Эти категории являются наиболее простыми и в то же время наиболее фундаментальными в выделенной группе категорий, поскольку все категории представляют собой обобщения, выражают общее.

Общее — то, что свойственно классу предметов, явлений, процессов, единичное — присущее элементу класса, а особенное — подклассу. Химический элемент — общее понятие, отображающее признаки, присущие всем простейшим химическим веществам, — химическую неделимость, реакционную способность, валентность, определенные физические свойства. Водород, гелий и т.д. — единичные химические элементы. Металлы и неметаллы — особенное, подклассы элементов.

Различение единичного, особенного и общего относительно. Биологический вид выступает как общее по отношениям к особям, но как единичное по отношению к биологическому роду, который в свою очередь есть единичное по отношению к семейству и т.д.

Предельно общее, относящееся к бесконечному миру в целом, называют всеобщим. Однако всеобщим нередко обозначают и предельно общее в рамках данной области действительности. В последнем смысле понятие всеобщего употребляется в «Капитале» Маркса. Так, стоимостные отношения выступают как особенное в формациях, предшествующих капитализму. В последнем, приобретая всеохватывающий характер (в материальном производстве, обмене и распределении), они становятся всеобщими. Деньги выступают в качестве всеобщей формы стоимости, поскольку они выражают стоимость любых товаров.

В домарксистской и современной буржуазной философии существуют две крайности в истолковании общего и единичного. Для различных эмпирических течений характерна абсолютизация единичного и недооценка общего (номинализм, субъективный идеализм, позитивизм, махизм, неопозитивизм, экзистенциализм). Противоположная крайность — абсолютизация общего — связана с объективным идеализмом и религией. По Платону, общее («идеи») предшествует вещам и предопределяет их, в то время как материальное только единично и, следовательно, косно и пассивно. Такая трактовка общего целиком воспринята томизмом и неотомизмом. Бог любой религии — это общее, порождающее все единичное и особенное. Диалектику общего и единичного во многом правильно раскрыл Гегель, однако в конечном счете он так же абсолютизировал общее (логическую идею, субстанцию), поскольку идея в его философии производит все богатство единичного и особенного.

Серьезное затруднение, с которым встретилась уже античная философия, связано с вопросом, как существует общее. Существование единичных домов, людей и т. д. легко фиксируется наблюдением, однако никто не наблюдал «дома вообще», «человека вообще».

С позиций материалистической диалектики общее, особенное и единичное существуют одинаково реально, однако каждое из них обладает своим, специфическим способом существования. Реальный мир—это мир объективно существующих единичных вещей, несущих в себе общее, обладающих глубокой общностью (в конечном счете — материальностью). Общее существует не рядом с единичным, а лишь в единичном, через единичное. «Дом вообще» существует не рядом с единичными домами, а в единичных домах.

«...Отдельное не существует иначе как в той связи, которая ведет к общему. Общее существует лишь в отдельном, через отдельное. Всякое отдельное есть (так или иначе) общее. Всякое общее есть (частичка или сторона или сущность) отдельного. Всякое общее лишь приблизительно охватывает все отдельные предметы. Всякое отдельное неполно входит в общее...»1 .

Единичное (иногда его называют также отдельным) имеет сложную структуру: оно включает в себя собственно единичное, или индивидуальное, присущее только данному единичному, и общее, присущее всему классу данных единичных. Следует различать поэтому единичное в узком (собственно единичное, индивидуальное) и в широком смыслах.

Понятие единичного имеет ряд значений и в другом аспекте, которые нельзя смешивать, не делая грубых ошибок. Единичное может обозначать единичное вообще (принадлежащее данному классу), данное отдельное единичное, всю массу единичных данного класса вещей, явлений или процессов. Общее выступает в различных отношениях к единичному, взятому в различных аспектах.

В массе единичных данного класса общее играет определяющую, главенствующую роль по отношению к собственно единичным, поскольку, например, в человеке наиболее существенным является то, что он человек, или общечеловеческое, а не то, каков его возраст, пол, положение и т. д. Общее выступает как определяющее, главенствующее также по отношению к каждому данному единичному, ибо, например, жизнь одного данного человека несомненно менее значима, чем жизнь всего человечества. Однако, фиксируя примат общего перед единичным в изложенных аспектах, легко соскользнуть на позиции абсолютизации общего. Исключить такую абсолютизацию возможно, если общее не отвлекается чрезмерно от единичных, рассматривается только как общее единичных, всей массы единичных. Совершенно ошибочно было бы полагать, что общее главенствует над массой единичных, ибо общее является содержанием массы единичных, входит в состав всех единичных.

Диалектико-материалистическое понимание общего и единичного, в их различных планах и отношениях, лежит в основе научной концепции общества как сложной совокупности, или коллектива, индивидов. По Марксу, общество — не общество «вообще», а общество индивидов, включающее в себя все общее («общество вообще»).

Нетрудно заметить, что в сопоставлении различных аспектов общего и единичного просвечивают и другие категории диалектики (например целого), вне связи с которым общее и единичное не могут быть поняты.

Диалектика придает весьма важное значение проблеме собственно единичного, или индивидуального. Существуя в неразрывной связи с общим, индивидуальность каждого единичного, каждого отдельного бытия является необходимой стороной или элементом действительности, обладает своим специфическим содержанием и значимостью. Процесс развития материи в существенной мере есть процесс индивидуализации бытия, что дает ключ к пониманию человеческой сущности и смысла человеческого существования. Всесторонний учет индивидуального включен поэтому в Марксову концепцию общества и коммунизма, согласно которой целью последнего является свободное развитие каждого индивида. Существует ли, однако, абсолютная индивидуальность и неповторимость, не включенная ни в одну общность? К проблеме индивидуальности мы еще вернемся в курсе социальной философии.

В теории весьма важное место занимают понятия абстрактно-всеобщего и конкретно-всеобщего. Впервые они были введены Гегелем, в чем проявилась большая диалектическая проницательность великого философа. На базе материализма эти категории были широко использованы марксизмом, в особенности в «Капитале» Маркса. Абстрактно-всеобщее — это всеобщее (или общее), максимально отвлеченное от особенного и единичного, или, иначе, только всеобщее, «не замутненное» никакой «примесью» особенного и единичного. Выступая необходимой ступенью познания, такое понимание всеобщего оказывается совершенно недостаточным и приводит к омертвлению понятия, неспособно схватить действительность в ее развитии. Конкретно-всеобщее — это единство абстрактно-всеобщего, т. е. общих черт вещей, и обобщенного, сокращенного описания всего богатства особенного и единичного. Иными словами, конкретно-всеобщее — это всеобщее, учитывающее все многообразие (или основное многообразие) особенного и единичного. Благодаря связи с особенным и единичным всеобщее (общее), оставаясь в абстрактных пределах одним и тем же, наполняется все более сложным содержанием. Всеобщее (общее), таким образом, находится в развитии.

Категории общего, особенного и единичного — важнейшие опорные смысловые узлы человеческого познания и практической деятельности. Глубокий учет диалектики этих категорий необходим для решения крупных проблем познания и практической деятельности. К числу наиболее острых из этих проблем в настоящее время следует отнести проблему общечеловеческого и индивидуального, общественного и индивидуального, общечеловеческого и классового, интернационального и национального, общих и специфических закономерностей развития общества. Наука имеет своим предметом прежде всего общее, однако такое общее, которое действительно можно вывести из единичных фактов.