В 1960 Джон Кеннеди принял решение выдвинуть свою кандидатуру на пост президента США. Влиятельный деятель Демократической партии Линдон Джонсон, согласился баллотироваться на пост вице-президента в одном списке с Кеннеди. Победив на президентских выборах Ричарда Никсона -- кандидата Республиканской партии -- Джон Кеннеди 20 января 1961 вступил в должность президента. Его победе во многом способствовала мощная финансовая поддержка семьи, умелая организация предвыборной компании, которой руководил младший брат Роберт Кеннеди.

Особый шарм Джону придавала его утонченная красавица-жена. Не последнюю роль сыграли и личные качества кандидата в президенты, его имидж энергичного, обаятельного политика молодого поколения, который заявил американцам о намерении вывести США на «новые рубежи». Кеннеди проявил себя и блестящим оратором. В своей инаугурационной речи он призвал «не спрашивать, что страна делает для тебя, а спросить себя, что ты делаешь для нее» («Ask not what your country can do for you -- ask what you can do for your country»). История США: хрестоматия: учебное пособие по дисциплине «Всеобщая история» для студ. вузов / Под ред. Э.А. Иваняна. - М.: Дрофа, 2005.-С.72.

Предвыборная программа Кеннеди намечала ряд социально-экономических реформ -- снижение налогообложения, в том числе существенное снижение подоходного налога, принятие комплекса законодательных мер по обеспечению гражданских прав цветного населения, медицинского страховании престарелых, повышение минимума заработной платы, контроля за монополиями. Важное внимание уделялось ускорению темпов экономического развития. В конгрессе законодательные предложения нового президента встретили прохладный прием, особенно в сфере налогообложения и гражданских прав. Кеннеди преодолевал эти препоны со свойственной ему энергией и напором.

Придя к власти Кеннеди выдвинул программу «Новые рубежи», суть которой сводилась к последовательным реформам в различных сферах американского общества. В период президентства Кеннеди произошло увеличение минимальной заработной платы, либерализация социального страхования, приняты законы о жилищном строительстве, о помощи бедствующим районам страны, о переподготовке рабочей силы, о выплате пособий временно безработным. Все эти действия вполне согласовывались со словами самого Кеннеди: «Соединенные Штаты должны двигаться очень быстро даже для того, чтобы стоять на месте».

Его внешнеполитические успехи также были впечатляющи, ведь он руководствовался в своих действиях максимами: « Либо человечество покончит с войной, либо война покончит с человечеством» и «Мы заплатим любую цену, вынесем любую ношу, преодолеем любые трудности, поддержим каждого друга, остановим каждого врага, чтобы обеспечить выживание и успех свободы. Мы принимаем на себя эти обязательства». Внешняя политика эпохи Кеннеди - это сочетание прагматизма и идеализма. Возможно, именно этот коктейль и помог миру избежать глобальной ядерной войны, которая могла разразиться в период Карибского кризиса. В то же самое время, именно при Кеннеди были заложены основы для вторжения во Вьетнам, что и было осуществлено его преемником на посту президента США - Линдоном Джонсоном. Ремонд Р. История Соединенных Штатов Америки. - М.: АСТ: Астрель, 2006.-С.217.

Но как бы то ни было убийство Кеннеди стало шоком не только для Соединенных Штатов, но и для всего мира. На его похороны на Арлингтонском кладбище съехались высшие сановники со всего мира. От Советского Союза в похоронах участвовал Анастас Микоян, но никто бы не удивился, если бы приехал Никита Хрущев. Похороны 35-го президента США Джона Фицджеральда Кеннеди транслировались в Советском Союзе в прямом эфире.

Помимо чисто агитационного эффекта программа «новых рубежей» (а точнее «нового фронтира», New Frontier) отражала понимание необходимости приспособления внутренней и внешней политики США к изменившемуся соотношению сил на международной арене. Дипломатия «новых рубежей» заключалась в обновлении и расширении диапазона как мирных, так и военных методов защиты интересов США в глобальном противоборстве с СССР.

Вместо устаревших доктрин «отбрасывания коммунизма» и «массированного возмездия» администрация Кеннеди провозгласила доктрину «гибкого реагирования» (flexible response). Наряду с готовностью начать глобальную ядерную войну американское правительство допускало возможность применения войск США в «локальных» и «антипартизанских войнах».

67. Трансформация от социализма к рыночной эконо­мике и либеральной демократии в странах Центральной и Юго-Восточной Европы (сравнительный анализ на примере Польши и Чехословакии).

Путь, который проделали страны Центральной Восточной Европы за два прошедших десятилетия, наполнен событиями, изменившими политическое лицо этих стран. Да и вся Европа стала другой.

Роль и место социал-демократов, демократических социалистов в этих изменениях заслуживает самого серьезного исследования и потому появление такой книги можно только приветствовать.

Реформы, осуществленные правительствами и народами государств Восточной Центральной Европы на рубеже конца 80-х – начала 90-х годов, - очень разные, хотя, конечно, есть и какие-то общие черты. Более значительно отличие хода реформ в странах Центральной и Восточной Европы от того, что делалось в республиках Советского Союза, ставших независимыми государствами. То, что происходило в СССР в период 1985-1991 годов можно определить как движение к демократическому социализму. Реформируя страну, мы не считали политически возможным и экономически целесообразным возвращать ее к временам «дикого капитализма». Перестраивая такой гигантский и сложный по составу социум, каким являлось советское общество, мы должны были считаться со многими его особенностями: громоздкостью и сложностью материального производства, повышенной инерционностью, предопределенной как величиной занимаемой территории, так и большой численностью населения, культурными различиями. Помимо этого нельзя сбрасывать со счета и укорененность административной системы хозяйствования, освещенной опытом нескольких поколений, чрезмерную милитаризацию советской экономики. Эта система, если быть объективным, имела свои значимые заслуги перед народом, такие, как развитое социальное обеспечение, высокий уровень общего образования и науки, победу в войне с фашизмом, многое другое. Скорость ее разумного, социально ответственного реформирования не могла быть столь же высокой, что в странах Центральной Восточной Европы. Непонимание этого, попытки радикалов, оказавшихся у руля власти в России после 1991-го года, предельно ускорить и упростить переход создали огромное количество новых проблем для народа, не разрешив большинства старых. В результате в России сложился уродливый номенклатурный олигархический криминальный порядок, основанный на распродаже практически за бесценок общенациональных ресурсов и безудержном обогащении узкой группы близких к власти лиц. При этом значительная часть общества прозябает в нищете, а правительство планирует восстановить уровень доходов населения, который оно имело в 1989 году, лишь к 2014 году.

На протяжении 90-х годов в России, так же как и в странах Центральной Восточной Европы, шел медленный и противоречивый процесс формирования социал-демократии. Российская социал-демократия в 90-е годы в силу слабости теоретической базы и организационной раздробленности не смогла дать серьезных ответов на вызовы времени. Но можно говорить, что российские социал-демократы после ряда попыток все-таки смогли решить важную задачу – задачу объединения. Созданная в марте 2000 года Российская объединенная социал-демократическая партия собрала и социал-реформаторов из бывшей коммунистической партии, и представителей бывшей социал-демократической оппозиции. Это этапное событие. Произошло оно в тот момент, когда либеральный радикализм вынужден был уйти с российской политической арены, оказавшись бесперспективным. Сейчас социал-демократические подходы, соответствующая им политика, вполне могут оказаться востребованными российским обществом.

В этом предисловии не могу не упомянуть еще об одном важном уроке 90-х – недостатке солидарности между социал-демократами стран Центральной и Восточной Европы. Думаю, что эта базовая ценность социал-демократического мировоззрения должна найти свое новое звучание в глобализующемся мире. Кому, как не социал-демократам должно оппонировать национальному эгоизму, с одной стороны, и, с другой стороны, противостоять антигуманистическим тенденциям глобализации. Кому, как не социал-демократам способствовать превращению Европы, в единый, свободный и справедливый дом для всех, кто в нем живет.

Критически осмысливая исторический опыт, мы, социал-демократы, ищем и находим ответы на вызовы времени. Будем надеяться и работать для того, чтобы влияние социал-демократических идей возрастало и оказывало позитивное воздействие на общество в период происходящих в нем кардинальных перемен. Суть его высказываний состоит в том, что в Чешской Республике, бывшей «образцовой стране» ЦВЕ, после пяти лет правления консервативно-либерального правительства, возглавляемого Вацлавом Клаусом, приходится снова создавать «настоящую рыночную экономику». Сам В. Клаус только что подал в отставку из-за ряда скандалов, связанных с коррупцией, крушением банков, обесцениванием денег и экономическим спадом. Тем не менее, Клаус и его Гражданско-демократическая партия (ГДП) продолжают оставаться решающей силой в чешской политике, способствующей сохранению баланса власти, не смотря на то, что новые выборы, прошедшие через шесть месяцев, привели к формированию правительства меньшинства от социал-демократической партии (СДП), возглавляемого Милошом Земаном.

В большинстве других странах ЦВЕ картина еще хуже: пришедшая в упадок экономика, неэффективная и коррумпированная политика, а отсюда рост недовольства среди населения. Очевидно, что в этих условиях возникает объективная потребность в новом, нетрадиционном подходе к продолжению процесса системных изменений. Это дело достойное социал-демократов, и перед ними стоит трудная задача найти ответы на возникшие проблемы. Но каковы конкретные ответы социал-демократов на эти вызовы? Что в новых обстоятельствах означает «социал-демократия»? Ясно, что необходимо не только правильно сформулировать вопросы, но и постараться найти верные ответы.

Особенно это важно для стран ЦВЕ, где результаты реформ, осуществленных их активными сторонниками, оказались абсолютно неожиданными, и даже теперь, через десять лет, у нас нет надежного теоретического объяснения произошедших изменений, которые привели к совершенно новой глобальной ситуации. При этом одновременно с изменением политических режимов на Востоке и западная социал-демократия переживала свой собственный кризис. После долгого периода политической и культурной гегемонии левых сил демократический социализм оказался во враждебном окружении. Наступили годы неограниченного либерализма – уверенного в себе, нетерпимого и высокомерного.