Одним из важнейших направлений современного ландшафтоведения является антропогенное, в котором человек и ре­зультаты его хозяйственной и иной деятельности должны рас­сматриваться не только как внешний фактор, но и как равно­правный компонент ПТК или природно-антропогенного ланд­шафта. Как фактор деятельность человека через энергетические, вещественные и информационные потоки организует ланд­шафтный покров Земли, т.е. формирует его структуру, активно влияет на функционирование и динамику. Эволюционное на­правление антропогенного ландшафтоведения взаимодействует с историей и археологией.

Методологическую основу направления составляют кон­цепции агроландшафта, природно-хозяйственных систем (Ни­колаев, 1987; Невяжский, 1994), геотехнических систем (Ретеюм, 1972; Дьяконов, 1978), культурного ландшафта (Николаев, 2000) и антропогенного ландшафтогенеза (Низовцев, 1999). Особня­ком стоит разрабатываемая В.Н. Калуцковым (2006) концепция этнокультурного ландшафта, в которой автор значительное ме­сто отводит духовной культуре.

Изначально антропогенные ландшафты составляли пред­мет ландшафтоведения. С первых же шагов становления наука о ландшафте вовлекла в сферу своего внимания очеловеченную природу, ставшую средой земной цивилизации. В ряде стран, прежде всего в Германии и России, ландшафтоведение зарожда­лось и развивалось главным образом на почве изучения природно-антропогенных, а не девственных ландшафтов. Наиболее по­казательным в этом отношении стало отечественное естество­знание, прежде всего комплексные исследования сельскохозяй­ственных земель в конце XIX в. В.В. Докучаевым.

На заре XX в. JI.C. Берг определенно заявил об этом, ска­зав, что география должна изучать ландшафты – как природные, так и культурные. Последними он считал такие, «в которых че­ловек и произведения его культуры играют важную роль. Город или деревня... суть составные части культурного ландшафта» (Берг, 1958, 116). Перед географами ставилась задача исследо­вания хозяйственно преобразованных антропогенных ландшаф­тов. В дальнейшем концептуальные основы учения об антропо­генных ландшафтах разрабатывались А.И. Воейковым, С.С. Неуструсвым, П.П. Семеновым-Тян-Шанским, Л.Г. Раменским, Ю.Г. Саушкиным, Д.Л. Армандом и др.

Новым импульсом для активизации работ в указанной об­ласти стало начало глобального экологического кризиса, угроза которого была осознана во второй половине XX в. В отечест­венном ландшафтоведении этот этап связан с трудами Ф.Н. Милькова, B.C. Преображенского, A.M. Рябчикова, А.Г. Иса­ченко и др. В русле антропогенного ландшафтоведения получи­ли развитие сельскохозяйственное, городское, рекреационное ландшафтоведение, учение о горно-промышленных комплексах, линейно-транспортных геосистемах, концепция геотехнической системы и др. Впоследствии последняя стала базисом изучения и проектирования антропогенных ландшафтов.

Использование ландшафтов человеком значительно опе­режает осмысливание этого процесса наукой. Ландшафтоведе­ние активно изучает новые функции ландшафтов, которые ре­ально выполняются длительное время. Потребности общества, связанные с ландшафтами, систематизированы в следующие группы функций: ресурсовоспроизводящие – бесперебойное снабжение из природных источников веществом и энергией; абиотические (свет, тепло, кислород, вода); биотические (флора и фауна); средовоспроизводящие – пространственная основа человеческой деятельности; ресурсосохраняющие – постоянно обеспечивающие условия деятельности людей; производствен­ные – обмен веществом и энергией с обществом; информацион­ные – снабжение информацией для ориентации в изменениях окружающей среды и ее хранение для использования в буду­щем; эстетические – воздействие на человека через психо­физиологические процессы.

Ландшафт – многофункциональное образование, т. е. при­годен для выполнения разного вида деятельности, но выбор ис­полняемых функций должен соответствовать природным свой­ствам, ресурсному потенциалу ландшафта.

Многообразная человеческая деятельность приводит к из­менению ландшафтов, что, в свою очередь, оказывает обратное воздействие на человека и его хозяйственную деятельность. По­следствия взаимодействий для общества могут быть положи­тельными или отрицательными. Проведя объективные измере­ния показателей, оценивающих состояние ландшафта, опреде­ляют направленность последствий и делают анализ. Отрица­тельным последствиям воздействия человека на ландшафт уде­ляется основное внимание.

Сложный процесс «воздействия – последствия» имеет не точечный или линейный характер, а эффект взаимодействия в многокомпонентной системе ландшафта и распространяется по сложной, ветвящейся цепи процессов, через взаимодействие вертикальных и горизонтальных связей.

Воздействие человека на ландшафт можно разделить на группы:

· изъятие из ландшафта энергии или вещества;

· преобразование компонентов ландшафта или его про­цессов;

· подача в ландшафт энергии или вещества;

· привнесение технических или техногенных объектов в природу;

В результате перечисленных воздействий ухудшается ка­чество компонентов ландшафта, нарушаются или изменяются межкомпонентные связи в геосистемах, уменьшаются природ­ные ресурсы ландшафта, ухудшаются экологические условия и условия ведения хозяйства и работы техники и др.

Результат хозяйственного воздействия на ландшафт свя­зан с изменением его строения, состояния, функционирования; изменением текущей динамики ландшафта; нарушением хода природных циклов и тенденций естественного саморазвития; различной реакцией на техногенные нагрузки; изменением ус­тойчивости; выполнением новых функций и негативными по­следствиями в ходе их выполнения; возможными негативными последствиями на соседние ландшафты и экологическими огра­ничениями.

Изменения в ландшафтах в конечном итоге зависят от ес­тественных факторов, антропогенно-техногенных воздействий и свойств самого ландшафта. Естественные факторы характери­зуются зональными условиями, ритмичностью их проявлений (периодом) и размахом колебаний (амплитудой); считают, что геосистемы в таких условиях находятся в устойчивом состоя­нии. К антропогенно-техногенным факторам относятся воздей­ствие инженерных сооружений, специфическая технология про­изводства, вид использования ландшафта.

Естественные и ангропогненно-техногенные факторы действуют в системе ландшафтных связей в физических, хими­ческих, геологических, биологических, механических и других формах. Техногенные факторы аритмичны и могут достигать такой силы воздействия, которая вызовет необратимые измене­ния в ландшафте. Пассивными воздействия считают, когда тех­нические сооружения не оказывают на ландшафт большого влияния, а обмен веществом и энергией между ними минимален – «эффект присутствия». Пассивное воздействие перейдет в ак­тивное в случае нарушения равновесия между техногенным фактором и ландшафтом. Например, после строительства тех­ногенного сооружения на склоне могут проявиться смыв или оползни – «эффект толчка».

Активное воздействие выражается в изъятии из ландшаф­та или привнесении в него вещества или энергии. Например, дождевание изменяет влажность почвы и улучшает условия рос­та растений, а энергия падающей струи дробит и перемещает почву, т.е. имеет место одновременное поступление вещества и энергии.

Техногенные воздействия на геосистемы разделяют на очаговые и площадные. Очаговое воздействие связано с исполь­зованием природных ресурсов, имеющих очаговое распростра­нение. Например, карьер в горно-добывающей промышленно­сти, локальные источники вод и других ресурсов. Площадные воздействия распространены на большие территории: пашни, пастбища, лесные угодья и др.

При воздействии человека на ландшафт наибольшему из­менению подвергаются почва, биота, водный и тепловой режи­мы. Их трансформация вызывает обратимые изменения в гео­системе. Необратимые изменения в ландшафте последуют после нарушения твердого фундамента, рельефа, климата, так как эти компоненты – основные входы в геосистему, через которые из­вне поступает вещество и энергия. Преобразование твердого фундамента и мезорельефа формирует совершенно новые гео­системы – антропогенные, т. е. созданные человеком (отвалы, карьеры, овраги и др.), и оказывает влияние на почву, биоту, водный и тепловой режимы. Антропогенные геосистемы изме­няются по законам природы, но скорость их трансформации превосходит темпы изменений, происходящих в естественных условиях, так как воздействие человека изменило условия по­ступления или расхода вещества и энергии, что повлияло на ин­тенсивность природных процессов. Технические сооружения интенсивно обмениваются веществом и энергией с окружающей средой. Каналами связей между компонентами геосистемы и техническим сооружением являются контактные поверхности сооружения с геосистемой. Наиболее активные в зоне влияния технических сооружений в геосистемах происходит в первые годы (годы резких изменений исходных состояний) их эксплуа­тации. Затем идет период изменений наиболее инертных компо­нентов. Далее скорость изменений в геосистеме замедляется, трансформация продолжается, но темпы ее постепенно при­ближаются к естественному фону.

В результате геосистема характеризуется новым устойчи­вым состоянием. Временные изменения в структуре геосистем от воздействия различных техносистем и в разных природных условиях изучены недостаточно. Здесь важно время релаксации, т. е. продолжительность периода основных изменений при пере­стройке геосистемы. Минимально эти зоны выделяются в мес­тах размещения водохранилищ, осушительных систем, каналов, перерабатывающих предприятий и т. д. В зоне производствен­ного воздействия сильно преобразуется вертикальная и горизон­тальная структура геосистем, разрушается и смывается почвен­ный покров, геосистемы загрязняются, угнетается, повреждается и уничтожается биота. Поэтому природные ландшафты при воз­действии человека изменяются существенно или коренным об­разом.

Воздействие на любой компонент ландшафта по цепочке вертикальных связей передается на другие компоненты, а по горизонтальным связям – на другие геосистемы. Воздействуя прямо или косвенно, изменяют многие природные процессы: теплового баланса, влагооборота, биологического и геохимиче­ского круговорота, перемещения материала.

Так, изменения литогенной основы могут быть связаны с прямым или косвенным воздействием человека: добыча полез­ных ископаемых, земляные работы и т.п. Образуются карьеры, выемки, отвалы пустой породы, терриконы и другие техноген­ные формы рельефа в результате развеивания, проседания, про­валов. Образовавшиеся формы рельефа формируют новые при­родные комплексы, перемещение пород нарушает естественный режим поверхностных почвенных, грунтовых вод, возможно образование поверхностных водоемов, заболачивание террито­рии. Сведение традиционного растительного покрова, распашка земель, выпас скота приводят к эрозии и смыву земель, образу­ются вторичные формы рельефа (овраги, балки, промоины и т.д.). Ежегодно эрозия и дефляция выносят из ландшафтов суши миллиарды тонн гумусовых частиц. Эти процессы, как правило, необратимы.

Изменения условий поверхностного, внутрипочвенного, грунтового стока оказывают влияние на влагооборот ландшаф­та. Воздействия на физические факторы режимов стока рек, ис­кусственное регулирование стока и русел рек за многолетний период изменяют водный баланс водосбора. Преобразование составляющих водного баланса на водосборе изменяет функ­ционирование всех геосистем. Осушение, орошение, агротехни­ческие мероприятия, застройка территорий, искусственное по­крытие, изменение инфильтрационной и фильтрационной спо­собности почв, условий поверхностного стока, запасов влаги и других факторов изменяют водный баланс и влагооборот ланд­шафта.

Замещение естественных биоценозов искусственными обедняет почвы, снижает общую биологическую продуктив­ность, интенсивность биологического круговорота веществ. В тундре, лесах, степях, пустыне сведение растительного покрова сопровождается разрушением почвенной структуры, изменени­ем условий почвообразования, истощением, смывом и развеива­нием почв. Культурные растения ежегодно выносят из почвы сотни миллионов тонн азота, фосфора, калия, кальция, зольных элементов. Так, за счет получения урожая почвы со средним со­держанием минеральных веществ могут быть полностью исто­щены за 15-50 лет. С полей с эродированными почвами азота, фосфора и калия смывается в 100 раз больше, чем вносятся с удобрениями. Внесение удобрений не восполняет всех потерь, так как до 40-50 % питательных веществ, вносимых в почву, выносится с полей и вовлекается в неконтролируемую мигра­цию. Пестициды через питательные цепи, накапливаясь в тка­нях организмов, распространяются от низших звеньев цепи к высшим.

В процессе хозяйственной деятельности человека в гео­химический круговорот вовлекается много соединений, само­стоятельно не существующих в природе. Большая их часть – это отходы производства, использованные изделия, удобрения, гер­бициды, пестициды, отбросы и др. В атмосферу попадают газы (углекислый газ, окись углерода) от сжигания на промышлен­ных предприятиях топлива, от двигателей внутреннего сгорания (оксиды углерода, сернистый ангидрид) при сжигании нефти и угля (окислы азота, углеводороды). Твердые продукты сгорания топлива (копоть, сажа), пыль, радиоактивные выбросы распро­страняются на тысячи километров, попадают в почву, поверхно­стные и грунтовые воды, в питательные цепи. Со сточными во­дами распространяются кислоты, фенолы, нефтепродукты, хо­зяйственные и бытовые выбросы. Их источниками являются промышленные и бытовые свалки отходов (с токсичными веще­ствами), животноводческие фермы, сельскохозяйственные поля, загрязненные удобрениями и ядохимикатами. Загрязнения рас­пространяются с талыми водами и жидкими осадками, попадая в каналы, реки, озёра и моря. Так необратимо загрязняется Миро­вой океан. Накопление или удаление элементов, участвующих в геохимическом круговороте в геосистемах, зависит от климати­ческих условий ландшафта. Растительность в геохимическом круговороте может играть роль буфера или захватывающего концентратора.

Хозяйственная деятельность человека приводит к непред­намеренному изменению теплового баланса. Сюда относятся: поступление тепла в атмосферу при сжигании топлива, парни­ковый эффект при увеличении концентрации углекислого газа в атмосфере, повышение содержания аэрозолей в атмосфере, из­менение отражательных характеристик деятельной поверхности и т. п. Перечисленные воздействия вызывает нагрев атмосферы и тем самым приводят к необратимым изменениям в природе.

По степени изменения ландшафты подразделяют:

· на условно неизмененные, которые не подвергались не­посредственному хозяйственному использованию и воздейст­вию. В этих ландшафтах можно обнаружить лишь слабые следы косвенного воздействия, например осаждение техногенных вы­бросов из атмосферы в нетронутой тайге, в высокогорьях, в Арктике, Антарктике;

· слабоизмененные, подвергающиеся преимущественно экстенсивному хозяйственному воздействию (охота, рыбная ловля, выборочная рубка леса), которое частично затронуло от­дельные компоненты ландшафта (растительный покров, фауну), но основные природные связи при этом не нарушены и изменения носят обратимый характер. К таким ландшафтам относят: тундровые, таежные, пустынные, экваториальные;

· среднеизмененные ландшафты, в которых необратимая трансформация затронула некоторые компоненты, особенно рас­тительный и почвенный покров (сводка леса, широкомасштаб­ная распашка), в результате чего изменяется структура водного и частично теплового баланса;

· сильноизмененные (нарушенные) ландшафты, которые подверглись интенсивному воздействию, затронувшему почти все компоненты (растительность, почвы, воды и даже твердые массы твердой земной коры), что привело к существенному на­рушению структуры, часто необратимому и неблагоприятному с точки зрения интересов общества. Это, главным образом, южно­таежные, лесостепные, степные, сухостепные ландшафты, где наблюдаются обезлесивание, эрозия, засоление, подтопление, загрязнение атмосферы, вод и почв. Широкомасштабная мелио­рация также сильно изменяет ландшафты;

· культурные ландшафты, в которых структура рацио­нально изменена и оптимизирована на научной основе, в интере­сах общества и природы, – ландшафты будущего.

Отношения человека и природы должны обеспечить гармо­ничное сочетание суверенных интересов человека и общества со столь же суверенными «интересами» природы, что материализу­ется в создании культурных ландшафтов, в которых структура рационально изменена и оптимизирована на научной основе. Оче­видно, нельзя и не нужно стремиться превратить все ландшафты в культурные. Так, таежные ландшафты или ландшафты тропиче­ских лесов пусть еще долгое время будут природными фабриками кислорода, местом обитания животных и растений, регуляторами водного режима и выполнять прочие жизненно важные для гео­графической оболочки и ландшафтной сферы, в частности, функции.

За многими, особенно условно неизмененными и слабоизмененными, ландшафтами требуется уход: уменьшение заг­рязнения за счет сокращения техногенных выбросов в атмосферу, противопожарные мероприятия, борьба с вредителями и болезня­ми, санитарные рубки леса, регулирование (ограничение) хозяй­ственной деятельности. Это относится к тундровым, слабоосвоенным таежным, полупустынным и пустынным ландшафтам. Многими учеными-географами видится оптимизация средне- и сильноизмененных (нарушенных) ландшафтов через создание культурных ландшафтов.

При разработке критериев оптимизации культурного ланд­шафта нужно иметь в виду следующие положения. Объектом оптимизации должна быть конкретная геосистема (ландшафт), а не такое неопределенное понятие, как «природная» или «окру­жающая среда». Незнание или игнорирование объективных свя­зей между компонентами геосистемы при воздействии на ее структуру и функционирование приводит к негативным послед­ствиям. Внутреннее разнообразие ландшафта создает возможно­сти для многофункционального использования территории, по­вышает ее экологические, рекреационные, эстетические качест­ва. В рамках фации или урочища невозможно создать много­функциональную, внутренне разнообразную и поэтому устойчи­вую среду для жизни человека.

При разработке проектов оптимизации ландшафтов надо учитывать разную степень организации их элементов и разную степень их устойчивости; известно, что иерархически более низ­кие элементы менее устойчивы к внешним воздействиям. Гео­графическая оболочка континуальна, ее элементы — открытые системы, постоянно обменивающиеся энергией и веществом, поэтому локальные воздействия могут распространяться далеко за пределы источника этого воздействия посредством потоков растворов, циркуляции воздушных масс и т. п., поэтому эти воз­действия трудно локализовать. Локальные воздействия обладают кумулятивным эффектом, и устойчивые вначале геосистемы мо­гут потерять эту способность и трансформироваться в новые. По­этому надо уметь оценивать буферность геосистемы и не выхо­дить за ее пределы (пример: буферность почвы — способность почвы до определенного предела сохранять активную реакцию при внесении в нее кислот или щелочей).

В культурном ландшафте надо обеспечивать максималь­ную производительность возобновляемых природных ресур­сов, и прежде всего биологических. Нужно ориентироваться на использование возобновляемых «чистых» энергетических ресур­сов, не загрязняющих природную среду; предотвращать нежела­тельные как природные, так и техногенные процессы (эрозия почв, заболачивание, засоление, наводнения, оползни, размывы берегов, сели, обмеление рек, загрязнение воздуха, вод, почвы и т.д.).

Большие возможности имеет мелиорация земель как сред­ство создания культурных ландшафтов, хотя неправильное ее при­менение сопряжено с негативными последствиями. В создании культурного ландшафта главное значение имеет научная органи­зация его территории. В проекте организации территории преду­сматривают оптимальное число угодий различного назначения, рациональное соотношение их площадей, взаимное расположе­ние, форму и размеры, режим использования и мелиорации.

Эти решения определяются, с одной стороны, социальным заказом, а с другой – строением самого ландшафта и тем наследи­ем, которое оставила предшествующая хозяйственная деятель­ность. Причем следует иметь в виду, что интересы экономики и охраны природы не всегда совпадают и нужно искать компро­мисс, определяя приоритет в направлении сохранения природы. Часто вступают в противоречие и интересы различных отраслей производства. Например, при создании водохранилищ повсеме­стно возникает конфликт между интересами гидроэнергетики, сельского хозяйства, рыболовства. Особенно сложная ситуация складывается в густонаселенных, давно освоенных районах с напряженным земельным балансом, где нужны резервные тер­ритории для развития поселений, систем коммуникаций, оздоро­вительных и природоохранных зон.

При организации культурного ландшафта необходимо со­блюдать следующие требования:

1) культурный ландшафт не должен быть однообразным, имеет сложное морфологическое строение, что затрудняет ис­пользование земель (применение сельскохозяйственной тех­ники).

2) в культурном ландшафте не должно быть антропогенных пустошей, заброшенных карьеров, отвалов, свалок, служащих источниками загрязнения, все они должны быть рекультивиро­ваны;

3) при организации территории следует стремиться к увели­чению площади под растительным покровом, включая посевы сельскохозяйственных культур, среди которых обязательно должны быть травы; рекультивируемые площади желательно за­нимать древесными насаждениями, устраивать природоохранные зоны в виде древесно-кустарниковых полос;

4) на части культурного ландшафта желательно экстенсив­ное приспособительное использование земель. Естественные це­нозы довольно эффективно используют солнечную энергию и при определенных условиях экономически не менее выгодны, чем посевы культурных растений. При разумном уходе за лесами, ес­тественными лугами, пастбищами и даже болотами (особенно верховыми) и с них можно получать продукцию, полезную для человека, и это будет способствовать охране природы.

5) культурный ландшафт должен иметь охраняемые террито­рии, на которых могут быть расположены заповедники, природные резерваты, заказники разного назначения (в том числе и охотничьи), а также редкие или интересные природные объекты: водопады, фор­мы рельефа, геологические обнажения, уцелевшие остатки коренных растительных сообществ и т. п. Хорошо «сочетаются» природоох­ранные, рекреационные, культурно-воспитательные и экономические функции ландшафта в национальных и природных парках.

6) при организации территории ландшафта необходимо учитывать горизонтальные связи между его составляющими, на­правление потоков веществ и их интенсивность, что очень важно при размещении промышленных предприятий, жилых кварталов, зеленых зон, водоемов, участков пашни при расчлененном рель­ефе;

7) на территории культурного ландшафта должен быть вы­полнен комплекс работ по улучшению, восстановлению и обла­гораживанию гидрографической сети: восстановление малых рек, создание водоемов, регулирование поверхностного и подземного стока, улучшение качества поверхностных и подземных вод;

8) при создании культурного ландшафта завершают его внешним благоустройством — рекультивация земель, рациональ­ное размещение угодий, создание природоохранных зон, а также удачное вписывание в ландшафт различных сооружений (это пред­мет ландшафтной архитектуры).

В некоторой степени концепция культурного ланд­шафта реализуется в свете развития понятия «агроландшафт» с позиции как теории, так и практики (Голованов, 2005). Ландшафтная система земледелия определяется как сис­тема использования земли, обеспечивающая экономически обу­словленную продуктивность в соответствии с общественными потребностями, природными и производственными ресурсами при таком способе производства, когда наряду с получением ка­чественной продукции и воспроизводством почвенного пло­дородия предотвращаются деградация и загрязнение природной среды. Такая система возможна в условиях ПТК, характеризую­щегося близкими климатическими, геоморфологическими, поч­венными, гидрологическими условиями и соответственно опре­деленным направлением хозяйственного использования, т. е. применительно к тому или иному агроландшафту.

В соответствующем регионе можно выделить несколько агро-ландшафтов и отвечающих им систем земледелия. При этом нужно учитывать приуроченность системы земледелия к данной зоне, которая характеризуется общностью природных факторов, обусловливающих определенную структуру использования сель­скохозяйственных угодий и технологии возделывания сельскохо­зяйственных культур. По этому принципу, например, в Сибири было выделено 8 систем земледелия по названию зональных, по сути ландшафтных: степная кормопарозерновая на равнинах степной зоны и южной лесостепи с черноземными и каштановы­ми почвами тяжелого гранулометрического состава, степная кормопарозерновая противодефляционная на равнинах степной зоны с каштановыми почвами легкого гранулометрического со­става, степная парозернокормовая на возвышенных равнинах степной зоны и южной лесостепи Восточной Сибири и др.

Совокупность зонально-ландшафтных систем земледелия в пределах природной зоны природно-экономического региона оп­ределяется как зональный агрокомплекс, а в пределах всего регио­на — региональный агрокомплекс (например, Западно-Сибирский, Центрально-Черноземный и т. д.).

При всем значении пространственного дифференцирова­ния систем земледелия по ландшафтным условиям не меньшее значение имеет адаптация их применительно к различным уров­ням интенсификации агропромышленного производства, фор­мам организации труда. Таким образом, на смену понятию зо­нальной системы земледелия приходит понятие адаптивно-ландшафтной системы, которая учитывает природные условия и производственные факторы.

Уже сформулированы многие положения концепции агроландшафта в работах В. А. Николаева, В. И. Буракова, М. И. Лопырева и др. Агрогеосистема — это техноприродная ресурсовоспроизводящая и средообразующая гео(эко)система, которая служит объектом сельскохозяйственной деятельности и одно­временно средой обитания культурных растений, домашних жи­вотных и человека. В ней эксплуатируется уникальный природ­ный процесс, свойственный зеленым растениям, — фотосинтез, создающий живое вещество из неорганических веществ, энерге­тической основой которого является солнечное излучение.

Агрогеосистема во многом отличается от природной гео­системы. Прежде всего это коренная трансформация биогео­химического круговорота веществ. В природных геосистемах лишь около 10 % первичной биологической продукции, создавае­мой зелеными растениями, утилизируется в трофических (пита­тельных) цепях травоядными и всеядными животными, а ос­тальная растительная масса после отмирания идет на расширен­ное воспроизводство плодородия почвы. В пахотных агрогеосистемах отчуждение с убранным урожаем подавляющей части биомассы приводит к резкому дисбалансу биогеохимического круговорота. Как следствие, происходит обеднение почв гумусом, питательными элементами, разрушается структура пахотного горизонта. Почва теряет свое плодородие, становится податливой к эрозионным процессам. Возникает необходимость восстановле­ния плодородия почв за счет внесения органических и минераль­ных удобрений. К этому добавляется и другая химическая нагруз­ка: разнообразные ядохимикаты, химические мелиоранты (из­весть, гипс).

Создание культурных агрогеосистем предполагает: адап­тивное растениеводство; контурное земледелие; биологические (альтернативные) системы полеводства с отказом от ядохимика­тов и сокращением минеральных удобрений; минимизацию обработки почвы; переход от монокультурных посевов к поликуль­туре; рациональную организацию территории.

При оптимизации ландшафта необходимо сбережение или восстановление естественных элементов экологической инфра­структуры: колочные и байрачные леса, нагорные дубравы, «бордюрные» дубняки, леса крутых коренных склонов речных долин, останцево-водораздельные массивы, сосновые боры на песчаных надпойменных террасах и др. Придается большое зна­чение созданию лесных полос: полезащитных, приовражных, прибавочных, водозащитных и др.

Несколько иной взгляд на проблему определения антропо­генных ландшафтов предлагают географы ландшафтной школы МГУ. По В.А. Николаеву (2004, 241), «антропогенными принято считать те ландшафты, естественная структура и функциониро­вание которых либо сознательно, целенаправленно изменены человеком, либо непреднамеренно трансформированы вследст­вие косвенного воздействия на природу». Структурными со­ставляющими антропогенного ландшафта (AЛ) являются при­родная, хозяйственная и социальная подсистемы. Причем глав­ной целеполагающей и управляющей среди них выступает по­следняя. Исходная природная среда создаваемого AЛ хозяйст­венно обустраивается в соответствии с теми социально- экономическими функциями, для которых он предназначен. Важнейшим условием нормального функционирования природ- но-хозяйственного ландшафта служит антропогенное управле­ние. Неуправляемый AЛ рано или поздно перестает осуществ­лять свои функции, разрушается и «дичает».

При создании антропогенных ландшафтов всегда, так или иначе, решается проблема природно-хозяйственной и социально-экологической адаптации. Адаптация имеет, как правило, двусторонний характер, реализуется принцип «приспосаблива­ясь, приспосабливаю». Люди веками обустраивали ландшафты в соответствии со своими традициями природопользования, хо­зяйственными нуждами и производственными возможностями. АЛ нуждаются в комплексных исследованиях.

В.А. Николаев (2004) предлагает общий план геоэкологи­ческой классификации ландшафтов, где критериями выступают: 1) степень антропогенной измененности ландшафтов (с учетом сохранности или нарушенности их естественного варианта); 2) наличие или отсутствие антропогенной регуляции; 3) социаль­но-экономические функции, выполняемые ландшафтами.

Геоэкологическая классификация ландшафтов:

А. Природные ландшафты (сохраняющие естественный инвариант).

А. I. Условно коренные, хозяйственно не используемые.

А. II. Слабоэксплуатируемые (сукцессионно восстанови­мые).

А. III. Особо охраняемые природные территории (ООГГГ).

Б. Антропогенные ландшафты (утратившие естественный вариант).

Б. I. Целенаправленно созданные, антропогенно регули­руемые.

Б. I. 1. Природно-хозяйственные.

Б. I. 1. I. Сельскохозяйственные.

Б. I. 1. 2. Лесохозяйственные.

Б. I. 1. 3. Водохозяйственные.

Б. I. 1. 4. Городские и другие селитебные.

Б. I. 1. 5. Рекреационные.

Б. I. 1. 6. Промышленные.

Б. I. 1. 7. Транспортные.

Б. I. 2. Природоохранные.

Б. I. 2. 1. Экологические сети «мягкого» ландшафтного ре­гулирования (иногда в соответствии с ООПТ).

Б. I. 2. Техногенные — «жесткого» ландшафтного регу­лирования.

Б. II. Нарушенные, хозяйственно не используемые и нере­гулируемые.

Б. II. 1. Непреднамеренно трансформированные, сформи­ровавшиеся в ландшафтно-географических полях латерального вещественно-энергетического влияния антропогенных объектов (зоны промышленно-энергетического загрязнения, заболачива­ния, подтопления и пр.).

Б. II. 2. Постхозяйственные (утраченные, заброшенные и др.).

Вторая точка зрения связана с тем, что в настоящее время, по мнению Э.П. Романовой (2004), на суше земного шара функ­ционируют и развиваются ландшафты, подчас весьма далекие по своему качеству, содержанию и облику от коренных (девст­венных) природных комплексов. Автор предлагает такие ланд­шафты определить понятием современный ландшафт, под кото­рым понимается сложная, иерархически устроенная геосистема, развивающаяся и функционирующая в результате взаимодейст­вия составляющих геосистему природных и антропогенных компонентов и внутренних территориальных элементов.

Современный ландшафт состоит из трех взаимодейст­вующих подсистем: природной, хозяйственной (антропогенной) и информационной.

Природная подсистема включает природные компоненты и внутриландшафтные типологические единицы (фации, уро­чища и др.), обладает вертикальной и горизонтальной структу­рой, а также хроноструктурой, запечатлевающей историю раз­вития данного ландшафта. Природная подсистема характеризу­ется природно-ресурсным потенциалом и выполняет ресурсовоспроизводящую, средозащитную и средоформирующие функции.

Хозяйственная (антропогенная) подсистема включает ма­териальные объекты расселения и жизнедеятельности общества, создающих источники антропогенного воздействия на природ­ную подсистему. Они определяют характер и интенсивность этих воздействий и порождают природно-антропогенные про­цессы как ответную реакцию природной подсистемы на полу­ченный внешний импульс.

Информационная система включает несколько блоков: мониторинг состояния ландшафта, справочно-информационная система, оценка воздействия на ландшафт, принятие решений, геоэкологическая оценка ландшафта. Из них важнейшим явля­ется блок принятия решений. Именно в нем отражается объем полученных на настоящий момент научных знаний о ландшафте и степень рациональности его хозяйственного освоения. Роль и значимость управления трудно переоценить, так как именно от качества этой подсистемы зависят степень рациональности хо­зяйственного освоения природы, возможность ее устойчивого длительного функционирования и дальнейшего развития.

В зависимости от степени преобразования хозяйственной деятельности современные ландшафты подразделяются:

I) условно-кореннные – первичные или исходные, соответ­ствующие зональным типам ландшафтов. Они либо не испытали на себе прямого воздействия хозяйственной деятельности, либо подвергаются локальным эпизодическим воздействиям, не вы­зывающим качественных изменений в ландшафтах данного ранга. Так, в эту группу входят ландшафты субарктических и арктических ледяных и каменистых пустынь, аридные и экстра­аридные ландшафты тропического и умеренного поясов. Сюда же включаются заповедные территории. Но поскольку все ландшафты суши в настоящее время испытывают воздействия трансграничного переноса химических соединений техногенно­го происхождения, то даже ландшафты, внешне не измененные или очень слабо измененные, называются условно-коренными;

II) природно-антропогенные – ландшафты, в разной степени трансформированные хозяйственной деятельностью. В зависи­мости от глубины изменения природной подсистемы эта группа ландшафтов подразделяется на следующие подгруппы:

1) вторично-производные. К ним относятся довольно ус­тойчивые комплексы, с господством вторичных сукцессий, внешне трудно отличимые от коренных и способные к даль­нейшему саморазвитию и существованию без помощи человека. Их возникновение связано с «переиспользованием» природных ландшафтов в прошлом (перевыпас, частые поджоги, неумерен­ная вырубка лесов и т.п.). Это маквис, гарига и др. Как прави­ло, они отличаются сухостью или усиленной континентальностью.

В условно-коренных и вторично-производных ландшаф­тах локально проявляются определенные системы хозяйствен­ного воздействия: земледельческая, лесохозяйственная, паст­бищная. Их масштаб и глубина преобразования природной ос­новы ландшафтов незначительны и не сопровождаются необра­тимыми изменениями;

2) антропогенно-модифицированные – сильно измененные природные комплексы, подвергающиеся прямому и постоянно­му хозяйственному воздействию. Это антропогенно регулируе­мые, глубоко преобразованные ландшафты с сельскохозяйст­венными и лееохозяйственными модификациями, занимающие в отдельных регионах до 80-90 % территории, а также их сочета­ния;

3) техногенные – природно-антропогенные комплексы, наиболее глубоко преобразованные деятельностью человека. В техногенных ландшафтах трансформированы практически все природные компоненты. К этой подгруппе ландшафтов относят­ся в первую очередь города (с населением не менее 1 млн чел.), водохозяйственные и горно-добывающие комплексы, крупные объекты инфраструктуры и некоторые агроландшафты.

Контрольные вопросы и задания: 1. Определите предпо­сылки формирования учения о природно-антропогенных ланд­шафтах. 2. Приведите разные трактовки понятия «антропоген­ный ландшафт». 3. Какие существуют классификации ландшаф­тов, так или иначе измененных человеком? 4. Принципы проек­тирования культурных ландшафтов. 5. Приведите примеры из­менения вертикальных и горизонтальных связей в ландшафте в результате действий человека.