В биографии Чичикова (глава 11) есть ряд предварительных деяний к главному подвигу жизни - скупке мертвых душ. Чичиков стремится нарастить копейку из ничего, так сказать, «из воздуха». Еще будучи школьником, Чичиков пустил в оборот полтину, оставленную ему отцом: «слепил из воску снегиря», выкрасил и выгодно продал; перепродавал голодным одноклассникам булку или пряник, загодя купленные на рынке; два месяца дрессировал мышь и тоже выгодно продал. Полтину Чичиков превратил в пять рублей и зашил в мешочек (сравните Коробочка). На службе Чичиков входит в комиссию для построения «казенного весьма капитального строения», которое не строится в течение шести лет выше фундамента. Между тем Чичиков строит дом, заводит повара, пару лошадей, накупает голландские рубашки, мыла «для сообщения гладкости коже». Уличенный в мошенничестве, Чичиков терпит фиаско, лишается денег и благополучия, однако словно возрождается из пепла, становится таможенным чиновником, получает взятку на полмиллиона от контрабандистов. Тайный донос напарника едва не доводит Чичикова до уголовного суда; лишь с помощью взяток нашему герою удается уйти от наказания.

Выгода помещиков продать мертвые души понятна, но, зачем же они Чичикову?
Первая выгода лежит на поверхности. Покупая мертвых по сути, но вполне живых и работоспособных, по документам, Чичиков становится вполне зажиточным помещиком. Его сильно возросший статус практически открывает дорогу к браку с любой, самой богатой невестой, а значит, еще большему увеличению его достатка (и на этот раз вполне реального) за счет ее приданого. Но это самый простой и не самый выгодный способ обогащения. Ведь к желаемому приданому прилагалась еще и невеста, а особого желания к добровольному лишению холостяцкой свободы Чичиков ни разу на протяжении всего романа не высказывал.
Другой, более выгодный, способ обогащения, и более сложен.

В начале 19 века и до самой отмены крепостного права аграрная Россия была заинтересована в том, чтобы помещичьи хозяйства не были полностью разорены, и поэтому разрешала многократно закладывать и перезакладывать помещичье имущество (землю) для получения кредита в банке. Но совершать сделки с землей лицемерная крепостная Россия разрешала только вместе с закрепленными за помещиком (то есть, за его землей) крепостными крестьянами. Следовательно, чтобы получить кредиты, Чичикову нужна была не только земля (которой у него не было), но и крепостные души.
Чичиков придумал грандиозную аферу: купить мертвые души, живые по документам (то есть, умершие в период между переписями) для вывода в Херсонскую губернию, (в то время осваивалась огромная территория Новороссия), где земля раздавалась бесплатно. Кроме того, при заселении южных губерний на «прокорм» крепостных душ банки выдавали дотации, по 200 рублей за одну душу. При достаточно большом количестве крепостных душ получалась сумма довольно внушительная.
Потому и скупал Чичиков за бесценок мертвые души, что, чем большее количество душ числится у него на бумаге, тем больший кредит ему бы выдали. Когда бы дело дошло до возврата кредита, Чичиков просто посоветовал бы банку забрать в качестве оплаты заложенное имущество (землю вместе с крепостными), при тогдашней цене за одного крепостного до 500 руб. И не его вина, дескать, что эти души бы к тому времени оказались мертвыми.
Итак, цель Чичикова – получение стартового капитала, получение кредита под залог крепостных душ вместе с землей. Следовательно, в Опекунский совет Воспитательного дома, в котором он собирался брать кредит, нужно было предоставить свидетельство о собственности на землю (полученную в Херсонской области бесплатно) и купчие крепости на якобы живых крепостных.

Не задержись Чичиков в городе на несколько недель, и эта афера ему вполне бы удалась, оставшись незамеченной. Но местные помещики, донельзя удивленные возможностью торговать мертвыми душами, нечаянно раскрыли его гениальный план, и, не вмешайся в его судьбу Фортуна в виде смерти прокурора, сидеть бы ему в тюрьме. А так, отделавшись легким испугом, пройдоха в финале романа несется на птице-тройке по южнорусской дороге к выгодному кредиту с полным комплектом документов.

Вывод

Гоголь наделил каждого помещика оригинальными, конкретными чертами. Что ни герой, то неповторимая личность. Но при этом его герои сохраняют родовые, социальные признаки: низкий культурный уровень, отсутствие интеллектуальных запросов, стремление к обогащению, жестокость в обращении с крепостными, нравственная нечистоплотность, отсутствие элементарного понятия о патриотизме. Эти нравственные уроды, как показывает Гоголь, порождены крепостнической действительностью и раскрывают сущность крепостнических отношений, основанных на угнетении и эксплуатации крестьянства. Произведение Гоголя ошеломило, прежде всего, правящие круги и помещиков. Идейные защитники крепостного права доказывали, что дворянство - лучшая часть населения России, страстные патриоты, опора государства. Гоголь образами помещиков развеял этот миф. Герцен говорил, что помещики «проходят перед нами без масок, без прикрас, льстецы и обжоры, угодливые невольники власти и безжалостные тираны своих врагов, пьющие жизнь и кровь народа... «Мертвые души» потрясли всю Россию».