5.1 Место семантики в системе языка и в его интегральном описании. Структура означаемого (плана содержания) языкового знака

Семантика как внутренняя сторона единиц языка.

Основой для выделения лингвистических дисциплин, как известно, служит иерархическое строение языковой системы, состоящей из подсистем, называемых уровнями языка, каждому из которых соответствует определенный тип единиц и правил их использования.

Картину соотношения языковедческих дисциплин с общепринятым представлением об уровневой организации языковой структуры отражает следующая схема:

Единица

Уровень

Дисциплина

Предложение

Синтаксический

Синтаксис

Слово

Лексический

Лексикология

Морфема

Морфемный

Морфология

Фонема

Фонемный

Фонология

Если мы попытаемся вписать семантику в рамки данной схемы, то обнаружим, что нельзя просто достроить ее, добавив к иерархии единиц языка единицы какого-то дополнительного уровня. Ведь все единицы, фигурирующие в нашей схеме, во-первых, имеют материальное вопло­щение, а во-вторых, в совокупности исчерпывают инвентарь единиц, которые образуются в результате членения текста на все более мелкие составляющие. И хотя в лингвистике широко используется понятие «семантический уровень», речь при этом идет не об уровнях языка, а совсем о других уровнях — уровнях представления языкового выражения (обычно предложения) в моделях языка, ставящих своей целью формальное опи­сание соответствия между содержанием (смыслом) и формой его выраже­ния в языке, например, в модели «Смысл <£=>• Текст» или в генеративной (порождающей) грамматике. Так что для вписывания семантики в нашу схему необходимо было бы превратить последнюю из плоской' в объемную, добавив новое измерение: ось «форма — содержание». Поскольку такое усложнение схемы вряд ли будет способствовать ее наглядности, мы не станем прибегать к помощи графики.

Объект семантики (в узком смысле) — содержательная сторона значимых единиц языка, т. е. их значение. Поскольку мельчайшей значимой единицей языка признается морфема, то в сферу интересов семантики попадают единицы всех уровней от морфемы и выше, и тем самым семантика оказывается тесно связанной с тремя традиционно выделяемыми дисциплинами академического лингвистического цикла: морфологией, лексикологией и синтаксисом. Как периферийное явление в языках мира существует связь некоторых видов значений непосредственно с фонемами слова — звукоподражание и звукосимволизм (подробнее см. ниже), и в этой части семантика оказывается связанной также с фонологией.

Единицы разных уровней языка естественно обладают разными типами содержания, и соответственно внутри единой дисциплины семантики могут быть выделены такие разделы, как морфемная семантика, лексическая семантика, синтаксическая семантика (семантика предложения).

Разумеется, семантическая проблематика так или иначе затрагивалась и в рамках традиционных лингвистических дисциплин, поскольку описание языковых средств без учета выражаемого с их помощью значения не только было бы лишено ценности, но и в принципе вряд ли осуществимо (даже дескриптивисты, принципиально отказывавшиеся от изучения значения языковых форм, вынуждены были апеллировать к семантике, поскольку их метод анализа языка опирался на суждения информантов о сходстве значений тех или иных форм). Так, части речи в морфологии обычно определяются со ссылкой на семантические свой­ства слов, составляющих данный класс (ср. традиционное определение имени существительного как части речи, обозначающей предмет (субстанцию) и выражающей это значение в определенных грамматических категориях). Описание грамматических категорий также включает в себя в качестве обязательного компонента описание общего значения категории и частных значений, выражаемых их формальными показателями — значений падежей, глагольных времен, видов, залогов и т. п. В синтаксисе описывается общее значение членов предложения и разнообразных синтаксических конструкций, рассматриваются семантические эффекты, которые возникают по причине изменения порядка слов в предложении, дается характеристика значения некоторых разрядов служебных слов, например, союзов, частиц и т. п. Однако и в морфологии, и в синтаксисе в фокусе внимания оказываются прежде всего сами языковые средства и способы, которые язык использует для оформления и выражения мысли, а не их содержательная сторона.

Таким образом, семантика, даже при узком понимании ее предмета, служит необходимым дополнением к традиционным лингвистическим дисциплинам, поскольку в ее рамках фокус внимания переносится с языковых средств и способов, принадлежащих каждому из уровней языка, на выражаемое с их помощью значение, которое становится объектом углубленного изучения. Кроме того, именно на долю семантики выпадает задача синтеза знаний о значениях единиц разных уровней (например, знаний о значениях слов со знанием о значениях синтаксических и интонационных конструкций), поскольку она должна объяснять, как из значений единиц определенного уровня формируется значение единиц более высокого уровня. Если же исходить из широкой трактовки предмета семантики, то она ставит перед исследователем вопросы, выходящие далеко за рамки компетенции трех вышеуказанных дисциплин. Например, каким образом говорящему удается передать с помощью предложения (а слушающему получить из предложения) гораздо больше информации, чем та, которая закодирована в нем с помощью языковых единиц разного уровня и составляет языковое значение предложения? Как человек соотносит употребленное в речи предложение с действительностью? На эти вопросы отвечает семантика высказывания. Как из предложений-высказываний формируется смысл целого текста и что он собой представляет? На этот вопрос отвечает семантика текста.

Как и всякая самостоятельная научная дисциплина, семантика имеет особые методы исследования своего объекта — методы семантического анализа, и процедуры проверки правильности получаемых результатов.

В акте языковой коммуникации некая идеальная сущность — информация — переходит от одного человека к другому, не непосредственно, а опосредованно, с помощью материальных сущностей — языковых выражений, представляющих собой определенным образом организованные последовательности звуков или начертаний. Это и означает, что языковые выражения функционируют в процессе коммуникации как знаки.

Языковой знак, как всякий знак, двусторонен: это материально-идеальная единица. По традиции, идущей от Ф. де Соссюра, матери­альная сторона знака называется означающим (signifiant), а идеальная — означаемым (signifie). Другая пара терминов для обозначения этих двух сторон знака была предложена Луи Ельмслевом: план выражения и план содержания. Следствием коммуникативной функции языка является та­кое свойство знака, как наличие устойчивой связи между означающим и означаемым. Если бы одним и тем же означающим не соответствовали всегда одни и те же означаемые, если бы эта связь не была закреплена общественной традицией, то как бы люди могли понять друг друга?

Сложные семиотические системы, к которым принадлежит язык человека, отличаются от простых семиотических систем тем, что в них действует принцип двойного членения. Первое членение соответствует разложению сложных знаков на составляющие их простые, что позволяет представить сложный знак в виде последовательности более простых знаков. Так, в сложном знаке, каким в русском языке является предложение. Движение разрешено, имеющее свой план выражения и свой план содержания, выделяются два более простых знака — слово движение и слово разрешено, — каждый из которых имеет свои означаемое и означающее. Этот тип членения свойствен не только естественному языку, его используют многие семиотические системы, например, система знаков: дорожного движения, язык арифметики (ср. сложный знак 2 + 2 = 4, разложимый на простые знаки 2, +, 2, = и 4). Поскольку это членение применяется к знакам и дает в результате тоже знаки, оно может быть названо знаковым.

Второе членение применяется уже не к знаку в целом, а к каждой из двух его сторон в отдельности и соответствует разложению; означающего и означаемого знака на составляющие их элементарные различительные единицы. Эти единицы, которые уже, в отличие от знаков, являются одноплановыми, односторонними сущностями Л. Ельмслев предложил называть фигурами. В качестве фигур плана выражения выступают фонемы. Фонемы не имеют собственного означаемого, но обладают различительной силой, благодаря которой они дифференцируют знаковые единицы — морфемы и слова. План содержания, или означаемое любого знака также может быть представлен в виде совокупности фигур, которые называются семантическими компонентами (существует целый ряд терминов для обозначения таких единиц: семы, элементарные смыслы, семантические признаки, семантические примитивы и т. п.). Разложимость означаемого на фигуры можно проиллюстрировать следующим примером. Пусть у нас имеются множество слов: 1) отец; 2) мать; 3) сын; 4) дочь; 5) дядя; 6) тетя; 7) племянник, 8) племянница. Сопоставляя означаемые слов 1, 3, 5 и 7 с означаемыми слов 2, 4, 6 и 8 соответственно, получаем различающие их фигуры «лицо мужского пола» / «лицо женского пола». Сопоставляя означаемые слов 1, 2, 3 и 4 с означаемыми 5, 6, 7 и 8 соответственно, выделяем различающие их фигуры «прямая генетическая связь» / «непрямая генетическая связь». Сопоставляя, наконец, означаемые 1, 2, 5 и 6 с 3, 4, 7 и 8 соответственно, получаем фигуры «предшествующее поколение» / «последующее поко­ление». Теперь означаемое любого элемента в пределах фиксированной нами области анализа, т. е. восьми терминов родства, может быть представлено в виде набора из трех фигур — одноплановых семантических единиц, не имеющих собственного означающего. Так, означаемое слова отец членится на фигуры «лицо мужского пола», «прямая генетическая связь» и «предшествующее поколение», а означаемое слова племянница — на фигуры «лицо женского пола», «непрямая генетическая связь» и «последующее поколение».

Асимметрия плана выражения и плана содержания языкового знака. Внимание к этому свойству знаков ЕЯ привлек Сергей Осипович Карцевский, посвятивший ему свою знаменитую статью «Об асимметричном дуализме лингвистического знака» (см. в [Звегинцев 1965]). Речь идет об отсутствии одно-однозначного соответствия между означающими и означаемыми: о том, что одно и то же означающее в разных случаях своего употребления может служить для передачи разных означаемых и наоборот: одно и то же означаемое в разных условиях употребления может быть представлено разными означающими.

английская флексия -s обозначает и множественное число существительного, и третье лицо единственного числа глагола.

5.2 Лексико-семантические единицы и методы их выделения

Лексическое значение слова – содержание слова, отражающее в сознании и закрепляющее в нем представление о предмете, свойстве, процессе, явлении и т.п.

Компонентный анализ значения – это представление значений слов в виде комбинации элементарных компонентов смысла.

Возможность проведения такого анализа связана с взглядом на лексику в целом и на значение в частности как на систему. Системность организации некоторого множества объектов как возможность построить объекты этого множества с помощью правил, количество которых меньше, чем количество самих объектов. Системные корреляции не должны быть уникальны, они должны характеризовать целый ряд таких пар. На основе системных отношений между слонами строятся пропорциональные равенства – семантические пропорции:

(1) бояться : пугать = купить : продать = ... = выходить замуж : жениться;

выделение общих для них и различительных семантических признаков позволяет предположить, что значение слов состоит из элементарных смысловых единиц — семантических компонентов, сем. ср.: Бежать – движение (ср. стоять), перемещение (поступательное движение, ср.: крутиться), самостоятельно (ср.: тащить), по поверхности земли (ср.: лететь), субъект – человек, животное (ср.: веять), с помощью ног (ср.: ползти), со скоростью выше среднего, отрывая ступни (ср.: идти).

В лексической семантике метод КА принадлежит к числу основных методов описания лексического значения. Начиная с 60-х гг. его применяют в лексической семантике с различными целями: (1) описание лексических значений; (2) решение прикладных задач – информационный поиск, автоматическое понимание текста.

Метод КА лексических значений — это последовательность, процедур, которая, будучи примененной к словам языка, ставит в соответствие каждому слову определенным образом организованный набор семантических компонентов.

Наиболее распространенным среди ранних видов КА является вариант компонентного анализа, основанный на применении процедуры вертикально-горизонтального анализа значений (Ю. Найда). Данная процедура предусматривает сопоставление значений слов в двух измерениях:

а) в вертикальном, когда сравниваются значения, стоящие на разных уровнях иерархии родо-видовых отношений, т. е. значения гиперонимов со значениями гипонимов;

б) в горизонтальном, когда сравниваются значения одного и того же уровня иерархии, независимо от того, находятся они в отношении несовместимости, дополнительности или антонимии.

В нашем случае дефиниция могла бы выглядеть следующим образом: magazine – периодическое издание, в переплетенном или сброшюрованном виде, имеющее относительно популярное содержание и броское оформление, например Time, Fortune.

Итак, общим для ранних этапов развития метода КА являются следующие моменты:

1) анализируются изолированные слова с учетом парадигматических отношений (корреляций), но без учета их синтагматических связей (реляций);

2) представление имеет вид неорганизованного набора сем или, в лучшем случае, упорядоченной последовательности компонентов;

3) все семы признаются одинаковыми по их логической природе (как одинаковы различительные признаки в фонологии).

Такой элементарный вариант компонентного анализа вырабатывался на материале конкретной лексики (река, тарелка), в этой области он дает приемлемые результаты. Но как только мы обратимся к анализу слов, обозначающих не предметы, а их свойства и отношения между ними, как сразу рассмотренный нами вариант компонентного анализа окажется неудовлетворительным.

Для признаковых слов Ю Найда предложил другой тип анализа – процедура анализа пересекающихся значений. Суть КА состоит в обращении к рассмотрению не слова самого по себе, а словосочетаний с данным словом. Проиллюстрируем их на примере слова beautiful.

Этап 1: найти слова, близкие к данному по значению, т.е. слова из того же семантического поля, которые могут использоваться применительно к тем же объектам или событиям: beautiful 'красивый', pretty 'привлекательный', lovely 'очаровательный' и т. п.

Этап 2: выявление круга объектов, которые могут описываться с помощью отобранных слов. Вот здесь-то и приходится обратиться к рассмотрению сочетаний слов. Наиболее важно – найти такие контексты, в которых та или иная единица либо неприемлема совсем, либо выглядит необычно. Эго называется анализом отрицательного языкового материала.

а) handsomeman, woman, building (здание); *lake (озеро), *scene (сцена), *jewel (украшение);

б) lovelydress (платье), room (комната), sight (вид), thought (мысль), old lady (старая леди), nurse (медсестра)

в) prettycottage (коттедж), *skyscraper (небоскреб), jewel (украшение).

Этап 3: выявление тех аспектов близких значений, на которых основано их противопоставление. Наиболее эффективный прием — постановка квазисинонимов в один и тот же контекст. Так, сравнивая beautiful woman 'красивая женщина' с pretty woman 'хорошенькая женщина', мы обнаруживаем, что beautiful выражает бóльшую степень интенсивности качества, чем pretty.

Этап 4: перечисление существенных признаков слова beautiful, по которым оно противопоставлено своим квазисинонимам: 1) привлекательность; 2) общего вида; 3) в достаточно высокой степени.

Итак, на рассмотренном примере мы видим, что для выявления семантической структуры абстрактной лексики мы волей-неволей обращаемся к анализу слова в контексте и используем нашу способность оценить языковые выражения (включается субъект-пользователь): (а) как правильные или неправильные, (б) как означающие одно и то же или неравнозначные.

5.3 Лексико-семантические отношения.

Слова, как и другие единицы языка, не существуют в языке изолированно. Еще Ф. де Соссюр писал о том, что семантика знака обусловлена его отношениями с другими единицами языка.

Структурное значение слова –– это отношение знака к другим знакам в системе, место знака в системе.

Для определения значимости слова необходимо сравнить его содержание с содержанием слов, которые ему можно противопоставить. Так, объем значения английского слова blue шире, чем русского –– голубой, поскольку семантике английского прилагательного соответствует семантика двух русских прилагательных –– голубой и синий.

Как и в других уровнях языковой системы, в лексике следует различать парадигматические и синтагматические отношения (парадигматику и синтагматику), т. е. семантические отношения в языке и в тексте.

Синтагматические отношения (реляции) –– это отношения между знаками, возникающие как результат их комбинирования; отношения знака к другим знакам в речи. Знаки, вступающие в эти отношения, могут употребляться вместе в процессе общения и при этом взаимодействуют.

Синтагма (от греч. ‘соединение’) –– последовательность нескольких слов или, шире, языковых единиц, связанных синтагматическими отношениями.

Синтагматические отношения возникают при комбинировании слов и существуют в рамках более крупных языковых единиц: словосочетаний, предложений, текстов. Именно семантические синтагматические отношения и позволяют создавать значение более крупных единиц из более мелких. Взаимодействие смыслов слов обеспечивает смысл словосочетания. Так, словосочетание глубокое озеро состоит из двух слов. Первое связано с идеей большой протяженности от поверхности до дна, а второе обозначает замкнутый в берегах большой естественный водоем. В сочетании первое качество приписывается данному водоему. Произошло взаимодействие смыслов. Отдельные смыслы в пределах словосочетания становятся связанными.

Парадигматические отношения (корреляции) связывают знаки в структуре, т. е. в языке. Сам термин происходит от древнегреческого существительного со значением ‘пример, образец’. Парадигмой называют группу элементов, имеющих определенное общее свойство, но различающихся по какому-то признаку. Семантическое сравнение всегда предполагает хоть какое-то сходство или, как говорят, основание для сравнения.

Самые важные семантические корреляции –– синонимия, гипонимия, антонимия, конверсивность.

1) Два знака одной знаковой системы находятся в отношении синонимии, если их содержание совпадает, а формы различаются. Синонимичные знаки-лексемы принято называть синонимами.

2) Гипонимичечиские отношения (корреляции) –– это родо-видовые отношения, отношения между общим и частным понятием, ср.: насекомое –– муравей, фрукт –– яблоко, офицер –– полковник. Слово с общим значением называется гиперонимом(насекомое, фрукт, офицер), с частным –– гипонимом (муравей, яблоко, полковник).

Частное и общее можно использовать для объяснения друг друга. Вот как, например, объясняется частное через общее. Можно сказать Муравей –– это насекомое;однако неправильным было бы обратное утверждение Насекомое––- это муравей.

Как правило, у одного гиперонима существует целый ряд гипонимов (фрукт –– яблоко, груша, апельсин, ананас и др.; дерево –– осина, береза, дуб, ель, сосна и др.). Слова гипонимического ряда (яблоко, груша, апельсин, ананас; осина, береза, дуб, ель, сосна) также находятся в определенном отношении друг к другу: их значения пересекаются, т. е. частично совпадают. Слова, имеющие один гипероним - когипонимыили согипонимы.

3) Антонимия –– это отношение (корреляция) противоположности понятий. Слова, относящиеся к одной части речи и имеющие противополож­ные значения, называются антонимами. Бывают:

- комплементарные - если антонимы связывают дополнительные отношения (отрицание одного антонима влечет за собой утверждение другого). холостой –– женатый

- контрастные(например: большой –– маленький, холодный –– горячий, в значение которых входит указание на противоположные зоны шкалы, соответствующей определенному параметру (размер, температура).

- Векторные - слова, обозначающие разнонаправленные действия или признаки, например: въехать –– выехать

4) Конверсивная корреляция (конверсивность) связывает слова-конверсивы (купить –– продать), которые обозначают одну и ту же ситуацию, но рассматривают ее с точки зрения разных ее участников (Петя продал Ване машину –– Ваня купил у Пети машину

Актуальное (окказиональное) значение – это речевое значение; содержание (семантика) словоупотребления лексической единицы в конкретном высказывании, в конкретной коммуникативной ситуации.

Узуальное значение (узема) – это языковое значение слова, это содержание (семантика) слова в отвлечении от конкретной ситуации его употребления – в составе предложения, изолированного от контекста и конкретной коммуникативной ситуации.

Моносемия – это наличие у лексической единицы (лексемы) одного узуального значения.

Полисемия – это наличие у лексической единицы (лексемы) нескольких узуальных значений.

Вопрос – как отличить полисемию от омонимии?

инвариант – общая часть значений многозначного слова, но такой инвариант есть не у всех многозначных слов.

Например, в слове кромка такой инвариант (общая часть всех значений) есть:

1) «Узкая полоска по долевому краю ткани, отличающаяся выработкой» (кромка на ситце);

2) «Продольный край деревянной доски, металлического листа и т.п.» (кромка стального листа);

3) «Вообще край чего-л.» (кромка льда).

Инвариант значения (общее значение) слова кромка – «край чего-л.» (третье значение как самое общее фактически присутствует во всех трех значениях).

Именно наличие общих семантических компонентов является основополагающим для противопоставления полисемии и омонимии.

Полисемия – наличие у слова более одного узуального значения.

Омонимия – совпадение формы (устной или письменной) разных языковых знаков. (ключ – ключ)

5.4 Семантика предложения и высказывания

До 60-х гг. ХХ в. семантика развивалась в основном как лексическая, но затем возрастает интерес к семантике предложения. Это вполне естественно, поскольку основная функция языка – коммуникативная, а эту функцию выполняет не слово, а предложение. Только предложение выражает суждение: при соотнесенности с действительности оно может быть оценено как истинное / ложное. У слова этой функции нет. Слово – только строительный материал предложения.

В синтаксисе принято разграничивать предложение и высказывание. Такое противопоставление связано с дихотомией язык / речь. Подобно семантике слова в синтаксисе различают значение и смысл.

План содержания предложения (язык) – значение; план содержания высказывания (речь) – смысл (актуальное значение).

Языковое значение предложения – это та информация, которая закодирована языковыми средствами, которую может извлечь из предложения любой носитель языка, опираясь только на лингвистические знания (знание значений слов, синтаксических конструкций. морфологических форм, интонации и т.п.).

Актуальное значение высказывания – это вся информация, которую носитель получает, опираясь не только на лингвистические знания, но и на его знания о мире, о коммуникативной ситуации и т.п.

Пример 1. (приведен Ю.Д. Апресяном)

Он проплыл 100 м кролем за 45 секунд.

Языковое значение: «Плывя стилем кроль, он покрыл расстояние в 100 метров и затратил на это 45 секунд».

Актуальное значение (смысл):

А) При обращении к энциклопедическим знаниям (сведения о мировых достижениях в этом виде спорта) можно сделать вывод о феноменальном рекорде.

Б) Если эту информацию тренер сообщает конкуренту, у которого результат хуже, накануне соревнования, то мы можем заключить, что тренер хочет сказать, что его ученика, по-видимому, ждет поражение.

2. Семантически правильные и семантически аномальные предложения

Проблема аномальности (неправильности) предложений – одна из важных проблем синтаксической семантики. О значении слова вне контекста мы не можем сказать, правильное оно или аномальное (речь не идет о знании значения и т.п.). Но предложение не воспроизводится, как слово, а создается человеком. Это сложный знак. Поэтому предложение может быть оценено как правильное или неправильное.

Причин неправильности (аномальности) предложения может быть несколько, причем их природа (языковая и внелингвистическая) может быть разная.

Типы аномальных предложений

1). Грамматически аномальные предложения. Их аномальность связана с нарушением чисто грамматических правил построения предложения в данном языке.

Пример 1.

Я любишь русская языком. (Я люблю русский язык).

Объяснение таких аномалий – задача грамматики. Это явление, например, характерно для иностранцев, плохо владеющих языком. Это может быть просто опечатка, описка. Но в принципе семантику даже такого предложения мы может понять. С чисто семантической точки зрения оно не является дефектным.

2). Синтетически ложные предложения. Их дефект связан с тем, что содержание предложения не соответствует действительности, в которой мы живем.

Пример 2.

Россия – родина слонов.

Но такое синтетически ложное предложение остается осмысленным. (Оно будет истинным в другом типе дискурса – в каком-либо, например, воображаемом мире). В нашей действительности оно становится истинным, если утвердительное предложение заменить на общеотрицательное: Россия – не родина слонов.

3) Синтетически бессмысленные предложения. Такие предложения не могут быть оценены как истинные или ложные, поскольку в них некоторое свойство отнесено к объекту, не существующему в нашей действительности (в данном типе дискурса).

Пример 3.

Крылья слонов похожи на крылья летучих мышей. – Крылья слонов не похожи на крылья летучих мышей.

В отличие от синтетически ложных предложений (второй тип – пример 2: Россия – родина слонов) бессмысленные предложения останутся бессмысленными при отрицании. Но в другом типе дискурса (например, в воображаемом мире) оно может стать осмысленным.

Чтобы осознать аномальность следующих типов дефектных предложений, не надо обращаться к знаниям действительности.

4) Аналитически ложные предложения. Они содержат логически противоречивое утверждение (контрадикцию). Такого рода предложения будут ложными в любом типе дискурса.

Пример 4.

Муж Ирины – холостяк.

Аналитическая истинность или ложность предложения зависит не от действительности, а в силу своего языкового значения. Логическое противоречие связывает значение слов муж и холостяк – одно противоречит другому.

5) Аналитически истинные предложения. Они истинны во всех возможных мирах (во всех типах дискурса).

Пример 5.

Муж Ирины женат.

Источник их аномальности – тавтология: такие предложения не содержат никакой новой информации о предмете речи – по сравнению с той, которая уже входит в языковое значение обозначающего этот предмет выражения (в данном случае – муж / женат).

6) Бессмысленные (аналитически) предложения. источник их аномальности – бессмыслица.

Пример 6.

Муж Ирины крупнокалиберный.

В отличие от аномалии 2 (синтетически ложные предложения: Россия – родина слонов) здесь трудно представить мир, в котором это утверждение было бы истинным.

В отличие от аномалии 4 (аналитически ложные предложения: Муж Ирины – холостяк), где источником аномалии является логическое противоречие, здесь источником аномалии становится категориальная несовместимость (категориальная ошибка): объекту, принадлежащему к одному семантическому классу, приписывается свойство объекта другого семантического класса. В данном случае живому существу приписывается свойство военного артефакта.

Аналитически аномальные предложения могут стать источником регулярных языковых явлений:

А) стилистические фигуры:

· оксюморон – сочетаемость не сочетаемого (живой труп; Я памятник себе воздвиг нерукотворный) – основан на логическом противоречии и категориальной ошибке;

· олицетворение (совесть спит) – основан на категориальной ошибке;

· метафора (тоска зеленая – фразеологизм; крыша поехала – в сленге о глупости, удивлении и т.п.) – основан на категориальной ошибке.

Б) Особые тавтологические конструкции (женщина есть женщина; француз есть француз). Это псевдотавтология, поскольку такие конструкции несут новую информацию – устойчивые коннотации (женщины обычно любопытны, любят наряды; французы обычно галантны и т.п.).

Аномальные предложения, расцениваемые какречевые ошибки (они не могут быть в определенных контекстах быть признанны «нормальными»):

7) Речевые ошибки, основанные на противоречии.

Муж Ирины абсолютно лысоват.

Как и в аномалии 4 (контрадикция: Муж Ирины – холостяк), здесь есть противоречие:

суффикс –оват имеет значение «в небольшой степени», тогда как наречие совершенно указывает на «абсолютную степень»;

8) Стилистическая несовместимость (стилистические ошибки).

Данная аномалия, как и аномалия 6: Муж Ирины крупнокалиберный) связана с несовместимостью. Но в этом случае несовместимость (ошибка) стилистическая, а не категориальная.

Очи болят, надо показаться окулисту (совмещение книжного поэтизма и научного термина).

Все перечисленные типы семантических аномальностей (1-8) относятся к абсолютным:

а) они аномальны в силу антологических (сущностных) и гносеологических (познавательных) представлений об устройстве мира;

б) они не зависят от мировоззрения говорящего.

9) Но возможны и относительные семантические аномальности, которые зависят от мировоззрения говорящего (система ценностей; политические убеждения; культурные, сословные традиции и т.п.).

Пример 15.

Хотя Анне 18 лет, но у нее уже двое детей. (Для носителя европейской культуры это предложение «нормальное», а для представителя многих азиатских культур, где выходят замуж в 14-15 лет, это предложение будет аномальным).

Вывод:

1) Некоторые виды аномальности предложений (противоречие, тавтология, бессмыслица, стилистическая несовместимость) может быть объяснена в рамках семантической теории языка, оперирующей значениями изолированных слов (вне контекста):

а) противоречие – приписывание одному классу объектов признаков другого класса (предмет и предикат несовместимы): муж холост; зеленая идея;

б) тавтология – избыточно повторное приписывание объекту одного и того же признака-предиката (муж женат);

в) бессмыслица – несоответствие одной из соединяемых единиц сочетаемостным свойствам другой (муж крупнокалиберный);

г) стилистическая несовместимость – несовместимость стилистических характеристик соединяемых единиц (окулист осмотрел мои очи).

2) Для анализа других видов аномальности необходимо обращение к контексту, к знанию всей коммуникативной ситуации, особенностей дискурса и т.п.