пределов Рима.

 

 

22. Коллизия прав и конкуренция исков.

Коллизия прав. Осуществление некоторых прав может происходить не иначе, как задерживая или препятствуя вполне или отчасти осуществлению других прав. Такие случаи называются коллизией прав. Разрешается эта коллизия в зависимости от отношений, установленных законом между сталкивающимися правами в различных случаях.

(I) В области залоговых прав при коллизии прав залоговых кредиторов на один предмет залога право продажи этого предмета (ius distrahendi) предоставляется лишь первому залоговому кредитору, остальные же удовлетворяются из остающейся (по удовлетворении первого) части вырученной от продажи суммы. Последовательность удовлетворения остальных кредиторов определяется по времени установления их требований (prior tempore potior iure — первый по времени сильнее по праву).

(2) При коллизии прав собственности с другими непосредственными правами на ту же вещь (сервитута, право застройки, наследственная аренда) последние беспрепятственно осуществляются, ограничивая права собственника, а иногда доводя его даже до степени nudum ius.

(3) В области обязательственных требований принцип старшинства по времени при коллизии этих прав уступает место принципу однородности и одновременности взыскания по этим требованиям. Это значит, что при несостоятельности должника все его кредиторы получают удовлетворение на одинаковых основаниях, независимо от времени возникновения их требований, пропорционально сумме каждого из предъявленных требований.

(4) Наконец, права могут быть равносильными и взаимно не связанными. В этих случаях коллизия разрешается по принципу превенции, т.е. преимуществом пользуется тот, кто раньше осуществляет право. Так, если один из нескольких кредиторов несостоятельного должника успел до открытия конкурса взыскать свой долг, то он лишает других полного удовлетворения -melior est causa possidentis quam petentis - лучше положение того, кто владеет чем того, кто отыскивает. В процессуальных отношениях, при иске о собственности, владение предметом спора до процесса определяет положение владельца как ответчика, перелагает тяжесть доказательства на истца.

Конкуренция исков. В отличие от коллизии исков конкуренция исков имела место в тех случаях, когда одно или несколько лиц располагали несколькими исками против одного или нескольких лиц, причем все эти иски преследовали один и тот же интерес и ту же цель (eadem res). Удовлетворением одного из этих конкурирующих требований уничтожалось другое требование так как представлялось недопустимым дважды удовлетворять один и тот же интерес.

Если были предъявлены оба иска, и по одному из них последовало удовлетворение, то другой аннулировался, как преследующий тот же интерес. Однако если удовлетворение по одному иску было неполным, допускалось предъявление второго иска в пределах разницы (D. 17. 2. 43).

Возможно, однако, и другое разрешение конкуренции исков по историческим традициям и в зависимости от характера происхождения этих исков.

Так, в области деликтных исков существовала так называемая кумулятивная конкуренция исков, т.е. допускалось одновременное проведение двух исков, возникших на основании одного правонарушения. Например, со времени XII таблиц закон признавал за потерпевшим от воровства (если вор не пойман с поличным) право на возмещение интереса и на взыскание штрафа. Можно было требовать не только возврата похищенного или уплаты его стоимости - посредством condictio furtiva, но допускалось одновременное предъявление actio furti пес manifesti в размере двойной стоимости похищенного, как штрафа. Взыскивалась, таким образом, в совокупности тройная стоимость вещи. Предъявление каждого иска не зависело от предъявления другого, и удовлетворение по одному требованию не погашало другого.

В других случаях применялась так называемая элективная конкуренция, при которой допускалось проведение или одного или другого из конкурирующих исков. Она применялась, когда одно и то же материальное право охранялось несколькими исками, например, право наследника-собственника на отдельные части наследства могло осуществляться путем генерального (общего) иска по отысканию наследства в полном составе - hereditatis petitio, или сингулярными (отдельными) исками - виндикацией отдельных объектов, входивших в состав наследства. При ограблении потерпевший мог отыскивать двойную стоимость отнятого предмета по actio furti пес manifest! и предъ­явить иск о четверной стоимости за грабеж по actio vi bonorum raptorum. Но во втором случае (если он ранее уже воспользовался первым иском), он получал по иску только двойную стоимость, и начало выбора (electio) комбинировалось здесь с началом зачета (compensatio). В других случаях, при одном договорном основании, могло возникнуть несколько притязаний различного содержания на выбор (electio). Так, при недостатках купленной вещи, покупатель мог требовать или расторжения сделки посредством actio redhibito-ria, или ограничиться уменьшением покупной цены - actio quanti minoris. В подобных случаях доведение процесса до момента установления предмета спора (litis contestatio) по одному из этих требований влекло за собой потерю другого иска, так как оба иска имели своим предметом одну и ту же цель — eadem res.

Если в элективной конкуренции находились два разнородных иска, например, иск, направленный на лицо - condictio furtiva, - конкурировал с иском, направленным на возвращение вещи, - виндикацией, то не допускалось двукратное осуществление одного и того же интереса; только разница в суммах конкурирующих исков могла довзыскиваться вторым иском.
23. Значение времени в римском праве: законные сроки, исковая и незапамятная давность.

Время – определяющий фактор в осуществлении и защите прав. Оно является основанием возникновения, изменения или прекращения правоотношений. Особенность – пропуск установленного законом времени считался погашавшим собственно материальное право, а не в ограниченном виде право требования восстановления своего права.

Законные сроки – сроки, установленные для отдельных исков:

преторские – 1 год;

эдильские,в связи с недостатком купленной вещи – 6 месяцев;

о наследстве – 5 лет. Приобретательная давность – если известное фактическое положение существует в течение определенного времени, могут наступить вытекающие из него юридические последствия, например приобретение владельцем права собственности.

Погасительная давность – право на иск, при котором некоторые субъективные права существуют лишь в рамках обозначенного срока и утрачиваются по его истечении.

Виды погасительной давности:

полная,когда в целом погашалось все требование;

частичная,когда считалось погашенным, например, право требовать штрафные санкции за неисполнение, но сохранялось право требовать исполнения.

Погасительной давности не имели иски, вытекающие из наследственного права.

Незапамятное время – промежуток времени, в котором живущие в данное время люди не могли установить начало осуществления правомочия. Традиционно незапамятность времен наступала в тре-|тьем поколении.

Исковая давностьозначает погашение возможности процессуальной защиты права вследствие того, что в течение известного времени такая защита не была осуществлена заинтересованным лицом.

Действие исковой давности не распространялось на эксцепции (так как эксцепцию можно заявить, лишь когда будет предъявлен иск), кроме случаев, когда лицо могло по поводу своего права предъявить и иск, и эксцепцию и пренебрегло правом предъявления иска.

Начало течения исковой давностиустанавливалось с момента возникновения искового притязания:

– при праве собственности и других правах на вещи – с момента нарушения кем-либо господства над вещью;

– при обязательствах не делать чего-либо – когда обязанный субъект совершал действие, противоположное принятой обязанности;

– при обязательствах что-либо сделать – когда возникла возможность немедленно требовать исполнения обязанности от обязанного.

Общий срок исковой давностиустановлен Юстинианом в 30 лет, для церкви и благотворительных учреждений – 40 лет.

Течение давности прерывали:предъявление иска, признание требований обязанным лицом. Перерыв исковой давности приводил к тому, что истекшее время не засчитывалось в срок исковой давности; течение давности начиналось снова.

Течение исковой давности могло быть временно приостановлено. Приостановление исковой давностиозначало, что ее течение временно приостанавливается по какой-либо причине, например ввиду несовершеннолетия лица либо юридических препятствий для предъявления иска, например до составления описи наследственного имущества. Устранение этих оснований возобновляло течение исковой давности, а истекшее до приостановления время зачитывалось в общий срок давности.

27. Правовое положение латинов.

Латины (latini) – исторически и этнически сложившаяся категория населения союзнических территорий, окружающих Рим (Лациума – провинции Италии). Существовали ещедве категории латинов:

– лица, освобожденные из рабства господином-ла-тином;

– лица, освобожденные из рабства при определенных условиях римским гражданином.

Правовое положение латинов приобреталось:

– рождением; ребенок, рожденный в браке, следовал состоянию отца; ребенок, рожденный женщиной, не состоящей в браке, следовал состоянию матери;

– присвоением правового положения латина актом государственной власти;

– добровольным переходом римского гражданина в число латинов в целях приобретения земель, раздаваемых населению колоний;

– освобождением из рабства господином – лати-ном или римлянином.

Правовое положение латинов различно в зависимости от того, к каким латинам они принадлежат.

В сфере публичного права все латины пользовались правом участвовать и голосовать во время пребывания в Риме в римских народных собраниях. Латины не имели публичных прав, признанных для римских граждан, однако они должны были нести воинскую обязанность в составе специальных легионов. Статус латина предполагал право на земельный надел в Лациуме согласно традиционным нормам и порядку наделения им.

В частноправовой сфере латины (жители Ла-циума) имели право вступать в римский брак и право быть субъектом имущественных правоотношений (вещных и обязательственных). Остальные две категории латинов имели только право быть субъектами имущественных правоотношений, которое ограничивалось для латинов-вольноотпущенников. О них говорили: «Живут, как свободные, умирают, как рабы»; они не вправе были составлять завещания, в их имуществе не допускалось и наследование по закону: после смерти лица, принадлежавшего к числу латинов-вольноотпущенников, все его имущество переходило к господину, некогда освободившему умершего из рабства, как если бы это имущество принадлежало господину, без обременения господина имущественными обязательствами умершего. Имущественные споры всех латинов разрешались в тех же судах и тем же порядком, что и споры римских граждан.

Латины могли приобрести римское гражданство:

– в силу общих постановлений, присваивавших целым категориям латинов при определенных обстоятельствах римское гражданство;

– в силу специальных актов государства, наделявших правами гражданства отдельных латинов или целые группы их. Так, римское гражданство присваивалось латинам, жителям Лациума, переселившимся в Рим. Так как это правило влекло за собой сокращение населения городов Лациума, то применение его впоследствии было ограничено условием оставления потомства в месте прежнего жительства латина. Права римского гражданства приобретали также и латины, занимавшие в своих общинах должности магистратов или сенаторов. Латины-вольноотпущенники наделялись правами римского гражданства за услуги, оказанные римскому государству в деле охраны безопасности дорог, поставок римскому государству и т. д. Категория латинов, живших за пределами Лациума, утратила значение с распространением в начале III в. н. э. прав гражданства на все население империи. Категория латинов-вольноотпущенников была упразднена при Юстиниане.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

28. Правовое положение перегринов.

Перегринами (peregrini) назывались свободнорожденные категории лиц, не принадлежавшие к римскому или латинскому гражданству, но находившиеся в подданстве Римского государства. К ним относилось основное население провинций.

Перегрины не только были лишены публично-правового статуса, присущего римским гражданам, но и в сфере частных прав существенно ограничивались. Так, например, брак римских граждан с перегринами создавал особый случай правового регулирования и вытекающих из этого союза обязанностей.

Перегрины не обладали правоспособностью цивильного права. Однако они обладали частными правами в рамках jus gentium, т.е. считались субъектами хозяйственного оборота в тех формах и обязательствах, которые не полагались присущими только римским гражданам (могли заключать договоры купли-продажи, товарищества и т.д., но не могли оформлять сделки посредством манципации, не могли стипулировать, заключать договоры займа и ссуды).

В начале III в. (212 г.) император Каракалла предоставил перегринам как свободным подданным Римского государства права римского гражданства.

29. Манумиссия и правовое положение либертинов (вольноотпущенников).

Раб (servus) находился вне политического общества и не являлся субъектом права. По римскому праву он считался вещью. Специфика этой вещи состоит в том, что она не бывает ничейной.

Освобождение рабов должно было носить правовую форму – manumissio. Оно носило только личный характер. Господин мог сделать распоряжение об освобождении раба собственным решением в завещании либо посредством фиктивного судебного процесса об отчуждении имущества.

Вольноотпущенниками (libertini) признавались освобожденные по завещанию или внесением в списки ценза рабы. Они представляли собой категорию лиц свободного состояния, однако отличались в своих правах от полноценных римских граждан.

Положение вольноотпущенников различалось в зависимости от условий их прежнего рабского состояния. Отпущенные из рабства, связанного с военным пленом, никогда не могли приобрести прав римского гражданства. Только отпущенные на свободу в самом Риме считались римскими гражданами, но не полноправными.

Вольноотпущенники навсегда оставались носителями некоторой ограниченной правоспособности.

В сфере публичного права ограничения прав вольноотпущенников заключались в том, что они не служили в римских легионах, а в I в. н. э. утратили и права участвовать и голосовать в народных собраниях, в связи с чем указание трибы и не фигурировало в составе гражданского имени вольноотпущенников, они не имели ни права занимать должность в магистратах, ни права быть включаемыми так же, как и их дети, в число сенаторов.

В период империи ограничения публичных прав вольноотпущенников усилились, в то же время сложился институт присвоения вольноотпущенникам полной политической правоспособности специальным постановлением императора, которая сообщала им полную правоспособность и в сфере частного права, или путем присвоения императором золотого перстня.

В праве Юстиниана ограничения политических прав вольноотпущенников больше нет. Сохранялись, однако, ограничения их правоспособности в области частноправовых отношений: воспрещались браки вольноотпущенников с лицами сенаторского сословия, как до I в. были воспрещены браки со всеми свободнорожденными. Вольноотпущенник нес по отношению к освободившему его из рабства господину ряд личных и имущественных обязанностей, построенных по типу обязанностей детей в отношении отца: вольноотпущенник обязан господину своей гражданской жизнью, как сын обязан отцу своей жизнью физической. Отсюда отношения патроната между бывшим господином – патроном и его вольноотпущенником – клиентом, отношения, в которых выражается продолжающаяся эксплуатация бывшего раба.

Правоотношения, составляющие в совокупности патронат, могут быть сведены к следующим группам:

    совокупность личных и имущественных, семейного характера прав патрона (право домашнего суда над клиентом и другие);

    обязанность вольноотпущенника оказывать патрону личные услуги;

    взаимная обязанность помогать друг другу в материальной нужде, давать алименты.

К этому присоединялось также право патрона наследовать по закону после вольноотпущенника, не оставившего нисходящих и умершего без завещания.

Отношения патроната отражались в структуре гражданского имени вольноотпущенника: он носил имя в собственном смысле слова и наименование семьи или рода патрона, указывая и имя последнего в родительном падеже в качестве имени отца и превратив свое прежнее имя раба в прозвище.

Патрон утрачивал свои права, если отказывал вольноотпущеннику в алиментах, если возбуждал против него судебное обвинение, грозившее смертной казнью, в случаях, когда патрон пытался на возмездных началах передать другому лицу свое право на личное пользование рабом.

24. Понятие «persona» («лицо») в римском праве. Правоспособность: понятие, элементы, характеристика.

Физические лица признавались субъектами римского частного права (persona) и наделялись определенными правами – правоспособностью.

Поскольку Древний Рим был рабовладельческим государством, то далеко не каждый человек признавался субъектом. Субъектом римского права мог быть только свободный человек.

Рабы рассматривались не как субъект, а как объект римского права.

Полная правоспособность физического лица состояла из трех статусов: состояния свободы – данный статус вводился для разграничения свободных и рабов; состояния гражданства – для разграничения римлян и неримлян (латинов, перегринов); семейного положения – для разграничения самостоятельных глав семейств и подвластных лиц. Основной хозяйственной единицей выступала семья, которую возглавлял глава семейства.

Только при наличии всех трех статусов лицо признавалось субъектом римского права, т. е. могло от своего имени осуществлять права и нести обязанности. По различным причинам лицо могло утратить один из статусов. В данной ситуации его правоспособность либо утрачивалась, либо ограничивалась. Изменение правоспособности называлось capitis deminutio и в начальный период римского права приравнивалось к гражданской смерти, т. е. лицо фактически существовало, но у него в собственности не могло быть имущества, и он не мог им распоряжаться.

Существовало изменение правоспособности, в котором различали три степени:

1. утеря лицом статуса свободы и превращение в раба;

2. утрата римского гражданства;

3. изменение семейного положения лица.

Для обладания полной правоспособностью римскому гражданину нужно было отвечать три требованиям (status):

1. быть свободным (status libertatis);

2. иметь римское гражданство (status civitatis);

3. быть главой семьи (status familiae).

В частном римском праве правоспоспособность включает еще два элемента – право вступать в законный римский брак и право торговать, совершать сделки.

Правоспособность возникала с момента рождения и прекращалась со смертью человека. Но были случаи, когда еще не родившийся ребенок признавался правоспособным, что имело большое значение для наследственного права.

Объем правоспособности на протяжении всей истории римского права не был постоянным. Постепенно с развитием общества и государства различия между группами свободного населения стирались. Но это не относилось к взаимоотношениям свободных и рабов, которые оставались в прежнем положении.

Император Римской империи Антонин Каракалла в 121 г. даровал права римских граждан всему свободному населению империи, что формально уравняло всех свободных людей в частном праве.

Термином «лицо» (persona — букв. «маска») обозначается субъект права. Лицами в римском обществе были отдельные люди, физические лица, сообщества физических лиц (например, родовая организация) и независимые от физических лиц учреждения — юридические лица.

В римском праве не получило классической формы учение о физичес­ких и юридических лицах. Все участники правовых отношений (persona) - это физические лица в нашем понимании. Они могли объединяться в союзы, корпорации и т.д., то есть создавать юридические лица, но при всем этом они участвовали в правоотношениях от своего имени.

Римляне наметили путь, по которому пошло развитие правового со­стояния лица. Благодаря им, впервые в истории человечества имеет место процесс определения юридического состояния человека. До римлян аксиономичным было понимание человека только как суще­ства, у которого от рождения и на протяжении всей жизни существует только биологическая природа. Римляне впервые в истории челове­ческой цивилизации пришли к мысли о существовании в обществе, охваченном правовыми нормами, еще и юридической природы или состояния человека, наряду с биологической.

Биологическая природа неизменна. Все люди от рождения наследуют оди­наковые качества и черты. Нет неполноценных людей и народов, исключения составляют только люди, рожденные с явными телесными и интеллектуаль­ными дефектами. Юридическая природа - это изменчивое состояние, результат усилий и деятельности человека. Это то, что отличает людей в обществе друг от друга. Она - слагаемое трех юридических состояний или статусов в терминологии римлян:

1) состояния свободы (status libertatis);

2) состояния гражданства (status civitatis);

3) семейное состояние (status familiae).

Каждое юридическое состояние (статус) характеризовали лицо с точки зрения какого-то одного юридического критерия. В зависимости от степени и характера присутствия его у лица происходила градация субъектов по несколь­ким категориям:

1. Свободные (liberi) и рабы (servi) с точки зрения status libertatis. По мнению древних, «главное разделение в праве лиц состоит в том, что все люди или свободные, или рабы»[6][2]. Состояние свободы не представляло собой категорию неизменную. Свобода могла быть утрачена и приобретена. В этом отношении существовали спо­собы (основания) приобретения и утраты данного состояния. Свобо­да приобреталась:

а) естественным способом, в результате рождения (свободнорож­денные);

б) искусственным - отпуск на свободу раба (вольноотпущенники).

Надо сказать, что римские граждане, ставшие таковыми в результате отпущения из рабства, - вольноотпущенники – были носителями ограниченной правоспособности. Им вос­прещались браки со свободнорожденными (до I в.) и женщинами из сенаторских семей, они несли ряд личных и имущественных обязанностей перед освободившим их патроном, состоявших в оказании последнему личных услуг, во взаимной материальной помощи, в праве патрона наследовать после смерти вольноотпущенника, не оставивше­го завещания и нисходящих. Ограничения их публичных прав выражались в отсутствии доступа к сенаторскому званию, к должностям в магистратах, к службе в римских легионах, а с 1 в. они утратили право и голосовать.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

25. Capitis deminutio и другие способы умаления правоспособности римского гражданина.
Юридическое положение человека, как субъекта права и члена гражданского общества, вследствие известных обстоятельств может быть или вовсе уничтожено, или же в такой или иной степени ослаблено, умалено. Такое умаление гражданской правоспособности на языке римских классических юристов называется capitis deminutio .

Так как полнота гражданской правоспособности обусловливается трояким состоянием лица — status libertatis, status civitatis и status familiae, то сообразно с этим и умаление caput может заключаться или в потере status libertatis (но вместе с ним неизбежно теряется и status civitatis, и status familiae), или в потере status civitatis (причем одновременно теряется и status familiae), или, наконец, в потере только status familiae. Ввиду этого классические юристы различают и три степени capitis deminutio — maxima, media, minima (fr. II D. 4. 5).

Не подлежит, однако, сомнению, что такой вид теория capitis deminutio приобрела лишь в учениях классических юристов; в более раннее время существо capitis deminutio было, вероятно, несколько иное, хотя эволюция этого института во многих отношениях очень спорна.

Как было указано, в древнейшее время единственными в истинном смысле субъектами прав были только свободные граждане, и притом семейно самостоятельные; libertas, civitas и familia составляли три стороны, друг от друга неотделимые. Утрата этой триады была возможна только в случаях гражданской смерти лица. Такая гражданская смерть наступала в случае пленения римского гражданина врагом, в случае продажи его trans Tiberim (за Тибр, то есть за границу, то есть также в руки врагов), или в случае aquаe et ignis interdictio, то есть отлучения от правового общения, связанного с изгнанием. Во всех случаях человек утрачивал сразу все три статуса, и с юридической точки зрения умирал.

С течением времени появились случаи, когда юридическая личность человека не вовсе уничтожалась, а лишь подвергалась известному умалению, деградации. Так, когда чужестранцы как таковые перестали считаться за hostes, утрата права римского гражданства — вследствие добровольного переселения или же вследствие изгнания — не влечет более за собой полной юридической смерти лица: утрачивая свою прежнюю цивильную правоспособность, такое лицо сохраняет правоспособность ex jure gentium (по праву народов), как перегрин. Далее, в случае продажи отцом своего сына кому — либо в кабалу, in mancipium , в пределах римской территории, проданный делался в древности, по — видимому, рабом (слово mancipium и позже употребляется для обозначения рабов), но с течением времени его положение улучшается: он уже не раб, а liber in mancipio (свободный в кабале), его правоспособность может возродиться (с истечением срока кабалы, с отработкой долга); но он находится servorum loсo («на положении рабов», Gai. 1. 138) и служит, подобно подвластным, орудием приобретения для его господина. Сохраняя свою libertas и civitas, подобный манципированный переходит под власть другого домовладыки, лишь подвергаясь некоторой деградации в своем status familiae.

Случаи подобного рода, постепенно умножаясь, заставили римскую юриспруденцию различать разные степени юридической деградации и привели в конце концов к формулированию изложенной выше теории capitis deminutio с ее тремя видами — maxima, media и minima. Но исторический корень этого института (гражданская смерть) проглядывает еще даже в учениях классических юристов: так, например, по заявлению Гая (Gai. 3. 153), civili ratione capitis deminutio morti coaequatur («по представлениям цивильного права умаление правоспособности равняется смерти»), причем из этого тезиса тут же делается и определенный практический вывод (разрушение societas — договор товарищества).

Рассмотрим случаи capitis deminutio и ее последствия несколько ближе.

1. Что касается, прежде всего, capitis deminutio maxima , то она наступает всякий раз, когда человек лишается своей свободы. Важнейшие случаи этого рода следующие: а) Римлянин попадает в плен к врагу. По исконному римскому воззрению, гражданин, сделавшийся где — либо рабом, переставал существовать в качестве субъекта и утрачивал все права; но правило это имело корректив в виде так называемого jus postliminii . Если пленнику удавалось каким — нибудь образом вернуться в пределы (limina) своего отечества, его личность опять оживала — так, как если бы он вовсе не был в плену; «qui ab hostibus capti, si reversi fuerint, omnia pristina jura recipiunt» («захваченные врагами в плен в случае возвращения получают назад все прежние права», Gai. 1. 129), «quia postliminium fingit eum, qui captus est, semper in civitate fuisse» («так как возвращение делает того, кто был взят в плен, постоянным жителем государства», § 5 Inst. 1. 12). Если же он не возвращался и умирал в плену, то, по строгому смыслу права, после него не могло быть наследования — ни по закону, ни по завещанию (наследование после раба невозможно); однако это положение было изменено неизвестным нам ближе законом Корнелия , который установил так называемую fictio legis Corneliae . В силу этой фикции предполагалось, что плененный умер свободным в самый момент своего пленения («quasi tunc decessisse videtur, cum captus est» — «представляется, будто он умер тогда, когда был взят в плен»), вследствие чего, если он оставил тогда завещание, оно сохранялось в силе, если нет — призывались наследники по закону (Pauli Sent. 3. 4. 8). b) В ряде случаев возможна была продажа гражданина в рабство trans Tiberim , то есть чужестранцам, причем для проданного таким образом jus postliminii не применялось: так, магистрат продавал в рабство того, кто уклонялся от ценза (incensus), кредитор продавал после manus injectio своего несостоятельного должника, обокраденный — вора, захваченного на месте преступления; наконец, домовладыка мог продать своего подвластного также trans Tiberim в полное рабство. Но все эти случаи уже в период республики отпали; в позднейшее время их место заняли другие, когда в силу тех или других причин гражданин делался рабом внутри государства : кто — либо дал продать себя, как раба, pretii participandi gratia; женщина вступила в связь с рабом (edictum Claudianum); servi poenae и т. д.

Общим юридическим результатом capitis deminutio maxima является полная потеря прав, как личных (patria potestas и т. д.), так и имущественных. Что касается, в частности, последних, то имущество capite minutus переходит или к государству (например, в случае продажи incensus уклонившийся от ценза (переписи) с целью избежать призыва на военную службу, что каралось продажей в рабство за границу), или к известным частным лицам — к кредитору, продающему должника, к хозяину раба, с которым женщина вступила в связь, и т. д. Но долги лица, подвергшегося capitas deminutio, принципиально погашались за исчезновением их субъекта — лица обязанного. Так как, однако, это было несправедливо по отношению к его кредиторам, то претор стал давать последним actio utilis (иск по аналогии) против тех, к кому имущество переходит, и, если они не пожелают уплатить долги, вводил кредиторов во владение имуществом capite minutus и предоставлял им продать его для своего удовлетворения (fr. 2. D. 4. 5).

2. Capitis deminutio media наступает тогда, когда лицо, сохраняя свободу, утрачивает права римского гражданства; это бывает, главным образом, в случае aquae et ignis interdictio , а в императорское время в случае ссылки — deportatio (§ 2 In. 1. 16). В силу правила «civilis ratio civilia quodem jura corrumpere potest, naturalia vero non potest» («правило цивильного права может разрушить цивильные же права, но не естественные», Gai. 1. 158) лицо, подвергшееся capitis deminutio media, теряет свои цивильные права, но сохраняет отношения juris gentium: так, например, теряется agnatio, но сохраняется cognatio. Имущество также или теряется (при удалении в изгнание: «amissis bonis et civitate relicta nudus exulat» («потеряв имущество и оставив государство, становится изгнанником», fr. 7. 3. F. 4. 5), или конфискуется (при deportatio). Долги и здесь jure civili («по цивильному праву») погашаются, но интересы кредиторов охраняются так же, как и в случаях capitis deminutio maxima (fr. 2 pr. D. 4. 5).

3. Наконец, capitis deminutio minima происходит тогда, когда меняется семейное положение лица, а это возможно в следующих видах: а) persona sui juris превращается в persona alieni juris : лицо семейно самостоятельное усыновляется кем — либо (arrogatio); женщина, не подчиненная ничьей власти, выходит замуж (conventio in manum); b) persona alieni juris переходит из — под власти одного paterfamilias под власть другого : сын отдается кому — нибудь в усыновление (adoptio) и т. д.; c) наконец, сюда же относится классическими юристами и тот случай, когда persona alieni juris посредством искусственного акта mancipatio делается persona sui juris — например, сын освобождается своим отцом из — под его власти (emancipatio). По существу, в этом последнем случае происходит не умаление status, а напротив — его усиление: сын делается полноправным субъектом; если же классические юристы и в этом случае усматривали capitis deminutio, то лишь по традиции — потому, что для достижения такого результата сын должен был подвергнуться троекратной (для формы) продаже in mancipium, то есть хоть на мгновение должен был стать in servilem condicionem («в положение раба», Gai. 1. 162). То же соображение имеет значение и для случая b. Результатом capitis deminutio minima является полный разрыв прежних семейных (агнатических) связей со всеми вытекающими из них правами (наследования и т. д.). Если лицо, доныне семейно самостоятельное, превратилось в persona alieni juris, то все его имущество переходит к его новому домовладыке, но долги и здесь jure civili погашаются; претор, однако, дает кредиторам restitutio in integrum, то есть предоставляет им иски против самого capite minutus с фикцией «ac si capite deminutus non esset» (как если не был подвергнут capitis deminutio); вследствие этих исков новый домовладыка должен будет либо уплатить, либо выдать имущество capite minutus для удовлетворения (Gai. 3. 84, fr. 2. 1. D. 4. 5).

Помимо трех основных status, полнота гражданской правоспособности предполагает еще состояние гражданской чести — status inlaesae dignitatis (fr. 5. 1. D. 50. 13). Лица, в силу тех или других причин опороченные, подвергаются гражданскому бесчестью (existimatio minuitur ) и ограничиваются в некоторых правах. В истории римского права гражданское бесчестье встречается в нескольких видах.

Древнейший вид — intestabilitas . Законы XII таблиц постановляли: «Qui se sierit testarier libripensve fuerit, ni testimonium fatiatur, improbus intestabilisque esto» : кто будет свидетелем (или libripens’ом) при заключении сделки и потом откажет в своем свидетельстве (в случае спора), да будет improbus intestabilisque. Последнее обозначало, что такой человек впредь не только не может быть свидетелем у других, но и сам не может никого приглашать к себе в свидетели. А так как почти все сделки древнего права совершаются при участии свидетелей, то указанное ограничение по существу создавало полную юридическую недееспособность. С постепенным исчезновением старых формальных сделок этот вид гражданского бесчестья утратил свое значение.

Римские магистраты в пределах своей компетенции также при разных обстоятельствах обращали внимание на гражданскую беспорочность лица, не допуская к тем или другим функциям людей с сомнительной в том или ином отношении репутацией. Так создался институт ignominia или infamia . Цензоры, контролеры нравов по преимуществу (regimen morum), по своему усмотрению могли то или другое лицо вычеркнуть из списка сенаторов, из всаднических центурий и т. д. Консулы, руководя выборами в магистраты, могли отказать лицу, по их мнению, себя опорочившему, в выставлении его кандидатуры. Преторы также могли не допускать к выступлению перед ними на суде.

В то время как контроль цензоров и консулов с падением республики исчез, преторская infamia сделалась прочным институтом гражданского права. Она наступает в одних случаях непосредственно в силу тех или других обстоятельств (бесславное удаление в отставку из легионов, заключение двойного обручения и т. д. — так наз. infamia immediata ), а в других случаях является результатом обвинения лица в известных процессах (в judicia publica, по actio furti, vi bonorum raptorum, injuriarum, doli, pro socio, tutelae, mandati, depositi (о искам в отношении кражи, грабежа, нанесения личной обиды, злоумышленного обмана при сделках, нарушения договоров товарищества, поручения, хранения, недобросовестного поведения в качестве опекуна); все эти иски называются поэтому исками инфамирующими — actiones famosae , а самая infamia здесь есть так называемая infamia mediata ). Лицо, подвергнувшееся infamia, лишается права быть избранным в общественные должности (например, в декурионы), быть опекуном, выступать на суде в качестве представителя за других (procurator) и т. д.

Наконец, вне пределов infamia, регулированной преторским эдиктом, некоторые профессии (ремесло актера, проститутки и некоторые другие) накладывали на лиц, к ним принадлежавших, также пятно известного общественного презрения — так называемого turpitudo , что также отзывалось на их юридическом положении (см., например, § 81).


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

30.Правовое положение рабов.

Раб (servus) находился вне политического общества и не являлся субъектом права. По римскому праву он считался вещью. Специфика этой вещи состоит в том, что она не бывает ничейной.

Рабы переходили в собственность граждан двумя способами: по цивильному праву и по праву народа.

Цивильные способы перехода в рабство:

    пленение на войне «врага Рима», т. е. человека, принадлежавшего враждебному для римского народа государству;

    обращение в рабство иностранцев, находившихся на территории Рима;

    продажа в рабство в порядке ответственности по обязательствам;

    самопродажа ради получения части выкупной цены;

    осуждение на смерть или каторжные работы;

    уклонение от военной службы;

    непрохождение периодического имущественного ценза.

По праву народов рабами считались плененные или рожденные от рабынь. Рабыней становилась также свободная женщина, уличенная в интимной связи с рабом и продолжавшая ее, несмотря на предупреждение.

На раннем этапе истории Рима рабство было домашним, патриархальным и раб, хотя и не мог иметь ни своего имущества, ни своей семьи, все же еще не рассматривался в качестве вещи, за ним сохранялись некоторые права человеческой личности. Они выражались в том, что могила раба находилась под защитой сакрального права, как и могила свободного; кровнородственные отношения рабов являлись препятствием к браку между ними; при отчуждении рабов запрещалось разделять близких родственников.

В имущественной сфере раб выступал как «говорящее орудие». Возможность раба совершать юридические действия (но только в пользу хозяина) выводилась из правоспособности последнего, т. е. как если бы такие действия совершал сам рабовладелец.

Однако по обязательствам рабов господин никакой ответственности не нес.

Начиная с I в. юристы признали в некоторых случаях за рабами возможность действовать от своего имени. Отражая потребности экономического развития и защищая интересы контрагентов рабов, они, несмотря на отсутствие у них правоспособности, санкционировали заключаемые ими договоры и вытекающие из них обязательства.

Другая новелла состояла в признании ответственности рабовладельцев по обязательствам рабов, возникающим в процессе осуществления ими хозяйственной деятельности по поручению своих хозяев.

Более широких хозяйственных и правовых возможностей требовали отношения, возникавшие на базе пекулия – обособленного имущества, выделенного рабу господином для самостоятельного управления, с внесением последнему определенной части дохода. Поскольку хозяйственная деятельность велась рабом по своей инициативе и в собственных интересах, а пекулий юридически принадлежал господину, то по обязательствам раба он отвечал в пределах пекулия.

С введением когниционного процесса рабы, не имевшие права предъявлять иски в обычных судах, получили возможность обращаться с жалобой к чиновникам (префекту), которые могли принудить соответствующее лицо исполнить обязательство.

Освобождение рабов должно было носить правовую форму – manumissio. Оно носило только личный характер. Господин мог сделать распоряжение об освобождении раба собственным решением в завещании либо посредством фиктивного судебного процесса об отчуждении имущества.

31. Пекулий (peculium): понятие, виды и их характеристика.

Пекулием в римском праве называется имущество, предоставляемое подвластному только в управление и пользование, то есть это временное держание, настоящим собственником которого остается домовладыка. В Риме выделение пекулия распространялось не только на сыновей домовладыки. Рабский пекулий – это часть имущества хозяина (земельный участок, ремесленная мастерская и др.), которую он предоставлял рабу для ведения хозяйства и получения части дохода.

Юридически признание «пекулия» означало и признание ограниченной правоспособности раба, за сделками такого раба признавалась юридическая сила. Пекулий позволял хозяевам эффективно использовать имущество и заинтересовывал раба в результатах своего труда. Аналогично рабскому пекулий, выделяемый сыновьям, должен был улучшить экономическое положение семьи.

В случае смерти подвластного пекулий не переходил по наследству, а возвращался в непосредственное обладание отца, который его выделил.

Существовало лишь несколько случаев невозврата пекулия: 1) в случае смерти домовладыки пекулий переходил к его наследникам наряду со всем остальным его имуществом; 2) если подвластный сын освобождался от отцовской власти, а отец при этом не потребовал возврата пекулия, пекулий считался подаренным сыну.

Во времена принципата наряду с пекулием, поступившим от отца (peculium profecti-cium), появились другие виды пекулия.

Военный пекулий (peculium castrense) представлял собой имущество, которое сын приобретал на военной службе или в связи с ней (военная добыча и всё имущество добытое на военной службе, например: жалованье, военные награды, подарки командиров и.т.д.), военный пекулий принадлежал подвластному на праве собственности, но если сын умирал, не оставив завещания относительно военного пекулия, это имущество поступало к домовладыке на тех же основаниях, как и обыкновенный пекулий.

Начиная с IV в. н. э. при Константине юридическое положение военного пекулия было распространено на любые иные приобретения сына, сделанные им на государственной, придворной, духовной, адвокатской службе, отец мог наследовать это имущество только при отсутствии завещания. И только во времена Юстиниана все, приобретенное подвластными не на средства отца, было признано принадлежащим подвластным.

- Добро, пришедшее со стороны (bona adventicia)

В IV в. при Константине имущество, унаследованное детьми от матери, состоявшей в браке sine manu, было объявлено принадлежащим детям, правда отец семейства обладал этим имуществом на правах пожизненного пользования и управления. В дальнейшем к этой категории стали относить вообще всякое имущество пришедшее от восходящих или боковых родственников.

32. Колонат, правовое положение колонов и его эволюция в Риме.

Колонат – особая форма земельной крепостной зависимости в Древнем Риме (III-IV вв. н.э.).

Правовое положение колонов.

Возникновение колоната явилось одной из важнейших особенностей экономического, социального и правового развития времен ранней Римской империи (в период принципата - I-Ш вв. н. э.). Колонами (coloni от лат. colo - «обрабатывать землю») называли свободных крестьян, которым крупные землевладельцы стали передавать землю в аренду из-за нехватки рабов и крайней непроизводительности их принудительного труда. Землю стали закреплять и за рабами, предоставляя им некоторую хозяйственную самостоятельность.

Экономически зависимый крестьянин, не имевший часто возможности своевременно внести необходимые платежи хозяину земли, довольно быстро оказывался фактически прикрепленным к арендованному участку. И, хотя он являлся лично свободным человеком и римским гражданином, на него вскоре начинают смотреть как на «раба земли». Постепенно колоны превращались в зависимую категорию населения, а конституция императора Константина 332 г. вообще запретила переход колонов из одного поместья в другое; владелец, у которого будет найден чужой колон, должен вернуть его прежнему хозяину и, кроме того, заплатить все причитавшиеся с беглого колона подати за весь срок пребывания в его поместье. Самих же колонов-беглецов надлежало в наказание заковывать в кандалы как рабов. Так колоны превращались в юридически зависимую категорию населения. А в 357 г. особый закон запретил продажу земли без колонов, живущих на этой земле.

Основания возникновения юридического положения колона:

— рождение от родителей, из которых хотя бы один являлся колоном;

— соглашение, в силу которого свободный человек поселялся в качестве колона на чужой земле;

— проживание в течение 30 лет на чужой земле на условиях, на каких обычно живут колоны. Также превращались в колонов трудоспособные лица, изобличенные земледельцем в занятии нищенством.

В колонат перерастало иногда и пользование пекулием со стороны рабов, которые прикреплялись в этих случаях к земельным участкам.

Колоны были наделены определенной правоспособностью, в соответствии с которой они имели право заключать сделки, вступать в иные договорные правоотношения, наследовать и завещать, вступать в брак, а также выступать в суде, за исключением предъявления исков к хозяину.

Основания прекращения состояния колона:

— приобретение колоном обрабатываемого им земельного участка;

— возведение колона в епископский сан;

— освобождение колона арендодателем в отдельных случаях.

36. Римская патриархальная семья (familia): виды и их общая характеристика, эволюция.

Familia — это римская патриархальная семья с единоличной властью paterfamilias (домовладыки).

В римскую семью включались жена, подвластные дети (в том числе и незаконнорожденные от рабынь), родственники, усыновленные лица, рабы, кабальные работники, собственность (dominium): дом, имуще­ство, орудия и продукты труда.

На протяжении римской истории сменилось три вида семьи:

1) консорциум (семейная община агнатов);

2) агентская семья (по принципу совместного проживания и труда по мужской линии);

3) когнатическая семья (союз кровных родственников от общего предка).

В агнатской семье власть домовладыки распространялась пожиз­ненно на жену и жен сыновей; над детьми своими и других членов се­мьи; над рабами и вольноотпущенниками. Глава семьи являлся пол­ноправным лицом со своим правом (persona sui juris). Все остальные члены семьи находились под властью домовладыки и были лицами с чужим правом (persona aliena juris).

Примечание: римляне проявили мудрую проницательность, создав специфический институт римской семьи и отцовской власти. Большая власть отцов над своими детьми уменьшает количество преступлений, а главное — дает возможность воспитывать граждан скорее нравами, чем законом. Родительской властью люди злоупотребляют меньше, чем любой другой: это самый священный авторитет, единственный, ко­торый не зависит ни от каких условий и даже предшествует последним.

В когнатическом родстве различали линии (две) и степени (пять очередей наследования).

Родственники по прямой линии — это родственники, происходя­щие один от другого в непрерывной последовательности. Линия мог­ла быть прямой восходящей (ascendenti) от потомка к предку (внук, сын, отец) и прямой нисходящей (descendenti) от предка к потомку (отец, сын, внук).

Родственники по боковой линии — если они происходят от общего предка, но не друг от друга (сестра и брат, дядя и племянник, двоюрод­ные братья).

Боковое родство было полнородным (общие мужские и женские предки) и неполнородное (полуродное).

Неполнородное родство различалось как единокровное (от общего отца и разных матерей) и единоутробное (от одной матери и разных отцов). Это деление было тесно связано с определением статуса брач­ных и внебрачных детей.

Степени родства определялись числом рождений в родстве двух лиц. Отец и сын — первая степень, брат и сестра — вторая степень, дядя и племянник — третья степень.

От родства следует отличать свойство. Свойство — это отношения между супругом и кровными родственниками другого супруга, а так­же между родственниками супругов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

33. Институт опеки (tutela) и попечительства (cura) в Риме.

Опека и попечительство

Опека (tutela) — установление правового покровительства одного лица в отношении других, которые в силу традиции или прямых требований закона признавались нуждающимися в опеке, или «охраняющем управлении».

Опека (tutela)–это правовой институт, компенсирующий частичную недееспособность лица, которое в силу определенных причин (возраст, пол) не может самостоятельно осуществлять правовую деятельность.

Основание для установления опеки – помощь лицу, охрана лица при осуществлении им своей гражданской право- и дееспособности.

Формы опеки:

— обязательная опека домовладыки в отношении всех членов своей семьи и всех подвластных;

— завещательная опека, которая устанавливалась по завещанию домовладыки в отношении наследника, если он не обладал необходимыми качествами, которые бы сделали его лицом «своего права»;

— наставленная опека, когда опекун назначался по решению уполномоченного на то магистрата в отношении лиц, признанных в этом нуждающимися по своим правовым или социальным качествам.

Опека — публичная повинность, от которой можно отказаться лишь при наличии уважительных причин (например, отправление государственных обязанностей, неграмотность, болезнь, возраст свыше 70 лет, ученые занятия, частые отлучки по общественным или государственным делам). Нельзя было брать на себя более трех опек.

В обязанности опекунов входило:

• Управление имуществом (опекун давал свое согласие на сделки, совершаемые подопечным в момент совершения сделки);

• Воспитание подопечного;

• Выдача замуж, если речь идет о девушке.

Опека устанавливалась в отношении:

— несовершеннолетних — до достижения опекаемым лицом определенного возраста. Несовершеннолетние: дети (infantes) — лица в возрасте до 7 лет; подростки (infantes raaj ores) — лица в возрасте от 7 до 12 лет, мальчики — до 14 лет; юноши — до 25 лет;

— женщин — постоянно и не зависела от достижения какого-либо возраста. При этом опека устанавливалась как в отношении замужней, так и в отношении незамужней женщины, но ее назначение осуществлялось во втором случае по личному пожеланию женщины. Опекун не имел прав ни в отношении личности женщины, ни над ее имуществом, но соучаствовал только в совершении тех юридических действий, которые нуждались в гарантии и в его утверждении по законам.

Попечительство (cura) — особый вид законной опеки, устанавливаемой только по решению властей в отношении сумасшедших и безумных, а также расточителей.

Попечительство устанавливалось по решению магистрата, который исследовал психическое состояние и социальное поведение интересующего лица. В отношении безумных могло быть принято решение о полной их недееспособности, тогда попечитель полностью принимал на себя ведение дел и возможных судебных процессов опекаемого, но могло быть признано наличие «светлых промежутков», тогда действия опекаемого, совершенные в — эти промежутки, имели полную правовую силу. В — отношении расточителей принималось решение об их ограниченной дееспособности: они не могли совершать сделки отчуждения, заключать обязательства личного характера и так далее, но они сохраняли все права по приобретению имущества, несли ответственность за причиненный их действиями вред и другие.

Не могли быть опекунами и попечителями: несовершеннолетние, неграждане, расточители, безумные, глухие, немые, тяжелобольные, рабы, женщины, солдаты, лица духовного звания, муж в отношении жены, кредиторы, должники и т. д.

Опека или попечительство (исключая опеку над женщинами) прекращались:

— с исчезновением условий для назначения опеки (если безумный выздоровел, если расточитель исправился, если несовершеннолетний достиг необходимого возраста);

— смертью опекуна или попечителя либо уменьшением его правоспособности по решению суда.

- потеря свободы одной из сторон;

- утрата гражданства одной из сторон;

- злоупотребления со стороны опекуна или попечителя (обогащения за счет имущества подопечного, отчуждение целиком имущества подопечного).

1. Различие между опекой и попечительством в Древнем Риме выражалось в порядке деятельности опекуна и попечителя. Опекун формальным актом согласия придает юридическую силу сделкам, к совершению которых подопечный не способен; попечитель же выражает свое согласие неформально.

2. В древнейшие времена опека устанавливалась в интересах не подопечного, а лиц, которые были его ближайшими наследниками по закону. Ее основной задачей была охрана имущества подопечного в интересах его наследников.

3. В связи с этим, наряду с двумя порядками установления опеки (в силу агнатического родства с подопечным и по завещанию paterfamilias), возникает третий порядок - назначение опекуна государством.

4. Вместе с тем постепенно развился и контроль государства над деятельностью опекунов. Развивается система исков к опекуну в случаях непредставления им отчета о ведении дел подопечного и в случаях не только растраты, но и нерадивого ведения дел.

5. По закону XII таблиц право попечительства принадлежало ближайшему агнату, а в его отсутствие -- сородичам, в поздней редакции объединены эти категории попечителей.

34. Понятие и статус юридического лица архаическом и классическом римском праве.

Юридические лица (См.: Схема 11). Детальной характеристики, разработки этого понятия в то время еще не было В Древнем Риме существовали образования, которые выступали как единое целое и не были зависимы от состава участников и его изменений(сколько бы воинов не поменялось в легионе, он оставался самим собой, т. е легионом). Но иму­щество еще не считалось принадлежащим организации по нормам частного права, не было отделенным от имущества членов организации и не было в гражданском оборо­те.

Уже в древнейшие времена существовали различные частные корпорации (ре­лигиозные, профессиональные союзы и другие. Они упоминаются в Законах 12 таб­лиц.

Но четко идея юридического лица была сформулирована только во второй поло­вине существования Республики, когда в состав Римского государства вошло множество новых административных единиц, за которыми традиционно признавалось праве на самоуправление.

Это municipium - гордские общины, которые ранее были само­стоятельными, а затем вошли в состав Рима с сохранением той или иной степени са­мостоятельности. В силу этих обстоятельств они были отнесены к числу субъектов частного права. Эдикт претора признавал за ними право быть истцами и ответчи­ками в суде.

Свою процессуальную правоспособность они осуществляли через пред­ставителей, которые назначались в каждом конкретном случае декретом муници­пального сената Они действовали от имени всей общины, как совокупности.

Со временем была признана возможность для муниципий заключать в таком же порядке договоры иосуществлять иные действия с юридическими последствиями. Но даже в классическом римском праве не определялась ответственность муниципии за деликты ее представителей и классическими юристами обсуждался вопрос о том, может ли она быть субъектом владения, суть ее как юридического лица сомнений не вызывала.

В последующем выработанную в отношении муниципий идею юридического лица переносят на частные корпорации, коллегии. Если в первой половине существования Республики объединения граждан могли создаваться без каких-либо ограничений, то в последние столетия до нашей эры вводится ряд ограничений, связанных с полити­ческими, религиозными и морально-этическими соображениями.

Сенатусконсультом 64 г. до н.э. были распущены все коллегии, которые после расследования магистратов были признаны вредными для общественного порядка. Через 6 лет они были восста­новлены, но еще через 2 года Сенат снова их ликвидировал, как превратившиеся в политические клубы. Цезарь вообще ликвидировал все коллегии, кроме наидревней­ших.

Законом императора Августа было установлено общее правило, по которому для создания объединений требовалось разрешение Сената.

В начале империи юридическими лицами признавались муниципии ичастные корпорации. Приблизительно на это же время приходится признание в качестве юри­дического лицагосударства, которое персонифицировалось вказне.

Со временем юридическими лицами стали признаваться учреждения, побуди­тельным толчком к чему послужило признание в 380 году христианства государст­венной религией. Церковные учреждения приобрели право получать имущество по договорам и завещаниям, быть кредиторами, выступать в суде и т.д. От церкви право­способность распространялась на различные частные благотворительные учрежде­ния - госпитали, приюты и пр., поскольку они находились под надзором церкви.

Прекращение юридических лиц имело место по достижении цели их деятель­ности, при распадении состава юридического лица, если деятельность организации принимала противозаконный характер.

В римском праве была четко обозначена идея юридического лица и сформулированы основные практические выводы этой идеи:

- определено понятие правоспособности особой, отдельной от правоспособ­ности физического лица;

- разработаны приемы искусственной дееспособности и главные типы юри­дических лиц.

Основные положения, сформулированные римскими юристами выглядели следующим образом:

1) корпорации в сфере частного права могут рассматриваться как лица физиче­ские;

2) юридическое существование корпорации не прекращается и не нарушается при выходе из нее нескольких участников,

3) имущество корпорации отделено от имущества ее членов и принадлежит именно ей как особому субъекту;

4) корпорация и ее члены обладают отдельными правами и обязанностями и не отвечают по обязательствам друг друга,

5) корпорация вступает в правовые отношения при посредстве физических лиц, уполномоченных на это определенным образом.

Таким образом, в Римском государстве достаточно четко был определен правовой статус различных категорий физических и юридических лиц.

Наибольшими правами пользовались квириты (граждане Рима), фактически бесправными были рабы, значительно ограничивались в своих правах перегрины.

Понятие юридического лица римскими юристами не было сформулировано, но достаточно четко был разработан их правовой стату
35. Понятие и статус юридического лица постклассическом (юстиниановом) праве.

Название «юридическое лицо» римскому праву не было известно. Римскими юристами была разработана сущность этого явления. Они ограничива­ются лишь признанием факта принадлежности прав раз­личным организациям. Они сравнивали эти организации с человеком, с лицом физическим, и говорили, что орга­низация действует вместо лица, в качестве лица, вместо отдельных лиц, на поло­жении отдельных лиц. По законам XII таблиц допускалась почти полная свобода образования коллегий, ассоциаций и т.п. Члены подобного рода объе­динений были вольны принять для своей деятельности любое положение (устав), лишь бы в нем не было ничего нарушающего публичные законы. С переходом к монархии свободное образование коллегий стало возбуж­дать подозрение со стороны принцепсов и оказалось по­литически неприемлемым. Август издал спе­циальный закон, по которому ни одна корпорация не могла возникнуть (с юридическим ее признанием) без предварительного разрешения сената и санкции императора. Прекращалось юридическое лицо с достижением цели его деятельности, распадением личного состава (классические юристы признавали в качестве минималь­ного числа членов — три), а также, если деятельность ор­ганизации принимала противозаконный характер. Правоспособность юриц в Риме по­нималась несколько своеобразно по сравнению с совре­менным ее пониманием. Например, юридическое лицо признавалось способным иметь права патроната, носив­шие почти семейный характер, и не считалось (за немно­гими исключениями) способным получать имущество по наследству и т.п. Дела юридического лица вели избиравшиеся для этой цели (на основании устава) физические лица (по современной терминологии — органы юридического ли­ца).

 

 


 

38. Правоотношения родителей и детей. Patria potestas.

Правоотношения детей и родителей. Самостоятельным лицом был только отец; сыновья и дочери были лицами чужого права. Подвластный сын имеет и libertas, и ivitas; в области публичного права он стоит наряду с отцом, может занимать публичные должности (только не может быть сенатором), но в семье он всецело подчинен отцовской власти, притом независимо от возраста, и даже когда он уже состоит в браке и, быть может, имеет своих детей. Отцовская власть возникает с рождением ребенка от данных родителей в законном браке, а также путем узаконения или усыновления. Отцовская власть могла быть установлена путем узаконения детей от конкубины. Усыновление устанавливало отцовскую власть над посторонним лицом. Личные права и обязанности родителей и детей коренным образом были различны на разных этапах римской истории. В древнейшее время отец имел право жизни и смерти, право продажи детей и т.п. С течением времени эта власть смягчалась и в конце концов свелась к праву применять домашние меры наказания детей, к обязанности детей оказывать уважение родителям и т.п.; родители и дети взаимно были обязаны в случае необходимости предоставлять друг другу алименты. Пекулий и его виды. Пекулий – имущество, предоставляемое подвластному только в управление и пользование; собственником пекулия остается домовладыка. В случае смерти пекулий не переходит по наследству, а просто возвращается в непосредственное обладание отца. Наоборот, в случае смерти домовладыки пекулий переходит к его наследникам наряду со всем остальным его имуществом. Если подвластный сын освобождается от отцовской власти, и отец при этом не потребовал возврата пекулия, пекулий остается подаренным сыну. С течением времени наряду с пекулием, поступившим от отца (peculium profecticium), появились другие виды пекулия. Военный пекулий (peculium castrense), т.е. имущество, которое сын приобретает на военной службе или в связи с ней, принадлежал подвластному на праве собственности, но если он умирал, не оставив завещания относительно военного пекулия, это имущество поступало к домовладыке на тех же основаниях, как и обыкновенный пекулий. С начала IV в. н.э. юридическое положение военного пекулия было распространено на всякого рода приобретения сына, сделанные на государственной, придворной, духовной службе, а также на службе в качестве адвоката. При Юстиниане всё, приобретенное подвластными не на средства отца, было признано принадлежащим подвластным. Прекращение отцовской власти. Эманципация. Отцовская власть прекращается: - смертью домовладыки; - смертью подвластного; - утратой свободы или гражданства домовладыкой или подвластным; - лишением домовладыки прав отцовской власти; - приобретением подвластным некоторых почетных званий. Отцовская власть прекращалась также эманципацией подвластного, т.е. освобождением из-под власти по воле домовладыки и с согласия самого подвластного. В праве юстинианового времени эманципация совершалась: - получением императорского рескрипта, заносившегося в протокол суда; - заявлением домовладыки, также заносившимся в судебный протокол; - фактическим предоставлением в течение продолжительного времени самостоятельного положения подвластному. В римском праве архаического периода существовало два способа наследования имущества умершего домовладыки. По общему правилу оно переходило к детям или внукам умершего ("подвластным") или к другим агнатам, состоявшим с ним в ближайшем родстве. Только в случае отсутствия агнатов имущество передавалось сородичам умершего. Очень рано в Риме возникает и передача наследства по завещанию, хотя первоначально нельзя было завещать имущество при наличии детей. Поскольку завещание рассматривалось как исключение из нормального порядка наследования, оно, как правило, утверждалось на народных собраниях. Законы ХП таблиц уже указывали, что завещательные распоряжения на случай смерти являются ненарушимыми (V,3). В завещании наряду с установлением наследника могли содержаться и иные распоряжения: назначение опекунов, отпуск рабов на волю, легаты. Последние представляли собой завещательный отказ какой-либо из вещей умершего в пользу постороннего лица, которое могло истребовать эту вещь у наследника. Заинтересованность главы семьи в привлечении дополнительной рабочей силы привела к развитию института усыновления, которое совершалось в народном собрании в присутствии понтификов. Усыновление осуществлялось также путем, троекратной фиктивной продажи члена семьи в рабстве (in iure cessio), а затем с мнимой переуступкой прав, которая вела к освобождению сына от власти отца. Древнейшее римское право знало также опеку, которая устанавливалась над малолетними и женщинами, не вышедшими замуж, а также попечительство над сумасшедшими и расточителями.
39. Узаконение (legitimatio) и усыновление (adoptio, arrogatio). Эманципация (emancipatio).

Узаконение – признание законными детей данных родителей, рожденных ими вне законного брака.

Способы узаконения:

1) путем представления внебрачного сына в ordo местных декурионов с наделением его известным имущественным цензом;

2) путем последующего брака родителей внебрачного ребенка;

3) путем издания специального императорского указа (рескрипта);

4) путем зачисления сына в члены муниципального сената, а дочери – выдачи замуж за члена муниципального сената.

Усыновление – способ установления отцовской власти (patria potestas) над чужими детьми.

Формы усыновления:

1) arrogatio – усыновление persona sui iuris (семейно самостоятельных лиц). Первоначально производилось публично в народных собраниях (куриатных ко-мициях), затем императором и судом, но важно было, чтобы об усыновлении было публично объявлено;

2) adoptio – усыновление persona alieni iuris (семейно подвластных лиц). Означало смену paterfamilias (отца семейства), которому подчинялся подвластный. Влекло разрыв кровных связей с прежней семьей и возникновение родства с семьей усыновителя.

Процедура adoptio:

– освобождение подвластного от власти отца семейства (patria potestas), под которой он находился, для чего была необходима троекратная фиктивная продажа с последующим освобождением мнимым покупателем. Досрочное освобождение из-под отцовской власти в древнюю эпоху могло быть и при посвящении дочери в весталки, а сына – во фла-мины, в период империи – при назначении на высшие государственные либо церковные должности;

– вступление под власть отца семейства (patria potestas) усыновителя путем иска vindicatio in patriam potestam (виндикационного иска, возникающего из отцовской власти). После того как продажа ребенка совершалась в третий раз, мнимый покупатель не отпускал его на свободу и выступал в качестве ответчика по указанному иску, который к нему согласно достигнутой заранее договоренности предъявлял усыновитель. Усыновитель вместе с подвластным являлись к претору, где позитивно или путем молчания признавали иск, после чего претор объявлял подвластного состоящим под patria potestas усыновителя. Adoptio, будучи, в отличие от arrogatio, частноправовым актом, не содержало ограничений для усыновления совершеннолетних и женщин, тем более что освобождение женщины от patria potestas наступало уже после однократной «продажи».

При Юстиниане описанная процедура была заменена заявлением перед судом: adoptio совершался путем занесения в судебный протокол соглашения прежнего домовладыки усыновляемого с усыновителем в присутствии усыновляемого. А усыновленный продолжал состоять под patria potestas родного отца, становясь лишь законным наследником усыновителя.

Условия усыновления:

– усыновлять могли только мужчины (женщины – лишь для возмещения потери сына);

– усыновитель должен быть persona sui iuris (семей-но самостоятельным лицом). Подвластные не могли быть усыновителями в связи с тем, что в то время за все совершаемые сделки ответственность за них нес их домовладыка;

– усыновитель должен быть старше усыновляемого на 18 лет;

– при arrogatio усыновитель должен быть не моложе 60 лет.

В императорский период был отменен запрет на усыновление детей, не достигших совершеннолетия.

Эмансипация (от лат. emancipatio) – объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным. Гай называет институт отцовской власти ius proprium civium romanorum (строго национальным институтом римских граждан) и добавляет: "… едва ли существуют еще другие люди, которые имели бы такую власть над своими детьми, какую имеем мы, т.е. римские граждане4."

Институт эмансипации возник в римском праве как антипод манципации, т.е. обряду, с помощь которого римские граждане совершали сделки с вещами и лицами, включая куплю-продажу, в более отдаленные времена она служила также процедурой, заменявшей завещание.

Нормы института эмансипации в римском частном праве следует рассматривать в совокупности с нормами, которые регулировали отношения между отцом и детьми. В римском гражданском праве дети всегда находятся под власть отца, in patria potestate, и для таких отношений было безразлично, состоял ли отец в браке cum manu (брак, устанавливающий власть, мужа над женой) или sine manu (брак, не порождающий власти мужа над женой и первоначально не устанавливающий вообще юридической связи меду мужем и женой).

Отцовская власть, первоначально безграничная, постепенно, однако, смягчалась. Основной причиной этого являлось распадение прежней крестьянской семьи (в связи с развитием рабовладельческих хозяйств), развитие в городах ремесел: сыновья все в больших размерах ведут самостоятельное хозяйство. Наряду с этим, сыновья приобретают самостоятельное положение в постоянной армии и в государственном аппарате.

В древнейшее время отцовская власть над личностью детей умерялась воздействием семейного совета, суждения которого не были юридически обязательны, но и не могли, в соответствии с общественными воззрениями, игнорироваться при наложении на детей суровых наказаний. В конце республики и в начале периода империи был введен ряд ограничений прав патерфамилиас (главы семьи) на личность детей. Право продавать детей было ограничено случаями крайней нужды и распространялось только на новорожденных детей. Упразднено было право выбрасывать детей.

Императорский указ IV в. приравнял убийство сына ко всякому parricidium (убийство патерфамилиас). Согласно другого, более раннего (II в. н.э.) указа, власти могли принудить отца освободить сына от patria potestate. Наконец, за подвластными детьми было признано право обращаться к магистрату extra ordinem (вне порядка судопроизводства по частным делам) с жалобами на патерфамилиас, а также право требовать алименты5.

В сфере имущественных отношений подвластные дети были рано допущены к совершению сделок от своего имени, но все права от таких сделок (так же, как из сделок рабов, совершившихся ex persona domini) возникали для патерфамилиас. Обязанности же этих сделок для патерфамилиас не возникали. Совершенные подвластными деликты служили основанием для actionts noxales (ноксальный иск, иск к домовладыке о компенсации ущерба, нанесенного подвластным или выдаче нарушителя головой) против патерфамилиас о возмещении вреда или выдаче подвластного потерпевшему для отработки причиненного им вреда.

Одновременно с последовательным ограничением власти мужа над женой, с одной стороны, и параллельно с расширением круга юридических последствий из сделок рабов, с другой стороны, осуществлялся и процесс постепенного признания имущественной право – и дееспособности подвластных детей. Претор стал предоставлять против патерфамилиас такие же actiones adiecticiae gualitatis (иск "добавленного свойства") из сделок подвластных, какие он предоставлял на основании сделок рабов. Но сами подвластные, после того как они становились personae sui iuris, стали признаваться ответственными по этим сделкам не iure naturali, как рабы, а iure civili.

В тоже время, если пекулий, который нередко выделялся подвластному сыну, продолжал признаваться имуществом патерфамилиас, так называемый peculium profecticium, то появились определенные группы имущества, права на которые стали возникать в лице не патерфамилиас, а подвластного сына. Таким имуществом была признана постановлением Августа или Цезаря (точно не установлено) под влиянием создания постоянной профессиональной армии, военная добыча, а равно и все имущество сына, приобретенное им в связи с его военной службой. Сын не только свободно пользовался этим имуществом, но и распоряжался им, в частности завещал (с начала во время пребывания на военной службе, а начиная со II в. независимо от момента составления завещания). Однако, в случае смерти сына без завещания, это имущество переходит к отцу, и притом, без обременения отца обязательствами умершего сына. Эти правила действовали и в период империи, но в связи с созданием большого административного аппарата принцепса, были перенесены и на имущества, приобретенные на гражданской службе: государственной, в придворных и церковных должностях.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

40. Понятие брака (matrimonium, nuptiae). Условия и способы заключения брака.

"Брак, или так называемый матримоний, представляет собой союз мужчины и женщины, предполагающий общность жизни". Данное определение закреплено в Институциях Юстиниана (1.9.1)*(16). Классический юрист Модестин характеризует брак как "союз мужа и жены, объединение всей жизни, общение в праве божественном и человеческом" (D. 23.2.1)*(17).

Из приведенных определений видно, что римляне признавали моногамный брак.

Они различали настоящий, законный римский брак, в который могли вступать только лица, имевшие ius conubii. Только от такого брака дети считались законными и подлежали отцовской власти, имели право наследования.

Союз между лицами, не имевшими ius conubii, являлся незаконным браком. Он не имел указанных выше правовых последствий, хотя и дозволялся законом.

Постоянный союз мужчины и женщины без обоюдного намерения вступить в брак назывался конкубинатом. Данное сожительство имело место в тех случаях, когда брак между определенными категориями лиц в силу норм цивильного права был невозможен.

Сожительница (конкубина) не разделяла социального состояния сожителя. С развитием права дети от конкубината получают некоторые права.

Сожительство между рабами, между рабами и свободными вообще не имело никакого значения.

Чтобы брак был признан действительным, имеющим юридическую силу, он должен был отвечать определенным условиям.

Римский юрист Ульпиан писал: "Брак является законным, если между теми, кто его заключил, существует право на законный брак, если и мужчина, и женщина достигли брачного возраста, если получено их согласие как лиц "своего права" или же если они являются подвластными лицами, то и согласие их родителей" (Ульпиан, Ер. 5.2)*(18).

Право заключения законного брака (ius conubii) первоначально принадлежало только римским гражданам и latini veteres.

В разные исторические периоды законами вводились различные ограничения для заключения некоторыми лицами законного брака.

Так, до Закона Канулея 445 г. до н.э. были запрещены браки между патрициями и плебеями. До Закона Августа 18 г. до н.э. был запрет на браки между вольноотпущенниками и свободнорожденными.

Препятствием к заключению брака являлось родство по прямой линии без ограничений и по боковой с различными ограничениями в зависимости от изменявшегося законодательства.

Запрещались браки между сенаторами и либертинами, сенаторами и актрисами; между опекуном и подопечной; между правителем провинции и жительницей этой провинции; между лицами, из которых хотя бы одно дало обет целомудрия.

Браки, заключенные в нарушение установленных запретов, подлежали аннулированию. Никаких правовых последствий такие браки не влекли

В постклассическом праве термин ius conubii теряет свое значение и перестает употребляться.

Брачный возраст был установлен с 12 лет - для женщин, с 14 лет - для мужчин.

Согласие на брак в древнейшее время требовалось от домовладыки и жениха в том случае, если он являлся persona sui iuris. Позже стало требоваться согласие подвластных жениха и невесты, их домовладык, а со стороны жениха дополнительно согласие того лица, под отеческой властью которого он мог оказаться в случае смерти paterfamilias.

Позже в ряде случаев детям было предоставлено право вступать в брак и без согласия paterfamilias.

Заключению брака предшествовала помолвка, которая, по определению Флорентина, "есть предложение и обещание будущего брака" (D. 23.1.1)*(19). Совершалась она посредством двух стипуляций. Как писал Ульпиан: "Помолвка (sponsalia) так называется от слова обещать (spondere); поскольку у древних был обычай стипулировать и через торжественное обещание приобретать себе жен" (D. 23.1.2)*(20).

Заключалась она между paterfamilias невесты и женихом или его paterfamilias. В случае нарушения соглашения виновный мог быть подвергнут наказанию за нанесенный ущерб.

В постклассический период при помолвке была введена практика внесения залога или свадебного задатка.

По Юстинианову праву расторжение помолвки без достаточного основания влекло за собой для виновного имущественную ответственность в виде потери данного задатка или обязанности возврата задатка в двойном размере.

41. Помолвка (sponsalia).

Заключению брака, как правило, предшествовало обручение, или взаимное обещание вступить в брак: sponsalia sunt mentio et repromissio nuptiarum futurarum. (128) В старом праве формой обручения была ритуальная sponsio между patres familias, если обручаемые были alieni juris. При обручении договаривались о заключении брака и об условиях его заключения. Если обручение проводилось pater familias жениха и pater familias невесты, при этом могли присутствовать и будущие супруги, но их присутствие не имело правового значения. На основании обручения в древние времена устанавливалось обязательство действительно заключить брак по принятому об этом соглашению. Когда возобладал принцип свободы при вступлении в брак, такой обязанности больше не существовало (matrimonia libera esse debent). В дальнейшем на основании обручения, если до бракосочетания так и не доходило, можно было требовать возмещение ущерба от лица, беспричинно разорвавшего обручение, и возвращения подарков, данных невиновной стороной.

В классическом и постклассическом праве обручение могло быть заключено и по неформальному соглашению. Тогда могло быть оговорено или дано специальное возмещение на случай, если помолвка не приведет в заключению брака. Это осуществлялось или путем стипуляции или путем внесения задатка (arra sponsalicia). (129)
42. Брак cum manu mariti: общая характеристика, личные и имущественные отношения супругов при данной форме брака.

Личные отношения супругов

При браке cum manu mariti жена поступала под власть мужа на одинаковых основаниях с его детьми; она была на положении дочери (filiae loco). Первоначально власть мужа была неограниченной, но по мере развития хозяйственной жизни и на ее основе общего культурного развития власть мужа была введена в известные рамки, например, отпало право убить жену, продать в кабалу и т.д. Но принцип главенства мужа и подчинения жены проводился последовательно в течение всего того време­ни, пока существовала практика браков cum manu.

При браке sine manu жена остается под властью сво­его отца, т.е. остается в составе прежней семьи, а если до брака жена была самостоятельна (personasui iuris), то она сохраняла самостоятельность и по вступлении в брак. Тем не менее главенство мужа сказывалось и при браке sine manu. Жена получала имя и сословное положение мужа; местожительство мужа было обязательным место­жительством и для жены; муж мог исковым порядком истребовать жену от всякого третьего лица, у которого она находилась, и т.п. Оба супруга были обязаны относиться друг к другу с уважением; поэтому, если один из супругов имел основание предъявить к другому иск, связанный для ответчика с бесчестьем, этот иск заменялся другим, и т.п. Нарушение супружеской верности давало оскорбленному супругу основание для развода, что приводило к решению в его пользу вопроса о возврате приданого и пр., при этом последствия нарушения верности были гораздо тяжелее для жены, чем для мужа.

Имущественные отношения

При браке cum manu все имущество жены поступало в полную собственность мужа, сливаясь нераздельно с имуществом, принадле­жавшим ему до брака. Даже в случае прекращения брака имущество, принесенное женой, не возвращалось ей; она получала лишь известную долю в порядке наследования в случае смерти мужа.

При браке sine manu имущество супругов оставалось раздельным. Даже простое управление имуществом жены принадлежало мужу при браке sine manu только тогда, когда жена сама передаст ему имущество для этой цели; в таком случае отношения между супругами определя­лись на основаниях договора поручения.
Приобретения жены во время состояния в браке (sine manu) также поступают в ее имущество; впрочем, если относительно каких-либо вещей возникал спор между супругами по вопросу о праве собственности, то применялась презумпция, что каждая вещь принадлежит мужу, пока жена не докажет, что право собственности на данную вещь принадлежит ей.

Правовое положение приданого

Приданое - вещи или иные части имущества, предоставляемые мужу женой, ее домовладыкой или третьим лицом ad onera matrimonii ferenda, для облегчения материальных затруднений се­мейной жизни.

В древнереспубликанский период, когда браки почти всегда были cum manu, специальной регламентации пра­вового положения приданого не было. Поэтому, если не было особого соглашения по этому вопросу, то приданое не выделялось из всего остального имущества, приноси­мого женой, приданое полностью поступало в собствен­ность мужа.

Когда вошли в практику браки sine manu, для при­даного как имущества, передававшегося мужу, был уста­новлен особый правовой режим. Приблизительно за два века до н.э. стало входить в правило заключать при уста­новлении приданого устное соглашение с мужем (так называемую cautio rei uxoriae), по которому муж прини­мал на себя обязательство возвратить приданое в случае прекращения брака (вследствие ли развода или смерти супруга). При отсутствии такого соглашения приданое юридически оставалось в имуществе мужа навсегда, но в силу бытовых воззрений муж считал себя обязанным ос­тавлять его по завещанию в пользу жены. На случай, ес­ли брак прекратится разводом, претор стал давать жене иск о частичном возврате приданого в качестве штрафа за необоснованный развод.

В классический период (первые три века н.э.) при­даное получает специальную регламентацию. В течение брака муж является собственником приданого, принци­пиально имеющим право распоряжения этим имущест­вом. Однако в ограждение интересов жены законом Ав­густа было введено запрещение мужу отчуждать прине­сенные в приданое земельные участки, если нет прямо выраженного согласия на то жены. В случае прекраще­ния брака приданое подлежит возврату. Если при уста­новлении брака было заключено по этому поводу согла­шение, на его основе и давался иск о возврате придано­го: обыкновенно это была actio ex stipulatu (иск из со­глашения о возврате приданого), переходившая и на на­следников жены; это был иск строгого права, муж возвращал приданое безусловно и в полном размере. Если специального соглашения за­ключено не было, претор давал жене иск, так называе­мую actio rei uxoriae. Это был иск bonae fidei; он давался жене, но не ее наследникам (так что, ес­ли брак прекращался смертью жены, приданое остава­лось за мужем); возвращая приданое, муж имел право удержать известную его долю на содержание оставшихся при нем детей, на покрытие произведенных на детальное имущество издержек в виде штрафа, если развод насту­пал по вине жены, и т.п.

При Юстиниане правила о возврате приданого были упрощены путем объединения двух названных исков. Не­зависимо от того, было ли заключено соглашение о воз­врате приданого или нет, жена и ее наследники получают теперь actio ex stipulatu, по которой приданое возвраща­ется полностью, но за вычетом суммы необходимых из­держек, понесенных мужем.

В императорский период сложился обычай, по ко­торому муж, получая приданое, со своей стороны делал соответствующий вклад в семейное имущество в форме дарения в пользу жены. Сначала это дарение соверша­лось до брака (так как дарения между супругами запре­щались) и поэтому называлось предбрачным даром (do-natio ante nuptias). Юстиниан разрешил совершать это дарение и во время брака, почему его стали называть do-natio propter nuptias (дарение ввиду брака). По размеру это имущество соответствовало приданому. Во время брака оно оставалось в собственности и управлении му­жа; в случае расторжения брака по вине мужа оно пере­ходило к жене; в договоре обыкновенно предусматривалось право жены требовать выдачи этого имущества так­же в случае смерти мужа.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

37. Агнатское и когнатское родство: понятие, линии и степени родства, свойство (affinitas).

Первоначально в Древнем Риме подчинением домовладыке (paterfamilias) определялось и родство. Все, кто подлежал власти одного главы семейства, вне зависимости от наличия между ними кровных уз считались родственниками. Такое родство называлось агнатским, а родственники, состоявшие в такой связи, – агнатами. Поэтому дочь, вышедшая замуж и поступившая под власть нового домовладыки, переставала быть агнатской родственницей своего отца, братьев, и наоборот, лицо постороннее, усыновленное домовладыкой, становилось его агнатом. Выход из-под власти paterfamilias прекращал все правовые связи соответствующего лица с его бывшей семьей, поскольку в древнейшую эпоху факт кровного происхождения никакого юридического значения не имел, если не сочетался с нахождением под властью отца-домовладыки.

По мере развития хозяйственных отношений и ослабления патриархальных устоев все большее значение получает так называемое когнатское родство(cognatio) — кровное родство, основанное на общности происхождения, в конце концов полностью вытеснившее агнатское родство.

Применительно к когнатскому родству выделяются линии и степени. Прямая линия родства связывает лиц, происходящих последовательно друг от друга, напр, отец, сын, внук. Боковая линия объединяет лиц, имеющих общего предка (брат и сестра, дядя и племянник). Прямая линия могла быть восходящей и нисходящей в зависимости от того, проводилась она от потомков к предку или от предка к потомкам.

Степень родства определялась количеством рождений, на которое сопоставляемые лица отстоят друг от друга. Отсчет рождений велся от общего предка. Например, брат и сестра состоят между собой во второй степени родства. В то же время среди братьев и сестер различаются полнородные, т.е. происходящие от общих родителей, и неполнородные, которые могли иметь общего отца (единокровные) или общую мать (единоутробные).

От родства отличали свойство как отношение между мужем и родственниками жены, между женой и родственниками мужа или же между родственниками обоих супругов. Свойство, как и родство, дифференцировалось по степеням, соответствующим степени родства между супругом и его родственником, степень свойства с которым определялась.

Степени родства имели значение при наследовании и вступлении в брак, поскольку заключение брака между близкими родственниками не допускалось. Этот запрет распространился и на близкие степени свойства.

43. Брак sine manu mariti: общая характеристика, личные и имущественные отношения супругов при данной форме брака.

Правоотношения между супругами в браке «сине ману»

Со временем (в эпоху республики) власть над женой мужа стала заметно ослабевать в римских законах. На смену браку с полной мужской властью (кум ману) пришёл брак без таковой власти, называемый «сине манну». Основной причиной появления этой формы брака было разложение римской патриархальной семьи. Заключение «сине ману» проходило неформально, введением невесты в дом её супруга (то есть, обычное сожительство) или заключения брачного соглашения. Именно по этой причине этот вид брака довольно часто путают с конкубинатом, но в отличие от него в этом случае имелись все необходимые условия для возникновения брака и правовых последствий. При данной форме брака заметно сократилось число случаев, расторжения мужем брака – ведь теперь это допускалось только по одной причине – прелюбодеяние, однако позже и данное право исчезает. Кроме того, теперь право расторжения брака предоставлялось и жене.

На протяжении одного года после дня заключения брака «сине манну» жена обязана была проводить вне дома мужа три ночи (правило троеночия) для того, чтобы автоматически не попасть под полную власть мужа. Данная процедура должна была повторяться из года в год. Таким образом, данный вид брака являлся формой брака, которая основывалась на супружеском равенстве. Женщине доставались работы по дому и воспитанию детей, а остальными вопросами занимался исключительно муж. Данное юридическое равенство отразилось не только на личных, но и имущественных отношениях.

В браке «сине манну» муж не имел никаких прав на имущество, которым обладала жена до брака с ним (а также приобретённое для себя в браке). Закрепился режим супружеского имущественного разделения. При расторжении брака всё приданое снова возвращалось жене. А в случае имущественных споров между супругами у них было право обращения в суд с иском друг против друга. довольно часто для того времени жена была в таком браке намного богаче мужа и заключала с ним различные сделки.

44. Приданое (dos) и свадебный дар (donatio ante / propter nuptias): правовой режим.
С тех пор, как семья превратилась в союз потребителей, при заключении брака было необходимо наличие средств, служащих для удовлетворения потребностей новообразующегося союза между мужчиной и женщиной и их возможного потомства. Во времена, когда новая семья еще основывалась на принципах агнатического родства и еще существовала имущественная зависимость между главой семьи и лицами alieni juris, обязанности по внесению определенного количества добра для удовлетворения потребностей нового брачного союза и облегчения совместной жизни супругов возлагались лишь на семью жены. Между тем, когда распространилась когнатическая семья и когда лица alieni juris получили большую или меньшую имущественную самостоятельность, а особенно когда для супругов стало обычным организовывать свое собственное домашнее хозяйство, обязанности по обеспечению средств для совместной жизни были возложены также и на мужа. С тех пор имущество, предоставляемое в распоряжение супругов для удовлетворения потребностей их брачного союза, состояло из двух частей: из приданого (dos), которое вносила жена, и свадебного дара (donatio ante nuptias) мужа.
а) Приданое (dos). — Имущество, которое в связи с заключением брака, жена отдавала мужу для удовлетворения потребностей совместной жизни, называлось приданым (dos): ibi dos esse debet, ubi onera matrimonii sunt. (133) Обязанность устанавливать приданое возлагалось или на саму жену, если она была sui juris, или на главу ее семьи, если она была alieni juris. Эта обязанность ложилась на отца невесты и в случае, когда дочь была эманципирована, а в виде исключения приданое могла вносить и ее мать.

В зависимости от происхождения приданого, оно делилось на dos profecticia, или приданое, установленное pater familias жены, и на dos adventicia, или приданое, происходящее из других источников. (134) Способы установления приданого были различными: dos aut datur aut dicitur aut promittitur. (135) Datio dotis, или передача приданого, совершалась любым актом вхождения мужа во владение приданым жены (mancipatio, in jura cessio, traditio) или предоставлением возможности пользоваться приданым по какому-либо праву (квазивладение правом на основании стипуляции, цессия по требованию и т. д.) Promissio dotis и dictio dotis совершались по форме ритуальной односторонней клятвы, которая включалась в устный договор. В постклассическом праве, кроме перечисленных способов, приданое могло быть установлено и неформальным соглашением, называемым dotis policitatio, включаемая в pacta legitima. Правовой режим на имущество, составлявшее приданое был различным. В древнем праве действовало правило, что приданое после заключения брака переходило в собственность мужа или его pater familias, если муж был лицом alieni juris. Приданое оставалось постоянно в собственности этих лиц даже в случае развода супругов. Здесь применялось правило: dotis causa perpetua est. (136) 
По предписаниям классического права приданое не переходило в собственность мужа. Пока длился брак муж или его pater familias, имел право на управление имуществом приданого (libera administratio) и должен был использовать его для удовлетворения потребностей брачного союза — "ad onera matrimonii sustinenda". В случае неисполнения этой обязанности, у них могло быть отнято право управления приданым. Это
было выражено в правиле quamvis in bonis mariti dos sit mulieris tamen est.

(137) Новое понимание собственности на приданое отразилось и на вопросах реституции приданого в случае прекращения брака. Если брак прекращался из-за смерти жены, требовалось реституировать dos profecticia, в то время как dos adventicia реституировался только в том случае, если при его установлении реституция была предусмотрена. При реституции dos profecticia муж имел право на удержание (jus retentionis) одной пятой приданого за каждого ребенка, рожденного в этом браке.
Если брак прекращался из-за развода, применялось правило, что в таком случае реституция приданого должна быть хотя бы ограничена, так как "rei publicae interest quas nubere possunt". (138) Активную легитимацию на вынесение actio uxoria, служившей реституцией приданого, имели жена и ее pater familias. В решении о реституции приданого требовалось урегулировать и вопрос об удержании его части, которая оставалась у мужа. Муж имел право на удержание определенной квоты стоимости имущества "propter liberos, aut propter mores, aut propter res amotas". (139) Удержание на детей, если брак
был расторгнут по вине жены, составляло одну шестую за каждого ребенка, но не более половины приданого. Удержание из-за поведения жены составляло одну шестую в случае неверности (mores graviores) и одну восьмую в случае более легких проступков (mores leviores). Часть, удержанная за подарки и унесенные вещи, устанавливалась при определении истинной стоимости предметов, а удержание за произведенные улучшения приданого — при определении стоимости произведенных улучшений, если речь шла об impensae necessarie, или расходах по сохранению приданого, если же речь шла о так называемых impensae utiles, или расходах полезных для приданого, удержание допускалось только с согласия жены, а при impensae voluptuosae, или затратах на роскошь, допускалось jus tollendi, или право отделить и вернуть произведенные улучшения, если это было возможно без нанесения вреда приданому.
Принципы классического права о собственности на приданое и его реституции были усвоены и в постклассическом праве. Тогда же было установлено правило, что муж всегда возвращает приданое, если он не является наследником жены. Для возврата приданого служили actio ex stipulatu,
созданные объединением actio rei uxoriae и прежнего стипуляционного иска, по которому требовалась реституция dos adventicia. Кроме того, тогда же жена получила право и на виндикационный иск по отдельным предметам приданого, а для обеспечения реституции приданого была введена привилегированная генеральная ипотека на все имущество мужа.
б) Свадебный дар. — Во времена императора Константина распространился обычай, когда муж выделял часть имущества, равную приданому, и дарил ее будущей жене (donatio ante nuptias). Но средства, содержащиеся в donatio ante nuptias, оставались и далее под управлением мужа, и служили тем же целям, что и приданое. В случае прекращения брака из-за смерти мужа donatio ante nuptias доставалось детям, но жена имела право пользоваться его плодами. В случае развода по вине мужа, donatio ante nuptias переходило в собственность жены. В
остальном donatio ante nuptias было уравнено с приданым: ex substantia nihil distat a dote ante nuptias donatio. (140) Именно этот институт был изменен в кодификации Юстиниана в donatio propter nuptias, так как Юстиниан позволил устанавливать этот дар и во время брака.

45. Условия и способы прекращения брака.

Основания прекращения брака в римском праве:

1.Смерть одного из супругов.

2.Утрата свободы (capitus deminutio maxima) одним из супругов, т. е. обращение его в рабство.

3.Утрата гражданства (capitus deminutio media) одним из супругов.

4.Умаление гражданской правоспособности в виде кровосмешения (incestum superveniens).

5.Воля главы семьи.

6.Развод.

7.Назначение мужа вольноотпущенницы сенатором.

Формы развода в римском праве:

1.объявление о разводе перед свидетелями (в эпоху Августа количество свидетелей было установлено в количестве семи человек);

2.письменное соглашение;

3.фактическое прекращение совместного проживания.

4.Начиная с постклассической эпохи с введением христианской морали на разводы наложили строгие запреты.

Возникли следующие виды разводов:

1) развод с плохими последствиями (divorium cum damno):

по вине одного из супругов (repudium ex iusta causa) (супружеская неверность, тяжкое преступление, аморальный образ жизни);

без вины супруга (repudium sine ulla causa), т.е. неправильное одностороннее расторжение брака. Такой развод карался строгими санкциями — от изъятия приданого до высылки, но брак считался расторгнутым;

2) развод без последствий (divorium sine damno):

развод по взаимному согласию супругов (divortium communi consensu);

развод по воле одного из супругов (divortium bona gratia). Такой развод был возможен только по уважительной причине: импотенция, уход в монастырь и др.

 

 

 

 

 

 

46. Конкубинат (concubinatus) и контуберний (contubernium).

Конкубинат (соncubnatus)-дозволенное законом постоянное внебрачное сожительство, имеющее определенные правовые последствия.

В римском правопорядке конкубинат не был чисто фактиче­ским отношением, безразличным для права или даже незакон­ным, а формой союза, разумеется, уступающей браку, однако признаваемой правом.

Конкубинат имел место всякий раз, когда союз не мог при­тязать на уровень брака из-за отсутствия какого-либо из необ­ходимых условий или когда по причинам социального характе­ра (например, связь сенатора и вольноотпущенницы, § 107) от­сутствовал престиж брака, honor matrimonii, а отсюда и maritalis affectio (§ 106). Поэтому во избежание кривотолков всякий, кто желал иметь в качестве простой наложницы женщину ingenua et honesta (свободнорожденную и честную), должен был об этом заявить в присутствии свидетелей.

Конкубинат, распространившийся в связи с ограничениями, введенными августовским брачным законодательством, под­вергся непосредственной регламентации в христианскую эпоху, когда были предусмотрены определенные требования, в отсутст­вие которых союз рассматривался безразличным для права, а в некоторых случаях даже незаконным. Итак, требовалось, чтобы:

а) не имелось препятствий по мотивам родства;

б) лица, состоящие в конкубинате, не состояли в браке или в другом конкубинате;

в) совместное проживание имело долговременный и в неко­тором смысле стабильный характер.

Дети, родившиеся в конкубинате, назывались liberi naturales («природные») и поэтому, хотя и не были связаны с отцом ни­какими юридическими узами, находились все же в лучшем по­ложении в сравнении с детьми vulgo quaesiti (рожденными вне брака). Посредством узаконивания (§ 120) они могли подняться на уровень законных детей. В юстиниановскую эпоху было до­пущено также ограниченное право преемства между отцом и побочными детьми.

Долговременная и привычная связь между рабом и рабыней или между свободным мужчиной и рабыней либо, наоборот, между рабом и свободной женщиной называется contubernium. Она также не совсем игнорируется правом: достаточно вспом­нить, что естественное родство, возникающее из contubernium, является, как и цивильное родство, причиной, препятствующей заключению брака (§ 107).

Контуберниум (contubernium) – долговременная и привычная связь между рабом и рабыней, и свободным и рабом. Она не влекла за собой почти никаких юридических последствий.

47. Понятие вещи (res) и классификация вещей.

Вещи (res) в римском праве — не только местно ограниченные части материального, телесного внешнего мира, не имеющие в глазах права способности быть субъектом права, но и всякое имущество как имеющее материальную ценность, благо, комплекс юридических прав или требований, также обладающий признанной самостоятельной правовой целостностью.

Естественное понятие имущества — все, что фактически имеет для субъекта имущественную цену, правовое понятие — имущество, юридически принадлежащее лицу.

Вещное право абсолютно.

Классификация вещей:

— телесные (res corporales), которые можно осязать (земля, человек, золото и т. д.), и бестелесные (res incorporales), которые состоят только в праве и не имеют в собственном смысле материального выражения, но подразумевают осуществление некоторых действий в отношении предметов: наследство, обязательство, сервитут

— движимые и недвижимые. Недвижимость — земельные участки, недра, посевы, постройки. Все эти строения, связанные с землей или фундаментально прикрепленные к ее поверхности, считались ее составными частями. Действовало правило «сделанное на поверхности следует за поверхностью». Поэтому отдельная собственность на дом и на землю, на которой находился этот дом, была невозможна;

— манципируемые (res mancipi) — особо ценные вещи и права, требующие для передачи права собственности соблюдения сложной обрядовой процедуры — манципации (in jure cessio): земельные участки, расположенные в Италии, построенные на них дома, предиальные сервитуты, упряжные и вьючные животные; и неманципируемые (res nec mancipi) — остальные вещи (и имения вне Италии), для передачи права собственности на которые достаточно было простой фактической передачи — традиция;

— потребляемые, которые изменяли свою количественную характеристику в процессе пользования вплоть до полного уничтожения без превращения качества вещи, и непотребляемые,которые не изменяли своих основных характеристик в процессе использования;

— делимые, не изменяющие своей сути от деления, и неделимые;

— вещи, определенные родовыми признаками, — измеряемые мерой, весом (вино, песок, деньги и т. д.), и вещи, индивидуально определенные, — имеющие единичные свойства, помимо меры, веса, либо важные для их обладателя в их единичном качестве;

— главные (материально, физически законченные) и побочные (или придаточные) (теряют свое качество при отделении от главной вещи);

— сложные, которые включали в себя несколько самостоятельных элементов, могущих быть признанными за отдельные вещи, и простые. Подвид сложных вещей — составные вещи (которые не уничтожали качеств простых элементов, в них включенных);

— бесхозяйные (res nullius — ничьи вещи), которые на данный момент никому конкретно не принадлежат и принадлежать не могут (рыба в море, звери в лесу, вещи военного врага и т. д.); и вещи, находящиеся в правовом обладании, — любая вещь, включая перечисленные, но имеющая конкретного владельца, признаваемая за такового римским правом;

— плоды (fructus) — вещи, регулярно получаемые от эксплуатации другой вещи: рабочая сила животных и рабов; натуральные — хлеб, фрукты и т. д.; доход — чистая прибыль; цивильные — проценты на капитал.
48. Понятие, элементы, виды владения (possessio).

Второй вид прав на вещи — это владение. Владение — это только один из видов полномочий собственника. Право собственности и вла­дение разные понятия:

» собственность — господство юридическое, владение — фактическое;

* собственность защищена исками, владение — интердиктами пре­тора;

» собственник может не быть владельцем, но владелец всегда не яв­ляется собственником.

Собственники могли не быть фактическими владельцамивещью по трем причинам:

1) по своей воле (отдавали вещь другому лицу на сохранение, отда­вали в пользование с возмещением и без возмещения);

2) по стечению обстоятельств (потеря, уничтожение стихийной си­лой);

3) из-за противоправных действий третьих лиц (отнято силой или взято тайком, при этом воры считались владельцами этих вещей).

Владение — это реальное обладание вещью с намерением относиться к вещи как к своей.

Владение подразумевает наличие двух элементов:

» объективного — корпуса, тела вещи(т. е. реальное фактическое обладание данной вещью);

« субъективного — анимуса(воля, направленная на конкретную цель, т. е. намерение и желание иметь эту вещь для себя; воля —важный элемент частного права вообще: нельзя совершить юри­дическое действие, если отсутствует воля).

Владение устанавливалось с момента соединения объективного и субъективного элементов. Владелец назывался possessors (посессор). Объект владения ~ телесные и находящиеся в обороте вещи. Сово­купность вещей (стадо) не подлежала владению, предметом владения могли быть только отдельные животные из стада. Составные части вещи также не могли быть объектом владения. Виды владельцев (и владений):

1) законные(собственнники вещей); jus possidendi, владение, воз­никшее из цивильного владения домовладыки в древности, с ис­ковой защитой, ситуация, когда собственник — это и есть закон­ный владелец, цивильное владение;

2) незаконные(все остальные лица без права собственности). Виды владений (без права собственнности);

1) естественные, интердиктные и производные;

2) правомерные и неправомерные;

3) добросовестные и недобросовестные.

1. Естественное владение (possessio naturales), или чистое держание (detentio), или естественная детенция — результат сделки (договора) с собственником по поводу держания вещи. Новый владелец вещью (например арендатор, поклажеприниматель) становился владель­цем — детектором от чужого имени — от имени собственника.

Такое держание характеризуется физической властью над вещью (корпусом) и отсутствием воли к владению вещи (анимуса); держате­ли признавали, что не являются собственниками, властвовали от чу­жого имени и не имели правовой защиты. Держатель за защитой мог обратиться только к собственнику, что позволяло последнему влиять на арендатора, увеличивая его экономическую зависимость.

Интердиктное владение — основывалось не на сделке с собственни­ком, а на каком-либо правомерном транслятивном акте с несобствен­ником или противоправном действии, это владение вещью от своего имени — от имени владельца, т. е. владелец не признает над этой ве­щью власть иного лица. Это владение отличается от держания харак­тером защиты. Данные владельцы не могли требовать защиты у соб­ственника, но могли иметь защиту интердиктами претора, в том числе и право защиты от собственника, если он пытается передать владение кому-нибудь другому.

Производные владения — переходный вид владения между естест­венным и интердиктнымрезультат договора с собственником по по­воду держания вещи (на основании долгосрочного договора аренды земли, договора залога, секвестора, прекариума, на основании узу-фруктуса); владение от имени собственника, т. е. владелец владеет «не для себя», но с защитой по преторскому праву (интердиктами).

Примечание:римское право признавало владением не любое фак­тическое обладание вещью и различало в связи с этим собственно вла­дение и держание. Для наличия владения необходимы были два эле­мента: фактическое обладание вещью и намерение владеть вещью как своей собственной.

Отсутствие последнего элемента означало, что нет владения, а есть держание вещи.

Держание чаще всего возникало на основе договора с собственни­ком вещи (договор аренды, хранения).

Юридическое значение различия между владением и держанием заключалось в том, что владельцы могли самостоятельно (от своего имени) защищаться от всяких незаконных посягательств на вещь, в то время как держатель вещи (например, арендатор) вынужден был каж­дый раз обращаться за защитой к собственнику и сам подавать иск не мог.

2. Правомерное владение (формально правильное) — владение, полу­ченное от собственника на правовых основаниях.

Неправомерное владение — владение, лишенное юридического осно­вания, полученное на основе противоправных действий, порочным (вициозным) способом (тайком, с насилием, под страхом или избежав реституции).

3. Правомерное владение делится на добросовестное и недобросо­вестное.

Добросовестное владение (possessio bonae fides) — владелец вещи в момент установления владения не знал, что титул на приобретенную вещь неправомерен.

Например, обладание купленной на рынкеещи при незнании, что она краденая.

Недобросовестное владение — когда владелец вещи уже в момент ее приобретения знал, что не имел права на ее обладание, или знал при­чину, по которой он не мог приобрести на нее право собственности.

Квалифицированное владение — это владение интердиктное, право­мерное и добросовестное, что по определению дает возможность при­обрести право собственности по давности владения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

49. Установление и утрата владения (possessio).

Приобретение владения

169. Характер приобретения. Приобретение владения всегда устанавливается впервые и самостоятельно самим лицом, желающим владеть предметом. Все способы приобретения владения в классическую эпоху представлялись римским юристам как первоначальные, всегда осуществлявшиеся впервые приобретателем. "Мы приобретаем владение через нас самих" (per nosmet ipsos) - утверждал Павел (D. 41. 2. 1. 2). Это, конечно, не исключало помощи и содействия подвластных и рабов римского домовладыки, но владение возникало только в лице последнего. Требовалось лишь, чтобы оба элемента владения - волевой и материальный (п. 163) - были осуществлены им или для него самого. В тех случаях, когда приобретение владения облегчалось тем, что шло от лица, уже осуществившего владение, путем передачи предмета владения, можно было говорить о производном владении. Но и в этих случаях не признавалось никакого преемства и тождества между старым и новым владением. Объем и содержание последнего определялись собственными фактическим господством и волей нового владельца.

Правильное учение о потере владения можно вывести, различая случаи недобровольной потери владения, когда достаточно утраты фактического господства - solo corpore, и обратные случаи добровольной утраты, когда требуется утрата владения corpore et animo, т.е. обоих элементов. Рабовладельческая организация хозяйства давала владельцам все средства, чтобы задержать недобровольную потерю владения. Считалось, что все держатели, находившиеся под властью римского домовладыки, всегда оставались орудиями его власти и исполнителями воли.

Пока они оставались во владении вещью, оно сохранялось за их хозяевами. Только собственная нераспорядительность хозяев полагала конец их владению.

176. Недобровольная утрата владения. Недобровольная утрата владения в пользу другого лица могла происходить путем длительной потери материального господства над вещью. Случайная потеря вещи в определенном месте или помещении, блуждание скота по окрестности не влекли потери владения, так как эти временные перерывы легко устранялись при тщательном розыске. Похищение движимых вещей путем кражи, побега и укрывательства беглых рабов прекращали материальное господство владельца, но тайным для него образом. Прочное завладение земельным участком прекращало владение при применении захватчиком насилия. Оставление имения владельцем без обработки и в пренебрежении также влекло прекращение владения.

Fundi quoque alieni potest aliquis sine vi possessionem nancisci, quae vel ex neglegentia domini vacet, vel quia dominus sine successore decesserit vel longo tempore affuerit (Гай. 2. 51).

(Каждый может без насилия приобрести владение также чужим имением, которое пустует, или вследствие небрежности собственника, или потому, что собственник умрет, или будет долгое время отсутствовать.)

Делались попытки дать и положительные признаки осуществляемого и потому не теряемого владения в отношении движимостей и недвижимостей. Их искали в огораживании участков, установлении охраны - custodia, другими словами, во всяком действии, подтверждающем господство над вещами.

Nerva filius res mobiles, excepto homine quatenus sub custodia nostra sint, hactenus possideri, id est quatenus, si velimus naturalem possessionem nancisci possimus (D. 41. 2. 3. 13).

(Нерва-сын (считал), что движимые вещи, за исключением раба, пока они находятся под нашей охраной, до тех пор находятся во владении, т.е. пока мы можем, если пожелаем, осуществить естественное владение.)

Таким образом, главным средством сохранения владения от потери считалась хозяйственная организация его охраны и ограждения. Отсюда вывод, что всякое вообще упущение хозяина с этой стороны приравнивалось к его отказу, к прекращению владения, и владение лишалось защиты. Относительно рабов и колонов юристы соблюдали презумпцию, что они всегда являлись выразителями воли хозяина.

177. Смерть владельца. Прекращение владения всегда наступало в случае смерти владельца, и его наследники должны были вновь осуществить и обосновать весь состав владения в своем лице.

Cum heredes instituti sumus, adita hereditate omnia quidem iura ad nos transeunt, possessio tamen nisi naturaliter comprehensa ad nos non pertinet (D. 41. 2. 23. pr.).

(Когда мы назначены наследниками, к нам, после принятия наследства, переходят все права. Владение, однако, не касается нас, если не будет захвачено естественным путем.)

178. Прекращение владения, осуществляемого через постороннее лицо. Из общих правил приобретения владения через посторонних лиц право Юстиниана вывело правила и о его потере в этих случаях. Владение прекращалось при нахождении вещи у постороннего лица: а) по воле владельца, б) вследствие его смерти и в) при гибели вещи.

Если владелец был только вытеснен из владения, то последнее сохранялось, пока посторонние лица продолжали владеть для и за него. Потеря ими владения влекла за собой утрату владения хозяина в том случае, если для последнего была исключена возможность воздействия на вещь. Когда захватчик овладевал земельным участком в отсутствие лица, через которого владелец осуществлял свое владение, то захватчик становился владельцем только в том случае, если это лицо, узнав о завладении, терпело его или не могло восстановить потерянного владения. Если же это обусловливалось обманом или небрежностью самого лица, через которое осуществлялось владение, то владение сохранялось за прежним владельцем.

50. Защита владения (possessio).

Общий характер владельческой защиты.

Владение защищалось, в интересах гос- подствующих групп населения, путем решительных административных актов претора. Общей чертой средств этой защиты - интердиктов (см. п. 87) было нормирование владения, как общественно признанного факта пользовании вещами, и недопущение вопросов права при разбирательстве дел о владении - controversia de possessione. Ни тот, кто желал охранить свое владение, ни тот, кто оспаривал его, не могли приводить правовых обоснований своих претензий.

Природа владельческой защиты и интердиктов определялась тем, что они были продуктом административной деятельности претора. В данном случае эта деятельность не ставила себе задачи разрешения вопросов о правовом основании владения, а ограничивалась сохранением существующего фактического состояния, которое оказалось, таким образом, юридически защищенным. В этом отличие посессорной защиты от петиторной, при которой, наоборот, выяснялся вопрос о праве.

Следует изучить способы защиты владения — интердикты, в том числе:

1) интердикты для защиты от са­мовольных посягательств на вещь владельца, еще не утра­тившего владения ею, с целью дать ему возможность удер­жать это владение.

2) интердикты, предназначенные вер­нуть утраченное владение вещью, то есть возвратить вещь владельцу. Различались интердикты и в зависимости от то­го, были ли они направлены на защиту владения недвижи­мостью (земля, строения) или владения движимой вещью. Незаконный захватчик недвижимости не мог пользоваться защитой с помощью интердикта против того лица, у кото­рого он владение недвижимостью отнял силой, или захва­тил тайно, или получил «прекарно», то есть в пользование до востребования, но не вернул по первому требованию. Следует также уяснить себе преимущества в защите, которые имел добросовестный вла­делец.

Институт права частной собственности является ос­новным институтом римского права, предопределяющим другие институты римского гражданского права. Он является важнейшим институтом и в системе вещных прав, сложившихся в Римском государстве. Столь большое значение права собственности обуслов­лено тем, что оно закрепляло и охраняло обладание сред­ствами и продуктами производства. Это обладание давало экономическую власть, а вместе с тем и политическую.

В Римском государстве в плане исторического раз­вития института собственности следует различать четыре вида собственности:

1) собственность исконных римлян - квиритов, она называлась dominium ex iure quiritium(доминиум экс юрэ квирициум), то есть собственность по праву квиритов.

2) бонитарную, или преторскую собственность;

3) собственность перегринов;

4) собственность провинциальную, счи­тавшуюся достоянием всего римского народа.

Каждый из видов собственности нужно проанализировать.

Следует продумать такие вопросы:

- почему сложные способы передачи права собственности - манципация и ин юре цессио, установленные в отношении квиритской соб­ственности, перестали удовлетворять гражданский оборот;

- как возникла преторская (бонитарная) собственность на ве­щи, приобретенные без соблюдения строгих формальностей, каким путем она охранялась в случае предъявления собст­венником формального виндикационного иска об истребова­нии вещи у бонитарного собственника и как она охранялась в случаях, когда вещь оказывалась у любого лица, нару­шившего права бонитарного собственника. Здесь нужно об­ратить внимание на особое средство защиты бонитарного собственника – возражение - exceptio (эксцепцио) и специ­альный иск, предоставлявшийся бонитарному собственнику преторским эдиктом,actio Publiciana(акцио Публициана).

Нередко возникает вопрос, чем же отличает­ся преторский собственник от добросовестного владельца. Для разграничения этих понятий важно обратить вни­мание на следующие моменты: преторский собственник, не приобретая на вещь квиритского права собственности, обла­дал ею от своего имени в силу какого-либо законного титу­ла (например, римский гражданин приобрел вещь у собст­венника, но без соблюдения установленной для данной сдел­ки формы; или перегрин купил имущество, которое по квиритскому праву мог приобрести в собственность только ис­конный гражданин Рима). Добросовестный же владелец - это лицо, которое считает, что приобрело вещь у собствен­ника, тогда как в действительности эта вещь была ему от­чуждена тем, кто не имел права ею распорядиться. Следо­вательно, добросовестный владелец - держатель вещи от несобственника, тогда как преторский собственник получал ее от квиритского собственника. Преторский собственник сохранял данную вещь в своем имуществе (in bonis—ин бонис), то есть фактически становился ее собственником, поскольку его право на вещь защищал претор. От терминаin bonisпроисходит и другое наименование данного вида собственности - бонитарная. У квиритского же собственни­ка право собственности в этих случаях представляло собою «голое право», не охраняемое государством. В конечном счете (после двухлетнего обладания вещью) преторский соб­ственник становился квиритским собственником.

Знание общественного, политического строя и права Римского государства и основных периодов их истории сту­денты почерпнул из курса « История государства и права зарубежных стран». Опираясь на эти данные, нужно усвоить наиболее характерные черты древнейшего римского права (ius civile), такие, как связь с религией, местный характер, обособленность, формализм и символизм (например, элементы формализма и символизма ярко выражены в манципации). Эти черты отпали в период поздней республики, что нужно по­ставить в связь с развитием обмена, появлением и развитием «права народов» -ius gentium(юс генциум). В результате обе системы права сблизились, а в период империи уже со­ставляли единую систему права. Сле­дует также иметь в виду, что римское гражданское право представляет собою право частное и, как таковое, его нужно отличать от публичного права.

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

51. Юридическое владение (possessio juridica) и держание (detentio).

Владение (possessio) — это право фактического господства над вещью как таковой. Этот институт противоречив, поскольку объединяет в себе правовой и фактический аспекты.

Объектом владения признавались только res corporates, о других фактических ситуациях, защищенных посредством особых интердиктов (сервитутах и других специальных вещных правах — res incorporates), римские юристы говорят как о quasi possessio (Gai., 3,139).

Владение как право существует лишь настолько, насколько оно признано и защищено позитивным правом. В узком смысле говорят о юридическом владении. Удобнее различать в этом отношении владение (possessio) и держание (detentio) — фактическую ситуацию индивидуальной принадлежности, взятую независимо от ее официального признания и защиты. Обе фигуры следует отличать от прикосновения: владение предполагает перманентную и осознанную принадлежность вещи.

Предметом владения как особого вещного права — отношения, основанного на непосредственной связи с вещью, является фактическая, материальная принадлежность вещи. По этому основанию владелец исключает конкуренцию любого третьего лица, в том числе и собственника, который может отобрать свою вещь у правильного владельца не иначе как по суду. Интердиктная защита владения, выражающая юридическое признание этого отношения, воплощается в административном запрете (interdictum) применения силы против владельца — единственного способа, каким может быть нарушена непосредственная материальная связь лица с вещью.

Фактический характер владения как юридической ситуации определяет обособленную трактовку волевого аспекта правоотношения римской юридической наукой: наряду с corpus (corpore possidere) — телесной, материальной связью лица с вещью, выделяется animus possidendi (rem sibi habendi) — намерение владеть вещью (обладать). Концептуальное выделение animus — субъективной стороны владения как фактического отношения (res facti, а не res iuris, — D.41,2, 1,3) — не отрицает правового характера института, так же как необходимость affectio maritalis для квалификации правильного брака не сводит состояние брака к фактическому сожительству. Акцент на animus отражает волевую (и правовую) природу владения.

52. Понятие и содержание права собственности. Ограничение права собственности.

Право собственность в римском праве — правовое господство лица над вещью.

Элементы прав собственности:

· Право на законное правомерное господство лица над телесным объектом;

· Право, принадлежащего собственнику, право на принадлежность вещи данном, а не другому лицу.

Содержание права собственности:

1.Право владения — условно или материальное обладание вещью, начиная с возможности держать в руках до права заявить о принадлежности тебе пред другими лицами, в любой момент потребовать гарантированности этого материального обладания. Третьи лица должны знать, что у этой вещи есть хозяин: Содержание в надлежащем состоянии, в безопасности, бремя расходов;

2.Право использования — употребление вещи для собственных материальных или духовных нужд, использование, как самой вещи, так и приносимых ею плодов, доходов, употребления — как непосредственно личное, так и через других лиц;

3.Право распоряжения — возможность распорядиться вещью по своему усмотрению, вплоть до полного ее уничтожения в физическом или в юридическом (предав вещь третьему лицу).

4.Право защиты — возможность подавать иски против любого и каждого кто посягнет на собственность.

Право собственность — не безгранично. Существовали основания в ограничение право собственностью:

1.Соблюдение закона высоты зданий, ширины между ними и т.п.;

2.Собственник участка судоходной реки был обязан предоставить этот участок для прохода других судов;

3.В интересах соседе: предоставить проход для сбора плодов и т.п.

53. Виды собственности в римском праве и их характеристика.

Виды собственности:

1.От субъекта права:

· Индивидуальная — обладателем было физическое лицо, обладающее соответствующим правовым статусом;

· Публичнаяобладателем было юридическое лицо — корпорация публичного права и государственная казан (находившаяся на особом положении);

· Общая — одна и та же вещь была предметом господства нескольких равноправных лиц;

2.От объекта права:

· Общественная (коллективная) — распространялась на вещи, которые не могли быть по своей природе и общественному предназначению предметами индивидуального обладания;

· Частная, когда вещи по своей природе признавались возможными к индивидуальному обладанию.

3.От происхождения и степени обладания:

· Квиритская — древнейший вид собственности. Субъектом мог быть только римский гражданин. Могла быть приобретена путем манципации или мнимого судебного процесса. Объектом могли быть только вещи, способные участвовать в обороте;

· Преторская (бонитарская). Возникла, когда манципируемые вещи отчуждались без обязательной в таком случае манципации. По закону получалось, что, несмотря на передачу вещи и уплату приобретателем ее цены, вещь оставалась в собственности отчуждателя. В некоторых случаях отчуждателя, несмотря на то он продал вещь приобретателю, заявлял виндикационный иск о возврате вещи, ссылаясь на то, что передача вещи была совершена незаконным образом;

Провинциальная — распространялась на провинциальные земли, которые принадлежали римскому народу на праве общей собственности по праву завоевания. Одна часть провинциальных земель составляла государственную собственность, другая предоставлялась прежним владельцам. С данной собственности взимались платежи в пользу государства, их оборот регулировался не цивильным правом, а правом народов;

· Перегринская — собственность, принадлежащая перегринам. Получала защиту в эдиктах перегринских преторо
54. Первоначальные способы приобретения права собственности.

Первоначальное приобретение – установление права приобретателя над вещью независимо от предыдущего права на данную вещь.

Виды первоначального приобретения:

1) захват бесхозной вещи. Вещь, не имеющая хозяина и не изъятая из оборота, переходит в собственность того, кто ее первый захватил, желая присвоить ее. Этим видом приобретения можно было приобрести в собственность вещь, которая не имела собственника или была брошена собственником. Брошенную вещь отличали от потерянной и спрятанной. Если лицо находило старые потрепанные вещи, то их считали выброшенными. Если же лицо находило более или менее ценную вещь, то вещь признавалась потерянной; если нашедшее лицо присваивало ее себе, то это признавалось кражей. Спрятанные вещи находились в собственности того лица, кому они принадлежали, до тех пор, пока установить или отыскать данное лицо будет невозможно;

2) приобретательская давность – способ приобретения права собственности, когда собственником вещи становится лицо, осуществляющее фактическое владение вещью в течение установленного законом срока;

3) переработка вещи (спецификация) – изготовление из старой вещи новой;

4) соединение вещей – присоединение одной вещи к другой таким образом, что одна из вещей становится составной частью другой;

5) смешение вещей – присоединение вещей, при котором невозможно определить какая именно из вещей поглотила другую.

Производное приобретение права собственности.

Производное приобретение вещи – право приобретателя вещи базируется на праве предыдущего собственника. Наиболее распространенным производным приобретением права собственности является передача вещи (traditio) – передача одним лицом другому в фактическое владение вещь с последующей передачей права собственности на данную вещь.

Для traditio как способа приобретения права собственности характерны элементы:

1) согласие собственника вещи на переход владения данной вещью к приобретателю;

2) законность передачи вещи;

3) согласие сторон на подобную передачу;

4) наличие у собственника права на отчуждение вещи.

Кроме этого, применялись такие способы производного приобретения, как манципация (передача вещи в присутствии пяти свидетелей); решение, принятое претором или судом и пр.

Право собственности на вещь утрачивалось в случаях добровольного отказа от права собственности, гибели вещи, отчуждения вещи, изъятия вещи из собственности, изъятия вещи из гражданского оборота.

55. Производные способы приобретения права собственности.

манципация – форма передачи наиболее ценных манципированных вещей и права собственности на них. Совершалась путем произнесения определенных формул в присутствии 5 свидетелей и весовщика;

– in jure cessio – мнимый судебный процесс, где приобретатель (якобы истец) заявлял о том, что ему принадлежит некая спорная вещь. Отчужда-тель (якобы ответчик) при этом молчал или соглашался с истцом. Претор констатировал право истца и выдавал соответствующий документ;

– традиция – передача одним лицом другому фактического владения вещью с целью перехода права собственности на нее. Элементы: переход владения вещью по воле отчуждателя; право передающего вещь на ее отчуждение; соглашение сторон о том, что владение передается с целью перенесения права собственности на вещь;

– по судебному решению;

– по предписанию закона.

Или

Производным приобретением вещи основывалось на том, что право приобретателя какой-нибудь вещи базировалось на праве её прежнего собственника. Самым распространённым производным приобретением права есть traditio – традиционная передача вещи одним лицом другому в пользование с последующей передачей на данную вещь права собственности.

Для traditio были характерны следующие элементы:

· Присутствие у собственника самого права на отчуждение вещи

· Законность передачи определённой вещи

· Согласие обеих сторон на такую передачу

· согласие собственника определённой вещи на передачу владения этой вещью к приобретателю.

Кроме того, довольно часто применялись следующие способы производного приобретения: решение, которое было принято судом или претором, а также манципация (передача вещи при трёх-пяти свидетелях).

Таким образом, право собственности утрачивалось в таких случаях:

· Изъятие самой вещи из гражданского (цивильного) оборота

· Отчуждение вещи

· Гибели вещи

· Изъятие вещи из собственности

· Добровольный отказ от права пользования.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

56. Утрата и защита права собственности.

Утрата права собственности. Право собственности могло быть утрачено лицом вследствие различных причин: природных событий, по воле собственника, по решению соответствующего государственного органа или в силу действия третьих лиц. В частности, оно прекращалось:

- если собственник отказывался от своего права на вещь (передавал вещь другому лицу; выбрасывал, считая пришедшей в негодность);

- если вещь погибала физически или юридически (ломалась, превраща лась во внеоборотную);

- если собственник помимо своей воли лишался права собственности (в случае конфискации или национализации вещи, в случае приобретения права собственности на вещь другим лицом по давности владения и др.).

Собственность на диких зверей и птиц утрачивалась, когда звери и птицы скрывались от преследователя. Если же они были приручены, то собственность на них прекращалась тогда, когда они потеряли привычку возвращаться к хозяину. Собственность на домашних животных и птиц не утрачивалась в случае оставления ими хозяина.

В римском праве существовало множество способов защиты права собственности, но наиболее распространенными были виндикационный, негаторный, прогибиторный, публицианов и личный.
Виндикационный иск
— иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику об истребовании вещи.
Негаторный иск предъявлялся, когда собственник вещи, не утрачивая владения, встречал некоторые ограничения по использованию данной вещью (например, при прогоне скота через земельный участок соседа). Если иск удовлетворялся, то ответчик должен был возместить истцу причиненные убытки.
Прогибиторный иск по своему содержанию схож с негаторным. Прогибиторный иск предъявлялся, когда третьи лица, не нарушая права собственности, своим поведением создавали помехи по его использованию.

Иск публицианов защищал право бонитарной собственнос
ти и добросовестного владельца.

57. Предиальные сервитуты (servitutes praediorum): понятие, классификация, установление, защита, прекращение.

Сервитут — вещное право пользования чужой вещью.

Виды сервитутов:

1) предиальные (от слова preadium — имение), или земельные. Их назначение — восполнить недостающие участку блага и свойства. Устанавливаются на земельный участок. Обязательное условие — существование двух участков: господствующего и служащего. По общему правилу господствующий и служащий земельные участки должны быть соседними, но в позднейшем праве достаточно того, чтобы фактически пользование одним участком происходило в интересах другого.

Виды предиальных сервитутов:

— городские — устанавливаемые в пользу застроенных участков. Виды: положительные — право пользования служащим строением в качестве подпоры для господствующего (право опереть балку о стену соседа или вделать ее в стенку соседа, право возводить коптильню рядом с двором соседа, отвод дождевой воды на крышу или двор соседа); отрицательные — имевшие своей целью не допустить изменений в служащем участке, которые сделали бы пользование господствующим участком менее удобным или менее приятным;

— сельские — устанавливаемые в пользу полевых, незастроенных участков. Виды: дорожные (iter — право переходить и проезжать через соседний участок; via — право провозить тяжести; actus — право прогонять скот и проезжать); водные (aquae ductus — право провести воду с соседнего участка; aquae haustus — право черпать воду на соседнем участке); пастбищные сервитуты;

2) личные — принадлежащие определенным лицам персонально:

— узуфрукт — право пользования чужой вещью и получения от нее плодов с сохранением в целостности сущности вещи. Может быть пожизненным или на определенный срок. Он не передается по наследству, не отчуждается, допускается сдача внаем, но после смерти держателя сервитута право нанимателя прекращается. Узуфруктуалей обязан пользоваться вещью в соответствии с ее хозяйственным назначением, принимать меры к сохранению вещи;

— узус — право пользования вещью без права пользования ее плодами. Разрешалось использовать столько плодов, сколько необходимо пользователю для удовлетворения своих личных потребностей;

— habitatio — право пожизненного проживания в чужом доме или его части;

— право пользования рабочей силой раба или животного.

Способы установления сервитута:

— по воле собственника служащей вещи как односторонним актом воли, так и по договору;

— по суду;

— по закону;

— по давности.

Сервитут утрачивается:

— с гибелью вещи, которая служит ее предметом. К физической гибели приравнивается юридическая. В случае разделения земельного участка на части предиальный сервитут связывается с каждой частью, т. е. если разделен господствующий участок, то для каждого вновь образованного участка приобретается самостоятельный сервитут. Если разделен служащий участок, то сервитут обременяет каждый из образованных участков;

— со смертью субъекта (только личные сервитуты);

— если сервитут соединяется с правом собственности;

— вследствие отказа от него;

— в случае неосуществления в течение 10 и 20 лет.

Сервитутное право защищается абсолютным иском (actio confessoria), противоположным собственническому негаторному иску.

58. Личные сервитуты (servitutes personarum): понятие, классификация, установление, защита, прекращение.

Сервитут — вещное право пользования чужой вещью.

Виды сервитутов:

1) предиальные (от слова preadium — имение), или земельные. Их назначение — восполнить недостающие участку блага и свойства. Устанавливаются на земельный участок. Обязательное условие — существование двух участков: господствующего и служащего. По общему правилу господствующий и служащий земельные участки должны быть соседними, но в позднейшем праве достаточно того, чтобы фактически пользование одним участком происходило в интересах другого.

2) личные — принадлежащие определенным лицам персонально:

— узуфрукт — право пользования чужой вещью и получения от нее плодов с сохранением в целостности сущности вещи. Может быть пожизненным или на определенный срок. Он не передается по наследству, не отчуждается, допускается сдача внаем, но после смерти держателя сервитута право нанимателя прекращается. Узуфруктуалей обязан пользоваться вещью в соответствии с ее хозяйственным назначением, принимать меры к сохранению вещи;

— узус — право пользования вещью без права пользования ее плодами. Разрешалось использовать столько плодов, сколько необходимо пользователю для удовлетворения своих личных потребностей;

— habitatio — право пожизненного проживания в чужом доме или его части;

— право пользования рабочей силой раба или животного.

Способы установления сервитута:

По воле собственника служащей вещи как односторонним актом воли, так и по договору;  по суду;  по закону; по давности.

Сервитут утрачивается:

— с гибелью вещи, которая служит ее предметом. К физической гибели приравнивается юридическая. В случае разделения земельного участка на части предиальный сервитут связывается с каждой частью, т. е. если разделен господствующий участок, то для каждого вновь образованного участка приобретается самостоятельный сервитут. Если разделен служащий участок, то сервитут обременяет каждый из образованных участков;

— со смертью субъекта (только личные сервитуты);

— если сервитут соединяется с правом собственности;

— вследствие отказа от него;

— в случае неосуществления в течение 10 и 20 лет.

Сервитутное право защищается абсолютным иском (actio confessoria), противоположным собственническому негаторному иску.

59. Права на чужие вещи: залог (понятие, формы и их характеристика).

Имущественные права на чужие вещи имели место, когда право собственности на вещь принадлежало другому лицу и несобственник имел ряд прав в отношении данной вещи.

Это были права на вещи, принадлежащие лицам, не являющимся собственниками этих вещей. Лицо, имеющее право на чужую вещь, не могло иметь таких обширных правомочий, как собственник, поэтому права на чужие вещи называли ограниченными вещными правами.

Виды прав на чужие вещи:

1) сервитут — вещное право на пользование в определенных пределах чужой вещью либо запрещающее такое использование другим лицам, в том числе собственнику. Установление сервитута не исключало полномочий собственника, а лишь ограничивало их использование.

Свойства сервитута:

— обязанность, связанная с вещью, когда любой собственник земельного участка был обязан терпеть известные действия или подчиняться запрету делать что-либо со стороны хозяина господствующего участка;

— принципиальная неделимость — нельзя сделать объектом обязательства часть права проезда, прохода, прогона, водопровода, так как пользование ими неделимо;

2) узуфрукт — личное право лица на пользование чужой вещью и получение от нее плодов с сохранением в целости сущности вещи. Сущность узуфрукта — одному лицу (узуфруктарию) принадлежали отдельные, связанные с потребительской стоимостью вещи полномочия собственника, тогда как титул и право распоряжения оставались у ее собственника. Объект узуфрукта — любая плодоносящая и непотребляемая вещь. Выгодополучатель присваивает плоды от такой вещи и имеет право пользоваться ею, не меняя ее хозяйственного назначения;

3) квазиузуфрукт — личное обязательство перед собственником (наследником). Легатарий должен был гарантировать собственнику(наследнику)восстановление такого же количества таких же вещей после своей смерти или умаления правоспособности. Он получал право собственности на вещи, которыми мог располагать по своему усмотрению. Наследодатель мог ограничить продолжительность вещного права легатария. Конструкция квазиузуфрукта давала возможность преодолеть такие свойственные праву собственности ограничения, как недопустимость конечного срока или резолютивного условия;

4) право пользования (usus) — право пользоваться вещью, но без права пользования ее плодами (право жить в доме (habitatio), право пользования рабочей силой раба или животного (operae servorum vel animalium)). В остальном режим права пользования похож на узуфрукт;

5) суперфиций — отчуждаемое и передаваемое по наследству право возведения строения на чужой городской земле, а также право пользоваться этим строением;

6) эмфитевзис — отчуждаемое и передаваемое по наследству право долгосрочного пользования и извлечения плодов из недвижимого имущества за определенную плату;

7) залог — право пользования и при определенных условиях распоряжения чужой вещью. Цель залога — обеспечение исполнения обязательства. Сущность залога — кредитор, которому была заложена вещь, имел право в случае неисполнения должником своего обязательства распорядиться этой вещью независимо от того, принадлежит ли данная вещь еще должнику или нет, и преимущественно перед другими требованиями иных лиц.

 

 

 

 

 

 

 

60. Права на чужие вещи: суперфиций (superficies) и эмфитевзис (emphyteusis).

Эмфитевзис и суперфиций относились к числу прав на чужие вещи и представляли собой вещные, отчуждаемые, передаваемые по наследству права долгосрочного пользования чужой землей. Оба эти права сходны с сервитутами в том отношении, что как сервитуты, так и суперфиций и эмфитевсис являлись правами пользования чужой вещью. Однако отличительным критерием суперфиция и эмфитевзиса от сервитутов служила широта содержания и долгосрочность их действия.

Эмфитевзис (emphyteusis) (от слова «насаждать») — долгосрочная наследственная аренда земельного участка, право пользования чужой сельскохозяйственной землей для ее обработки. Этот институт развился в период империи как форма использования пустующих земель. От предиального сервитута эмфитевзис отличался широтой содержания, от личного — наследственным характером.

Эмфитевта обязан платить оброк (vectigal, canon) без сбавки при случайном ухудшении объекта или недороде и подати, содержать участок в надлежащем состоянии. Он имел право на владельческую защиту и петиторные иски (actio vectigalis), приобретать плоды с момента их отделения (separatio), отчуждать и закладывать вещь с доведением этого до сведения собственника, который имел право преимущественной покупки или получения 2 % от продажной цены или от стоимости эмфитевзиса.

Эмфитевзис устанавливался путем договора аренды на 100 и более лет (аренда на срок до 99 лет не создавала на дальнейшее ограничений правам номинального собственника) легата и давности. Прекращался при несоблюдении обязанностей эмфитевтой (нанесение большого ущерба, неуплата 3 года оброка или налогов), причем последующее исполнение не могло предотвратить выселения, при отказе и при погасительной давности. Собственник имел actio emphyteuticaria (иск в защиту собственника земли).

Суперфиций (superficies) — наследственное и отчуждаемое право пользования чужой городской землей для возведения на ней строения, право бессрочного пользования земельным участком, на котором была произведена застройка, либо по договору с собственником, либо если собственник не оспорил в свое время неправомерности застройки его участка. По существу это был городской вариант эмфитевзиса, поскольку обязанность использования участка под сельскохозяйственную обработку предполагалась только для сельской местности.

Суперфициарий обязан уплачивать собственнику земли solarium (плату за землю) с ответственностью за предшественников и подати. Он имел право закладывать вещь и обременять ее сервитутами, не нарушая интересов собственника земли, а отчуждать — с согласия собственника. При прекращении суперфиция сохранялось право собственности на строительные материалы, строение же поступало в пользу собственника земли. Суперфиций охранялсявладельческими интердиктами и петиторными исками (utiles rei vindicatio). Если суперфиций принадлежал нескольким лицам, они были уполномочены на иск, аналогичный иску о разделе общей собственности.

Суперфиций устанавливался договором, легатом и давностью. Для передачи суперфиция требовалась традиция.

Суперфиций прекращался путем истечения срока, невзноса платы, отказа, слияния и погасительной давности. Уничтоженные строения не прекращали суперфиция.

61. Понятие обязательства (obligatio). Признаки и элементы обязательства.

Обязательствоправоотношение, в силу которого одна сторона (кредитор) вправе требовать от другой стороны (должника) определенного поведения в свою пользу. Таким образом, управомоченным лицом (носителем права, выте­кающего из обязательства) в обязательстве является кре­дитор.

Обязательственные отношения обладают следующими признаками:

1) объектом обязательства является действие (передать вещь, выполнить работу, предоставить услугу) либо воздержание от определенного действия (например, не передавать вещь иному, кроме кредитора, лицу);

2) содержание права, вытекающего из обязательства, как правило, определяется договором. Например, права
арендатора складского п
омещения определяются договором аренды. За пределы договора правомочия арендатора не
должны выходить;

3) обязательственное отношение всегда ограничено определенным сроком, по своей природе оно конечно. По­
этому
и права, вытекающие из обязательства, имеют конечные сроки;

4) права, вытекающие из обязательства, защищаются законом относительно. То есть в случае неисполнения обязательства кредитор вправе обратить свои претензии толь­ко к одному конкретному лицу — должнику.

Виды обязательств:

1) по распределению прав и обязанностей различают односторонние и двусторонние (взаимные) обязательства.
В одностороннем обязател
ьстве одна сторона является носителем прав, а другая — носителем обязанностей. В двустороннем обязательстве права и обязанности возложены на обе стороны;

2) по основаниям возникновения различают договорные и внедоговорные обязательства (обязательства из право­
нарушений
, причинения вреда и иных юридических фак­тов);

3) по направленности различают регулятивные и охра­нительные обязательства. Регулятивные обязательства
«обслуживают» гражд
анский оборот, т.е. правомерный переход прав и обязанностей от одних лиц к другим. Охранительные обязательства нацелены на восстановление на­рушенных прав.

Основания возникновения Я прекращения обяза­тельств — это юридические факты, в силу которых возни­кают и прекращаются обязательства.

К основаниям возникновения обязательств относят как действия, так и события. Действия могут быть правомер­ными и неправомерными:

1)сделки;

2) создание литературных, художественных произведе­ний, изобретений и иных результатов интеллектуаль­ной, творческой деятельности;

3) причинение имущественного (материального) и морального вреда иному лицу (например, неосторожное по­
вреждение
чужого имущества);

4) иные юридические факты.

События, как правило, порождают обязательства в со­вокупности с действиями. Например, гибель имущества в результате паводка влечет обязательство выплатить стра­ховую сумму только тогда, когда имущество было предва­рительно застраховано.

62. Основания возникновения обязательств. Содержание обязательственных отношений.

Понятие обязательственных отношений. До постклассического права не существовало определения обязательственных отношений.

Римские юристы предпочитали казуистически перечислять и обраба­тывать случаи обязательств. Только в Институциях Юстиниана дается определение обязательств; «Обязательство— это правовые узы, в силу которых мы связаны необходимостью что-либо исполнить в согласии с правом нашего государства», Кроме того, в Дигестах Юстиниана со­хранено и определение содержания обязательственных отношений, приписываемое известному юристу Павлу: * Сущность обязательства состоит не ц том, чтобы сделать какой-нибудь предмет или какой-ни­будь сервитут нашим, но чтобы связать другого перед нами, дабы он дал что-нибудь, или сделал, или предоставил».

Таким образом, сущность (содержание) обязательственных отно­шений включает в себя следующее:

а) обязательственные отношения существуют между двумя сторо­нами; между кредитором (creditor) и должником (debitor);

б) на основании этих отношений кредитор получает имуществен­ное право требовать от должника, чтобы он что-нибудь дал (dare), что-нибудь сделал (facere) или что-нибудь предоставил (praes-tare);

в) должник должен под угрозой экономических санкций выполнить требование кредитора.

Иными словами, римские юристы определяли обязательственные отношения как имущественные отношения между кредитором, упол­номоченным требовать какое-либо dare, facere или praestare, и долж­ником, который под угрозой санкций обязательственного права должен выполнить требование кредитора.

63. Совокупные обязательственные отношения: понятие, виды и их характеристика.

Понятие обязательственных отношений.До постклассического права не существовало определения обязательственных отношений.

Римские юристы предпочитали казуистически перечислять и обраба­тывать случаи обязательств. Только в Институциях Юстиниана дается определение обязательств; «Обязательство— это правовые узы, в силу которых мы связаны необходимостью что-либо исполнить в согласии с правом нашего государства», Кроме того, в Дигестах Юстиниана со­хранено и определение содержания обязательственных отношений, приписываемое известному юристу Павлу: * Сущность обязательства состоит не ц том, чтобы сделать какой-нибудь предмет или какой-ни­будь сервитут нашим, но чтобы связать другого перед нами, дабы он дал что-нибудь, или сделал, или предоставил».

Таким образом, сущность (содержание) обязательственных отно­шений включает в себя следующее:

а) обязательственные отношения существуют между двумя сторо­нами; между кредитором (creditor) и должником (debitor);

б) на основании этих отношений кредитор получает имуществен­ное право требовать от должника, чтобы он что-нибудь дал (dare), что-нибудь сделал (facere) или что-нибудь предоставил (praes-tare);

в) должник должен под угрозой экономических санкций выполнить требование кредитора.

Иными словами, римские юристы определяли обязательственные отношения как имущественные отношения между кредитором, упол­номоченным требовать какое-либо dare, facere или praestare, и долж­ником, который под угрозой санкций обязательственного права должен выполнить требование кредитора.

Предмет обязательства. Нередко смешивают содержание обяза­тельства и его предмет. Однако преобладает мнение о том, что предметом является тот объект, на который распространяется обязательство.

Предмет обязательства может быть определен индивидуально (spe­cies), например продан раб Стих, или же он может быть определен родовыми признаками (genus), например куплено вино, зерно, масло. Существенное различие этих двух видов обязательств проявляется при их исполнении: гибель индивидуального предмета обязательства делает исполнение в натуре невозможным, между тем как гибель пред­метов обязательства, определяемых родовыми признаками, не осво­бождает, как правило, должника от обязательства. Это выражается юридической поговоркой, сложившейся впоследствии в Средние века: «Genus perire поп censetur» («Вещи, определяемые родовыми призна­ками, не погибают»).

64. Замена лиц в обязательстве: активная цессия (cessio activa), пассивная цессия (cessio passiva / delegatio).

редитор - сторона в обязательстве, имеющая право требования;

Должник - сторона, на кот. лежит обязанность исполнить требование кредитора.

Первоначально связь между сторонами обязательства: 1 кредитор и 1 должник. Замена сторон или заключ. договора в интересах др. лица не допускались. С развит. и усложн. хоз. оборота допускается возможность замены сторон в обязательстве:

Виды переходов прав от 1 лица к др.:

- наследование. Появилось на ранних этапах развития частного права.

- цессия (уступка права требования).

Первоначально процедура была сложной, позднее цессия осуществлялась путем соглашения между первоначальными и новыми кредиторами с последующим уведомлением об этом должника. После уведомления право требования переходило к цессионарию (новому кредитору), а у цедента (первонач. кредитора) соответствующие права прекращались.

Основания цессии знач. не имели. Предмет цессии: не могли быть личные права кредитора, напр. иски об алиментах.

- новация: договор между кредитором и новым должником, прекращавший обязательство между первоначальным должником и кредитором. Замена возможна лишь с согласия последнего, ибо новому должнику он мог не доверять. (напр., перевод долга)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

65. Классификация обязательств (основания и варианты).
Понятие: В Институциях Юстиниана (Кн.3.XIII.) приводится следующее определение этой важнейшей категории: "Обязательство (obligatio) есть оковы права, мы по необходимости должны выполнить известное действие согласно законам нашего государства". Юристу Павлу принадлежит высказывание, в котором конкретизируется это определение: "Сущность обязательства в том, чтобы связать перед нами другого так, чтобы он дал, сделал, предоставил".

Ценность последнего фрагмента в том, что в нем раскрывается содержание обязательства, то есть называются те действия, обязанность совершения которых составляет обязательство, это: обязанность дать, сделать, предоставить (dare, facere, praestare).

To SUM UP: "...обязательство определяют как такое юридическое отношение, которое дает одному лицу (кредитору) право на действие определенного другого лица (должника), и при этом на такое действие, которое имеет имущественную ценность. Короче - обязательство есть право на чужое действие. Иногда это выражают и так: обязательство есть юридическое отношение, которое дает кредитору право требовать от должника предоставления какого-нибудь блага, имеющего имущественную ценность".

В силу обязательств выполняются действия, посредством которых происходит передача прав от должника к кредитору. Отсюда ясно, что область действия обязательств - это сфера оборота, то есть перемещения вещей в пространстве путем продажи, обмена, предоставления в заем и пр. Однако обязательства возникают и тогда, когда лицу или его имуществу причиняется вред противоправными действиями и возникает необходимость его возместить, а также и тогда, когда кто-либо приобретает имущество без достаточных на то оснований и обязан вернуть его другому.

По современным представлениям содержание обязательства составляют обязанности должника и соответствующие (корреспондирующие им) права кредитора требовать исполнения этих обязанностей. Обязанности должника (oportere) могут быть чрезвычайно разнообразны, потому - весьма разнообразным может быть и содержание обязательств. Так, это может быть обязанность передать вещь в собственность по договору купли-продажи; это может быть обязанность что-то делать, или обязанность воздержаться от каких-то действий (построить дом, не мешать арендатору пользоваться имуществом); наконец, это может быть обязанность уплатить стоимость поврежденной вещи. Вообще всякие действия, не запрещенные законом, могут быть предметом обязанностей должника. Но любое содержание обязательства исчерпывающе описывается приведенной выше формулой Павла: дать, сделать, предоставить. Под предметом обязательства принято понимать тот материальный объект, обязанность предоставить который связывает должника. Им могут быть вещи, деньги, исполнение работы, оказание услуги.

Есть, согласно лекции 6 вариантов деления обязательств:

1. по основанию наличия исковой защиты: цивильные/натуральные/преторские

1. по распределению прав и обязанностей: односторонние/взаимные

2. по связи с личностью: простые/личные

3. по степени самостоятельности: основные/зависимые

4. по определенности предмета: однообъектный/ альтернативный

5. по основанию возникновения: договорные/недоговорные

наличие исковой защиты: цивильные/натуральные/преторскиеВ Институциях Юстиниана (Кн.3.XIII.) в этой связи говорится следующее: "1. Главное деление всех обязательств распадается на два вида: они или цивильные или преторские. Цивильные суть те, которые установлены законами или, по крайней мере, одобрены цивильным правом. Преторские суть те, которые установлены преторской юрисдикцией. Последние называются еще гонорарными". А в лекции видите ли не так…там деление - на цивильные и натуральные.Натуральные обязательства (obligationis naturalis). К ним относились такие обязательства, которые не создавали для кредитора право на иск; признавалось, однако, что исполненное по ним не является исполнением недолжного (soluti indebiti) и в силу этого, может быть правомерно удержано кредитором. К натуральным обязательствам относились те, которые возникали между подвластными и домовладыкой, между подвластными одного домовладыки, а также такие, которые установлены несовершеннолетним без одобрения опекуна.

По распределению прав и обязанностей: односторонние, это когда у одной стороны только права, а у другой – только обязанности. Пример – заем, їдарение? и тд…

Взаимные - если права и обязанности одной стороны сопровождаются корреспондирующими правами и обязанностями другой стороны, что характерно, таких обязательств большинство.

по связи с личностью: простые – может быть исполнено любым лицом (должник и 3 лицо) личные (строго личного характера, т.е. исполняется строго должником)

по степени самостоятельности: основные (их большинство) и зависимые они возникают из основного обязательства и следуют его судьбе.

по определенности предмета: однообъектный/ альтернативный. Рассматривая этот вопрос, мы расширим (на всякий случай) его содержание и будем выделять критерий не как определенность предмета, а как предмет в целом => мы имеем:

Когда предметом обязательства являются вещи, то они могут быть индивидуальными или родовыми, и данное различие влияет на судьбу самого обязательства. Так, если случайно погибает индивидуальная вещь, то обязательство прекращается, так как исполнение в натуре оказывается невозможным. Напротив, гибель предмета, состоящего из родовых вещей, не прекращает обязательства, так как род не погибает (genus perire non censetur).

Если единственным предметом обязательства являются деньги (уплата покупной цены, возвращение занятой суммы и пр.), имеет место денежное обязательство, исполнение которого и ответственность за неисполнение которого имеют значительные правовые особенности, связанные с такими явлениями, как обесценение денег, обыкновения требовать платы за пользование деньгами (процентов).

Если предметом обязательства была вещь делимаяо и обязательство признавалось делимым; если предмет был неделим, то и обязательство считалось неделимым. Такое различие проявлялось в существенных особенностях исполнения таких обязательств, где на стороне должника или/и кредитора выступало двое или более лиц (множественность лиц в обязательстве); именно: при неделимости обязательства должники (или кредиторы) становились солидарными должниками (кредиторами), каждый из которых нес обязанность (приобретал право) целиком (in solido) исполнить обязательство (либо потребовать его исполнения).

Допускаемая правом возможность замены предмета обязательства при его исполнении обозначается понятиями альтернативные и факультативные обязательства.

Альтернативным признается обязательство, в котором заранее устанавливается условие, что должник, как правило, по своему выбору может совершить одно из двух (или более) предоставлений: передать вещь либо уплатить деньги и т.п. Таким образом, в альтернативном обязательстве фигурируют два предмета, но исполнение его совершается предоставлением одного. И если один из предметов случайно гибнет, это не прекращает обязательства.

Факультативным признается обязательство, заранее предусматривающее возможность замены одного предоставления другим. То есть, таким обязательством предусмотрен один предмет (основной), но оговаривается возможность его замены иным предоставлением (факультативным). При случайной гибели основного предмета, однако, прекращается обязательство, так что нельзя потребовать факультативного предоставления.

по основанию возникновения: договорные/недоговорные

Фактически это деление не на 2, а на 4 вида, ибо обязательства не из договоров бывают 3 видов. Данное деление обязательств на четыре вида основано на различии в основаниях возникновения. Традиция приписывает установление такого деления Гаю, который прежде всего заметил, что "каждое обязательство возникает или из договора (ex contractu), или из правонарушения(ex delicto)". (Гай, Ин., Кн.3. 88.) В последующем им было отмечено наличие "обязательств из других оснований", которые были позже сведены к двум группам: обязательства из квази-контрактов (quasi ex contractu) и обязательства из квази-деликтов (quasi ex delicto).

Наибольшее значение для гражданского оборота имеют те обязательства, которые возникают из договоров. Для цивильного права было существенно деление договоров на контракты и пакты. Контрактами (от con-trahere: стягивать) признавались формальные соглашения, предусмотренные цивильным правом и, следовательно, снабженные исковой защитой. Пактами считались неформальные соглашения, лишенные исковой защиты (например, обещание дать приданое, установить сервитут и пр.).

Обязательства из контрактов делились Гаем по различию в тех юридических фактах, которые создают правовую связь между кредитором и должником: "Рассмотрим прежде всего те, которые происходят из договора; их четыре вида

контракты реальные, консенсуальные, вербальные и литтеральные

Реальными(от слова re - вещь) признаются такие контракты, права и обязанности по которым возникают в силу достигнутого соглашения и передачи вещи в соответствии с этим соглашением. Консенсуальными(от слова consensus - согласие) признаются такие контракты, права и обязанности по которым возникают в силу простого соглашения сторон.

К вербальным (от verbis - слова) относились договоры, обязательная сила которых была основана на произнесении торжественной клятвы в устной форме. Литтеральными(от litteris - письменная запись) признавались такие контракты, обязательственная сила которых возникала вследствие составления записей в торговых книгах по определенной форме.

ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ИЗ КВАЗИ-ДЕЛИКТОВ трудно на основании четырех приведенных Гаем и воспроизведенных Юстинианом примеров квази-деликтов, построить общее понятие квази-деликта. Поэтому современные исследователи римского права (Покровский, Жирар и др.) обыкновенно ограничиваются воспроизведением этих примеров и указанием на то, что перечень квази-деликтов можно было бы значительно удлинить, включив в него, в частности, ряд случаев, в которых в связи с определенными другими правоотношениями признавалась обязанность возмещения невиновно причиненного вреда, например, при предъявлении actio quod metus causa или actio Pauliana не к лицу, учинившему metus, или к должнику, действовавшему in fraudem creditoris, а к третьему лицу, которое, не будучи соучастником, извлекло, однако, выгоду из действий лица, виновного в совершении metus, или из сделки должника, совершенной во вред кредиторам. Институции Юстиниана так же, как Институции Гая, приводят следующие примеры обязательства из квази-деликтов: Ответственность судьи за умышленно неправильное или небрежное разрешение судебного дела или за нарушение каких-либо судейских обязанностей, например, за неявку в назначенный день для рассмотрения дела. В этих случаях судья "делает процесс своим", litem suam fecit, т.е. становится ответственным, повидимому, за весь ущерб, понесенный потерпевшей от его действий стороной. Ответственность на основании преторского иска, actio de effusis et deiectis, лица, из дома которого, хотя бы и без вины хозяина, было что-нибудь вылито или выброшено на улицу или на площадь. Собственник потерпевшего от такого действия раба или животного так же, как и собственник поврежденной вещи, был вправе предъявить

иск в двойной сумме понесенного ущерба. Свободному человеку, которому указанными действиями было нанесено ранение, давалась actio in bonum et aequum concepta о возмещении понесенного им убытка. Наконец, если была причинена смерть свободному человеку, любое лицо было вправе предъявить популярный иск (actio popularis) о взыскании с хозяина дома штрафа в сумме 50 тыс. сестерций.

Actio de positis et suspensis. Такая же actio popularis, носившая в этом случае название actio de positis et suspensis, давалась любому желающему против хозяина дома, если у этого дома что-нибудь было поставлено или повешено так, что могло причинить

вред прохожим (небрежно повешенные вывески и т.п.). Предметом иска было взыскание штрафа в сумме 10 тысяч сестерций. Ответственность nautarum, cauponum, stabilariorum за деликты их слуг. Преторские иски, которые давались против хозяина корабля, содержателей гостиниц и постоялых дворов за dolus и furturn совершенные их слугами на корабле, в гостинице, или на постоялом

дворе по отношению к проезжающим. Предметом иска было взыскание двойного размера ущерба, понесенного проезжающим. Таким образом проезжающие наделялись энергичными средствами защиты: им давался иск против хозяина корабля, гостиницы, или постоялого двора из receptum nautarum. Они могли предъявить со-

ответствующий деликтный иск к непосредственному виновнику вреда - слуге и, наконец, вместо иска к непосредственному виновнику вреда - слуге, они могли предъявить иск о возмещении в двойном размере понесенного ими вреда к хозяину корабля или гостиницы, который, по общему правилу, был, разумеется, более платежеспособен, чем слуга.

 

 

 

 

 

 

 

 

66. Прекращение обязательств в силу самого права (ipso jure).

Основания прекращения обязательств:

1) надлежащее (т.е. соответствующее условиям) испол­нение обязательства. Это наиболее желательный вариант и заемщика возникают не в момент соглашения, а лишь тогда, когда заимодавец передаст заемщику деньги; .

2) по наличию выгоды у контрагентов различают воз­мездные и безвозмездные договоры. Если исполнение до­говора приносит имущественную выгоду обоим контраген­ там, договор является возмездным. Таковы, например, договоры купли-продажи, аренды, подряда. Если договор приносит имущественную выгоду только одному из контр­агентов, он является безвозмездным: например, договор дарения. Ряд договоров по усмотрению сторон может быть как возмездным, так и безвозмездным: например, договор хранения;

3) в зависимости от распределения прав и обязанностей между сторонами различают одностороннеобязующие и
двустороннеобязующие
договоры. В первом из них один контрагент имеет только права, а другой — только обязан­ности. Таков, например, договор займа: заимодавец имеет право требовать возврата предоставленной взаймы суммы, а заемщик обязан ее возвратить. В двустороннеобязующем договоре права и обязанности имеют оба контрагента. Ха­рактерным примером такого договора является договор купли-продажи;

4) по содержанию регулируемой деятельности разли­чают имущественные и организационные договоры.
Имущественный догово
р направлен на непосредственное получение имущества или блага. Таково большинство гражданско-правовых договоров. Организационный до­говор предназначен для создания предпосылок получения
имущественной выгоды,
например, договор о совместной деятельности (строительство и эксплуатация какого-либо
сооружения);

5) главные и дополнительные договоры. Дополнитель­ный договор не может существовать без главного договора.
С исполнением главного
договора прекращается действие дополнительного договора. Например, договор займа явля­ется главным, а договор залога в обеспечение исполнения договора займа — дополнительным;

6) предварительный и основной договоры. Предвари­ тельным является договор, стороны которого обязуются в
определенный срок закл
ючить основной договор на усло­виях, установленных предварительным договором.

67. Прекращение обязательств в силу эксцепции (ope exceptionis).

Основной случай здесь — это pactum de поп petendo, «соглашение о непредъявлении требования», посредством которого кредитор ручается, пускай лишь в порядке простого пакта, т. е. неформальным образом, не требовать больше исполнения. Поскольку же, однако, из простого pactum не наступают необходимые следствия по ius civile , у кредитора все равно сохранялась возможность вызвать должника в суд, чтобы потребовать от него исполнения. Против таких притязаний претор давал exceptio pacti conventi (о заключенном соглашении), которая, как было сказано , не прекращает обязательства, а делает его практически бесполезным.

Следует отметить, что если кредитор пообещал не требовать исполнения лишь в течение определенного времени, соответствующая exceptio pacti (dilatoria, § 78) могла также иметь прекращающее действие. Это происходило, если иск вчинялся до истечения предостав.
68. Понятие договора и его структура. Условия действительности договоров.

Договор (contractus) – соглашение двух сторон о предмете, имеющем юридическое значение, т. е. такое соглашение, с которым связываются юридические последствия.

Структура:

Состоял договор, в понимании римских юристов, из трех основных элементов - столь существенных, что без них договора вообще не возникало. Это были: а) соглашение сторон; б) объект договора, или его предмет; в) основание договора

Соглашение сторон,во-первых, предусматривало, что в его выработке и заключении должны были участвовать не менее двух лицежду ними должна быть достигнута договоренность по поводусовпадающих условий, т. е. соглашение считалось достигнутым, если предложение заключить договор, исходящее от одного лица, принималось другим (лично, письмами или через посланца).

Для придания соглашению правовой значимости необходимы были серьезные намеренияего участников. Ничтожны волеизъявления, не направленные на установление юридических последствий.

Далее: соглашение должно быть облечено в необходимую форму.

Очень важное условие соглашения - дееспособность лиц, вступающих в договоре было соглашения, вернее, оно было порочным, недействительным, если заключалось с рабом, с душевнобольным, с детьми до 7-летнего возраста. Дети старше 7 лет и лица, имевшие репутацию расточителей, а также женщины, состоявшие под опекой, могли заключать лишь такие соглашения, где они становились кредиторами.

Недействительными, порочными были также соглашения, заключенные под влиянием заблуждения (error), угрозы (metus), обмана или даже злого умысла (dolus malus), тем более - насилия (vis).

Второй существенный элемент договора - его предмет, объектаким «предметом» считались действия сторон. Эти действия должны были соответствовать трем условиям: а) быть осуществимы физически (невозможна продажа умершего раба) или юридически (нельзя продавать вещи, изъятые из оборота); б) не противоречить законам, добрым нравам, не должны быть осуждаемы моралью; в) обязательно содержать интерес кредитора (если этот интерес отсутствовал, то заключенный договор не мог приобрести юридической силы, например, продажа вещи, не имеющей денежного выражения).

Наконец, третий важный элемент - основание договора(causa). Это была цель, ради которой заключался договор, непосредственный мотив, приведший к заключению договора (например, передача вещи - при договорах займа, ссуды, хранения; перенесение права собственности с продавца на покупателя -при купле-продаже )

Условия действительности договора:   

– способность лиц, заключающих договор, вступать в договорные обязательства;

– наличие согласной воли той и другой стороны, выраженной вовне в форме слова, письма, жеста, иногда молчания. Стороны могли выражать свою волю любым способом по своему усмотрению (консенсуальные договоры);

– соблюдение установленной формы договора. Для некоторых сделок закон предписывал точно определенную форму выражения воли (манци-пация, стипуляция, устный, совершаемый простой передачей вещи);

– законность содержания договора. Договор не должен был иметь своим предметом действие, нарушающее нормы права (например, недействительно было соглашение о ростовщических процентах), либо соглашение, противоречащее морали или добрым нравам (например, было недействительно обязательство не вступать в брак);

– наличие существенных условий в договоре, т. е. таких условий, без которых договор не мог существовать и признавался незаключенным. В каждом договоре существовали свои существенные условия, и стороны обязаны были их согласовать (например, цена в договоре купли-продажи). Во всех договорах существенным условием являлся предмет договора;

– наличие цели договора (causa) – материального обоснования, которое приводило к заключению договора. Договоры, связанные с определенной хозяйственной целью, назывались казуальными (например, договор купли-продажи, найма имущества). Недостижение цели в казуальном договоре приводило к его недействительности. Однако существовали абстрактные договоры, из которых не было видно, какая цель лежала в их основании, и неосуществление цели не препятствовало наступлению юридических последствий такого договора (например, стипуляция – ни на чем не основанное обещание выплатить определенную сумму денег).

69. Классификация договоров.

Основные виды договоров в римском праве:

Договоры так называемого “старого права”, являющиеся договорами, толкование которых основывается на дословном применении текста данного договора. Такие договоры отражали “букву закона”, а их толкование происходило независимо от поведения обеих сторон (например, не учитывалась добросовестность таких сторон).

Односторонними договорами назывались договоры в которых правом наделена была лишь одна сторона (при этом другая сторона получала только обязанности). К данным договорам можно отнести договор займа, согласно которому займодавец имеет право требования долгового возврата, а также процентов при этом не неся никакой личной ответственности.

Синналагматические (двусторонние) договоры являются договорами, согласно которым обе стороны такого соглашения наделены как обязанностями, так и правами. Например, в договоре купли-продажи сам продавец обязывался отдать вещь, но имел право требовать от покупателя определённую оплату, в то время как сам покупатель обязывался выплатить продавцу сумму, но имея после оплаты права на данную вещь.

Контрактами назывались договоры, которые соответствуют всем формальным требованиям, а также снабжённых исковой защитой.

Консенсуальные договоры – договоры, порождающие правовые последствия во время достижения общего соглашения между всеми сторонами.

Вербальные договоры – те, которые заключаются в устной форме, путём произнесений торжественных фраз.

Вещными договорами называли договоры, на базировании которых возникало так называемое вещное право.

Брачный договор являлся соглашением определяющим режим имуществ супругов. Исторически брачные договоры включали в себя обязанность вступления в брак, но впоследствии данная неимущественная обязанность была полностью исключена из договора, так как договоры РЧП обязаны были носить исключительно имущественный характер.

Литеральные договоры – те, которые заключались только в письменной форме.

Реальными договорами назывались договора, которые были заключены в момент передачи (фактической) вещи.

70. Способы обеспечения договоров.

Обеспечение обязательств — установление некоторых гарантий полного или частичного удовлетворения требований кредитора.

Способы обеспечения обязательств:

1) задаток (arra) — денежная сумма или иная ценность, передаваемая одной стороной другой в момент заключения договора: «То, что дается в виде задатка, является доказательством заключенного договора купли-продажи». В классическую эпоху задаток имел целью подтвердить, подкрепить факт заключения договора (arra comfirmatoria). Наиболее широко задаток применялся при купле-продаже и при найме. Задаток мог иметь значение внешнего подтверждения факта заключения договора, но мог носить и штрафной характер. Если договор нарушался лицом, давшим задаток, он оставался у получившего его. Если в нарушении договора виновен получивший задаток, то он обязан был вернуть двойную сумму задатка.

Значение задатка:

— перспектива потерять сумму задатка может побудить должника исполнить обязательство;

— на случай нарушения обязательства кредитор получает хотя бы некоторую долю причитающейся ему суммы;

2) неустойка (stipulatio poenae) — дополнительное обязательство, присоединяемое к главному, возлагающее на должника обязанность уплатить определенную денежную сумму или иную ценность в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения основного обязательства. Нежелательность уплаты неустойки должна служить для должника стимулом к исправному исполнению обязательства. Если неустойка назначена на случай неисполнения главного обязательства, то кредитору предоставляется право требовать или исполнения предмета обязательства, или неустойки. Если же неустойка назначена для обеспечения своевременности и надлежащего качества исполнения, то кредитор мог требовать и неустойку, и исполнение основного обязательства;

3) поручительство — договор, которым устанавливается добавочная (акцессорная) ответственность третьего лица (поручителя) за исполнение должником данного обязательства. Поручительство осуществлялось путем стипуляции;

4) залог — реальное обеспечение обязательства. В основании залога лежит ответственность должника по обязательству; эта ответственность (obligatio) скрепляется вещным обеспечением, «ответственностью вещи» — res obligata. «Залог совершается путем соглашения, когда кто-либо договаривается, чтобы его вещь была связана залогом в обеспечение какого-либо обязательства». Залоговое право служит источником удовлетворения требований кредитора независимо от того, продолжает ли эта вещь оставаться в имуществе должника или отчуждена им, а также вне зависимости от общего имущественного положения должника, степени его задолженности и т. д. Такое значение залог получил благодаря тому, что кредитору в пользу и по установлению залогового права предоставлялась абсолютная защита. Залоговое право — право акцессорное, и оно существует лишь тогда, когда существует обеспеченное им обязательство. Залоговое право — право кредитора на чужую вещь, состоящее в том, что в случае неудовлетворения по обязательствам он имеет право истребовать заложенную вещь от любого его обладателя, продать ее и из вырученной суммы получить удовлетворение по обязательству предпочтительно перед всеми другими кредиторами.

 

71. Ответственность за неисполнение договора. Dolus и culpa. Риск случайной гибели вещи.

Ответственность за неумышленное неисполнение обязательства наступает всегда; это положение носит императивный, принудительный характер, и оно не может быть устранено предварительным соглашением сторон.

Ответственность должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства выражается в Риме преимущественно в обязанности возместить убытки.

Должник несет ответственность в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Как правило эта ответственность наступает при наличии вины должника.

Естественным следствием неисполнения в собственном смысле является «ответственность», наступающего для того, кто не исполнил. Такую ответственность называют обыкновенной «контрактной», и для неисполнившего она наступает в большем или в меньшем объеме. В позднейшую эпоху допускалась также ответственность должника за чужие действия, а именно за действия тех зависимых от него лиц, которыми он воспользовался для исполнения, или потому, что он их неосмотрительно выбрал, или потому что он за ними недостаточно следил.

Содержание ответственности в исках не может превосходить объемы долга: если его объектом является сумма денег, должник будет приговорен к такой же сумме; если его объектом является вещь или услуга, должник будет приговорен к «quantiearesest» (сколько стоит эта вещь), т.е. стоимость того, что он должен был совершить, отнесенный на момент засвидетельствования тяжбы. В искахbonaefidei(добросовестность), напротив, неисполняющий может быть приговорен к большей сумме в сравнении с объемом долга в связи с заинтересованностью, которая была у кредитора в отношении точного и своевременного исполнения обязательства. Убытки определялись самим же кредитором посредством оценочного ручательства.

72. Вербальные контракты: понятие, виды и характеристика.

Вербальный контракт (contractae verbis) – договор, устанавливающий обязательственные отношения словами, т. е. договор, приобретающий обязывающую силу с момента произнесения определенных фраз.

Виды вербальных контрактов: стипуляция – устный договор, заключенный посредством вопроса будущего кредитора и совпадающего с этим вопросом ответа со стороны лица, соглашающегося быть должником по обязательствам. Это словесная формула, в которой лицо, которому задается вопрос, отвечает, что он сделает то, о чем его спросили:

spondes? spondeo – обещаешь? обещаю;

dabis? dabo – даешь? даю (дашь? дам);

facies? faciam – сделаешь? сделаю.

Стипуляция порождала только одностороннее обязательство, т. е. одной стороне по договору принадлежало только право, а другой – только обязанность.

Для установления обязательств стипуляция требовала определенной формы. Но и по содержанию вытекающие из нее обязательства рассматривались формально. Должник был обязан исполнить лишь то, что буквально вытекало из вопроса и ответа. Формальный характер стипуляции проявлялся в том, что ее действие ограничивалось только непосредственно участвовавшими в ней сторонами. Нельзя было возложить по стипуляции обязательство на третье лицо, которое не участвовало в ее заключении. При стипуляции кредитор был вправе требовать с должника только сумму долга и не мог потребовать ни процентов, ни убытков, вызванных неисполнением должником своего обязательства.

Обязательство из стипуляции носило абстрактный характер. Для доказательства долга достаточно было доказать сам факт заключения стипуляции.

Для того чтобы обеспечить доказательство факта заключения стипуляции, составлялся письменный акт, удостоверяющий обязательство, который назывался cautio. Основание не входило в число ни существенных, ни случайных элементов стипуляции, что отличало данный договор от иных договоров, которые при отсутствии основания не приобретали юридической силы.

Стипуляция могла быть сложной, если на стороне кредитора или на стороне должника присутствовала множественность лиц:

- корреальное обязательство – на стороне кредитора в обязательстве участвовали другие лица в качестве самостоятельных кредиторов. Несколько кредиторов задавали по очереди должнику одинаковый вопрос, а он давал один общий ответ;

- солидарное обязательство – на стороне должника в обязательстве участвовали другие лица в качестве самостоятельных должников. Кредитор предлагал каждому из нескольких должников один и тот же вопрос, одному за другим без перерыва. Должники после этого вопроса отвечали одинаково по очереди;

- стипуляция с дополнительным должником (adstipulatio) – при заключении стипуляции между кредитором и должником принимал участие добавочный кредитор, который стипулировал то же самое, что и основной кредитор. Платеж, совершенный адстипулятору, был действителен в той мере, как и платеж основному кредитору;

стипуляция с поручительством за должника (adpromissio) – договор, по которому третье лицо в целях обеспечения требований кредитора принимало на себя ответственность по обязательству главного должника;

обещание предоставить приданое;

клятвенное обещание услуг вольноотпущенником своему патрону.

73. Литтеральные контракты: понятие, виды и характеристика.

Литтеральным контрактом назывался договор, который должен был совершаться на письме (litterae — письмо): “litteris fit obligatio”, т.е. “обязательство возникает посредством записи, письма”.

Древнереспубликанский письменный контракт заключался посредством записи в приходо-расходные книги, которые велись римскими гражданами (самый порядок ведения этих книг и записей в них в точности не известен). Литтеральный контракт представлял тогда собой обязательство, по существу не впервые возникавшее, но заменявшее собой (обновлявшее) обязательство, уже существовавшее ранее на другом основании (например, задолженность на основании купли, найма и т.п.) или на другом лице (долг Тиция переписывался на Люция).

Запись делалась, разумеется, на основании соответствующего соглашения сторон, иначе не могло бы быть речи о договоре. Вероятно, записи в книге кредитора известной суммы как уплаченной должнику соответствовала запись в книге должника той же суммы как полученной от кредитора: в этом и выражалось их соглашение.

Таким образом, литтеральный контракт в более древней форме можно определить как договор, заключавшийся средством записи в приходо-расходную книгу кредитора или существовавшего до того долга данного должника или долга другого должника, переводимого на данного на основании соответствующего соглашения сторон.

2. В классический период приходо-расходные книги утратили значение, по-видимому, в связи с вошедшими в практику более простыми и удобными формами записи долгов. С утратой значения приходо-расходных книг прекратилась и практика старых литтеральных контрактов.

Зато стали все больше входить в употребление заимствованные из греческой практики долговые документы — синграфы и хирографы. Синграфы излагались в третьем лице (“такой-то должен такому-то столько-то”); такой документ составлялся в присутствии свидетелей, которые подписывали его вслед за тем, от чьего имени он составлялся. Эта форма письменных обязательств получила широкое распространение на почве процентных займов, заключавшихся между римскими ростовщиками и провинциалами.

В императорский период синграфы стали менее употребительным видом письменного обязательства; на первый план выступили хирографы. Хирографы излагались в первом лице (“я, такой-то, должен такому-то столько-то”) и подписывались должником.

74. Реальные контракты: заем (mutuum), ссуда (commodatum), хранение (depositum) и секвестрация (sequestrum).

Реальные контракты. Договор займа (mutuum)

1. Заем (mutuum) представляет собой договор, по которому одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) денежную сумму или известное количество иных вещей, определенных родовыми признаками (зерноасло, вино), с обязательством заемщика вернуть по истечении указанного в договоре срока либо по востребованию такую же денежную сумму или такое же количество вещей того же рода, какие были получены (D. 44. 7. 1.2.).

Заем является одним из реальных договоров, т.е. обязательство в этом случае устанавливается не только простым соглашением (consensus), но и передачей вещи (res); нельзя требовать возврата от того, кто ничего не получал.

3. Характерные признаки договора mutuum можно опор делить следующим образом:

а) mutuum — реальный договор, т.е. получающий юридическую силу лишь с того момента, когда на основании соглашения сторон последовала передача res, вещи;

б) предмет договора — денежная сумма или известное количество других вещей, определенных родовыми признаками (весом, числом, мерой);

в) эти вещи передаются заимодавцем в собственность заемщика;

г) вещи передаются с обязательством для заемщика вернуть заимодавцу такую же денежную сумму или такое же количество вещей такого же рода, какие были получены.

Если заем не денежный, заемщик обязан вернуть не только такое же количество вещей, какое было получено, но и по качеству не хуже полученных взаймы вещей.

Поскольку предметом займа служили вещи, определенные весом, числом, мерой (а не индивидуально), причем они поступают в собственность заемщика, на нем лежал и риск случайной гибели полученных вещей: если в силу случайной причины взятые взаймы вещи погибали и заемщик не имел возможности ими воспользоваться, он не освобождался от обязанности вернуть полученную сумму (количество)
Договор ссуды (commodatum)

1. Договором ссуды называется такой договор, по которому одна сторона (ссудодатель) передает другой стороне (ссудополучателю) индивидуально-определенную вещь во временное безвозмездное пользование с обязательством второй стороны вернуть по окончании пользования ту же самую вещь в целости и сохранности.

Подобно займу, договор ссуды также был реальным контрактом, т.е. обязательство из этого договора возникало лишь тогда, когда состоялась передача вещи ссудополучателю (пользователю) .

2. В то время как предметом договора займа являются деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками (мерой, числом, весом), предметом договора ссуды может служить только индивидуальная вещь, ибо только такую вещь можно вернуть по окончании пользования без замены другой; если, например, предметом договора является охапка дров на топку печи, то, как только дрова сгорят, возврат самих дров, какие были получены, станет невозможным и речь может идти только о возврате такого же количества того же рода вещей (т.е. это будет договор займа).

Договор ссуды имеет целью предоставление вещи в безвозмездное пользование, т.е. из договора ссуды получает хозяйственную выгоду (utilitas) только ссудополучатель.

4. Договор ссуды заключался в интересах только одной стороны — ссудополучателя. Однако этот договор не являлся таким строго односторонним договором, как договор займа.

Договор хранения или поклажи (depositum)

1. Договором depositum называется реальный контракт, по которому лицо, получившее от другого лица индивидуально-определенную вещь (поклажеприниматель, депозитарий), обязуется безвозмездно хранить ее в течение определенного срока или до востребования и по окончании хранения возвратить в целости и сохранности лицу, передавшему вещь на хранение (поклажедателю, депоненту).

Характерные признаки этого договора сводятся к следующим.

Во-первых, depositum — контракт реальный: обязательство из этого договора возникало посредством передачи вещи: одно соглашение о том, что известное лицо обещает принять на хранение вещь другого лица, еще не устанавливало обязательства из договора хранения.

Во-вторых, как правило, предметом договора хранения (как и предметом ссуды) являлась вещь индивидуально-определенная. Однако в римском праве был допущен и договор о хранении вещей, определенных родовыми признаками; но передачу на хранение таких вещей нельзя признать соответствующей характеру данного договора; недаром депозитум вещей, определенных родовыми признаками, называют depositum irregulare, т.е. не обычный, не нормальный вид договора, а особый, исключительный

 

 

 

 

 

 

 

 

75. Консенсуальные контракты: договор купли-продажи (emptio-venditio), договор найма (locatio-conductio).

Консенсуальные контракты. Договор купли-продажи (emptio-venditio)

1. Обращение вещей (переход их из хозяйства в хозяйство) имело место еще до появления денег и представляло собой непосредственный обмен вещи на вещь (так называемую мену). Это соответствовало общим экономическим условиям общества, только что переходившего от натурального хозяйства к меновому.

На смену указанной первоначальной формы меновых сделок пришел обмен товара на деньги (притом немедленный: купля-продажа на наличные). Дальнейшее развитие имущественных отношений привело к такому договору, когда немедленной передачи товара, с одной стороны, цены, с другой стороны, могло и не быть, т.е. стали заключать договор, по которому стороны принимают на себя взаимные обязательства: одна — передать товар, другая — уплатить за него цену.

2. Основная хозяйственная цель договора купли-продажи заключается в том, чтобы в хозяйство покупателя поступили на праве собственности те или иные нужные для него вещи. Наиболее эффективное правовое средство для достижения

этой цели состояло в том, чтобы сделать покупателя собственником необходимых вещей. Древнейшее право так и разрешило задачу: манципация была одновременно и древнейшей формой купли-продажи (на наличные), и способом приобретения права собственности.

Таким образом, договор купли-продажи можно определить как консенсуальный контракт, посредством которого одна сторона — продавец (venditor) — обязуется представить другой стороне — покупателю (emptor) — в собственность вещь, товар (тегх), а другая сторона — покупатель — обязуется уплатить продавцу за проданную вещь определенную денежную цену (pretium).

Договор найма (locatio-conductio).

Классическое римское право знало три вида договора locatio-conductio: 1) наем вещей (locatio-conductio rerum); 2) наем услуг (locatio-conductio operarum); 3) наем работы или подряд (locatio-conductio opens или opens faciendi).

Наймом вещей называется такой договор, по которому одна сторона (наймодатель, locator) обязуется предоставить другой стороне (нанимателю, conductor) одну или несколько определенных вещей для временного пользования, а другая сторона обязуется уплачивать за пользование предоставленными вещами определенное вознаграждение (merces, pensio) и по окончании пользования возвратить вещи в сохранности наймодателю.

Предметом locatio-conductio rei могли быть вещи движимые и недвижимые, но из числа движимых вещей только такие, которые не принадлежат к числу потребляемых (т.е. при нормальном хозяйственном употреблении не уничтожающихся и не подвергающихся существенному изменению) так как в отношении потребляемых вещей неисполнима обязанность нанимателя возвратить по окончании найма ту самую вещь, какая была получена по договору. Было необязательным, чтобы наймодатель имел право собственности на сдаваемую вещь: допускалась сдача внаймы и чужой вещи.

Вознаграждение за пользование (наемная плата) нормально должно определяться в денежном выражении; но в договорах найма (аренды) сельскохозяйственных земельных участков допускалось определение наемной платы в натуре (известное количество продуктов, в частности известная доля урожая). Если в других случаях лицо, получающее по договору вещь в пользование, принимало на себя обязательство дать за это в пользование другую вещь и т.п., то такой договор не подходил под категорию locatio-conductio.

Срок не являлся необходимым элементом договора найма: можно было представить вещь в пользование и без указания точного срока (“на неопределенный срок”). В этом случае договор мог быть в любое время прекращен по заявлению каждой стороны.

Обязанности наймодателя. На наймодателе лежала обязанность предоставить нанимателю пользование нанятой вещью (или вещью и плодами от нее). Вместе с вещью должны быть переданы и принадлежности к ней (например, при сдаче земельного участка — обычный инвентарь).

Вещь должна быть предоставлена своевременно. Несоблюдение этой обязанности дает нанимателю право отступиться от договора.

Обязанности нанимателя. Наниматель был обязан платить наймодателю за пользование вещью условленную наемную плату пропорционально времени пользования. По общему правилу, если не было иного соглашения, наемная плата вносилась по истечении соответствующего промежутка времени (postnumerando). Если наниматель внес наемную плату вперед, а использование в течение всего периода, за который внесена наемная плата, оказалось невозможным не по вине нанимателя (например, по случайной причине сгорел нанятый дом), нанимателю дается actio conducti для возвращения наемной платы

По окончании найма нанятая вещь должна быть возвращена без задержки и в надлежащем состоянии. В случае несвоевременного возвращения нанятой вещи наниматель был обязан возместить наймодателю убытки, понесенные им от несвоевременного возвращения вещи.

76. Консенсуальные контракты: договор товарищества (societas), договор поручения (mandatum).

Societas (договор товарищества)

Societas - это такой договор, по которому двое или несколько людей объединялись для достижение какой-либо цели. Было два вида договора Societas. Societas по совместному проживанию и деятельности и производственные товарищества.

Договор товарищества делился на два вида:

1. Полное товарищество - это когда товарищи объединяли все свое имущество, в том числе, которое будет приобретено после заключения договора.

2. Деловое товарищество - этот вид товарищество объединял только часть имущества socii, для достижения некой хозяйственной цели.

Обязанности товарищей - всего у товарищей было четыре обязанности. Первая и самая главная - это предоставления имущества в общее пользование. Вторая - это участие каждого товарища в управлении и хозяйственной жизни товарища. Третья - это распределение между socii всего дохода. И четвертая - это участие в убытках товарищества.

Товарищество могло прекратить свое существования по ряду причин:

а) смерть одного из товарищей

в) истощение капитала товарищества

с) ограничение срока товарищества, указанное при его заключении

d) контракт мог быть расторгнут посредством обратного согласия

Mandatum (договор поручения)

Mandatum - это консенсуальный, двусторонне неравный договор. Он заключался в том, что одна сторона (поверенный) обязуется безвозмездно выполнить какие-либо юридические действия или фактический услуги в пользу другой стороны (поручителя). Главная особенность этого контракта именно в том что она безвозмездная, так если заплатить за выполненные услуги, то получится договор найма. Новицкий объясняет появление этого договора так, что класс рабовладельцев считал недостойным наниматься в рабочие. Этот класс помогал либо по дружбе, либо из простого человеческого участия.

Однако, несмотря на безвозмездность договора, поверенный имеет достаточно жесткие обязательство по отношению к поручителю. Поверенный обязан был выполнить поручение в полном соответствии с его содержанием, также поверенный был обязан передать поручителю результаты исполненного поручения.

Договор Mandatum мог быть расторгнут в любой момент любой стороной договора.
77. Безыменные контракты (contractus innominati): понятие, виды и характеристика.

Безыменные контракты (contractus innominati) – контракты, которые возникли после того, как в римском праве сложилась закрытая система договоров (вербальные, литтеральные, реальные и консенсуаль-ные), каждый из которых имел свое значение.

Безыменные контракты защищались претором при помощи словесных формул, используемых для выработки направленного на защиту безыменных контрактов иска – actio praescriptis verbis (иск из предписанных слов):

– do ut des (даю, чтобы ты дал), например передаю вещь в собственность в обмен на другую;

– do ut facias (даю, чтобы ты сделал), например даю вещь за исполнение определенной работы твоим рабом;

– facio ut des (делаю, чтобы ты дал), например отпускаю раба на волю, чтобы получить за это от тебя определенную денежную сумму;

– facio ut facias (делаю, чтобы ты сделал), например отпускаю на волю раба, чтобы ты освободил своего раба.

Виды безыменных контрактов:

1) мена (permutatio) – договор, по которому происходил обмен одной вещи на другую.

Предметом договора мены не могли быть деньги. Это реальный договор, он считался заключенным с момента передачи хотя бы одного из обмениваемых предметов. Только исполнивший свое обязательство имел право на иск о встречном исполнении или возврате исполненного. Если одна сторона передавала вещь, которая ей в действительности не принадлежала и в дальнейшем была отсужена у другой стороны, договор признавался незаключенным;

2) прекарий (precarium) – безвозмездное предоставление имущества в пользование одним лицом другому лицу (прекаристу) без указания срока пользования. Возникал между богатым римлянином, который предоставлял прекарий, и малоимущим, зависимым лицом. Прекарий имел односторонний характер, полностью зависел от решения дающего в пользование (патрона). Прекарист не имел никаких обязательств и мог быть привлечен к ответственности только за злой умысел при пользовании вещью;

3) оценочный договор (contractus aestimatorius) – договор, по которому определенная вещь передавалась одной из сторон другой для продажи по цене не менее установленной оценки, а другая сторона должна была продать эту вещь по цене не менее той, которая была установлена передающей стороной, и передать ей все деньги либо возвратитьвещь, если продать ее не удавалось. Если удавалось продать вещь по большей цене, чем указано в оценке, продавец мог оставить разницу себе. Оценочный договор применялся в отношенияхкрупного торговца с мелкими;

4) мировая сделка (transactio) – соглашение об окончательном определении правовых отношений путем взаимных уступок или путем отказа от притязания за вознаграждение. Мировые сделки по алиментам требовали преторского утверждения. Для поручителя мировая сделка была действительна только при его согласии;

5) дарение с наказом (donatio sub modo) – безвозмездное предоставление дарителем за счет своего имущества какой-либо выгоды одаряемому. Намерение одарить должно было быть принято одаряемым, без этого можно было не одарить, а обогатить. Эта сделка сопровождалась наказом что- либо сделать. Дарение могло быть отменено вследствие неисполнения наказа, грубой неблагодарности; дарение вольноотпущеннику могло быть отменено в случае рождения у патрона детей.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

78. Пакты, снабженные исковой защитой (pacta vestita): понятие, виды и характеристика.

Понятие и виды пактов. Пакт — это неформальное соглашение, некоторые из них в отличие от контракта не пользовались исковой защитой.

В результате возникли две категории пактов:

» pacta nuda, «голые пакты», то есть те, которые так и не получили

исковую защиту;

» pacta vestita, «одетые» пакты, то есть снабженные исковой защитой. Pacta vestita делились на три вида:

pacta adjecta — присоединенные к договору, дополнительные пакты;

pacta praetoria — преторские пакты;

pacta legitima — законные пакты.

Присоединенные (дополнительные) пакты.Дополнительные пак­ты — это соглашения, с помощью которых вносились изменения в уже заключенный ранее договор.

Пакт мог быть оформлен как непосредственно при заключении до­говора в виде дополнительного соглашения, так и спустя некоторое время после заключения договора.

Однако пакт,, присоединенный к договору спустя некоторое время после его заключения, имел юридическую силу только в том случае, если, он облегчал положение должника.

Например, стороны договаривались об отсрочке возврата займа.

Преторские пакты.Преторские пакты — это пакты, получившие иско­вую защиту в преторских эдиктах.

Различались три вида преторских пактов:

« jus — jurandum, присяга — соглашение кредитора с должником о том, что кредитор не будет взыскивать долг, если должник при­сягнет, что ничего не должен;

* constitutum, подтверждение долга (своего или чужого). Примечание:значение данного пакта заключалось в том, что он порождал иск, если дело касалось долга, не защищаемого иском. Кроме того, данным пактом лицо могло обязаться уплатить долг за третье лицо. Заключая данный пакт, можно было и изменить

• условия договора. Соглашение об установлении денежного долга применялось в том случае, когда ответчик признавал предъ­явленный к нему иск, но просил об отсрочке и кредитор на это соглашался. Если должник в будущем уклонялся от платежа, то долг взыскивался с увеличением от '/3 до */2 по усмотрению пре­тора; « recertum принятие, соглашения разного рода.

Принятие обязательства выражалось в трех формах: